Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Продолжаем публиковать отрывки из авантюрного романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга». Время действия – 1988 год. Сотрудник прилетает в Восточный Берлин, чтобы встретиться с сотрудниками спецслужб ГДР и получить документы, доказывающие, что советский сирота Андрюша Разин является родственником по материнской линии американского миллионера Трампа. Калугин попадает к советскому послу Кочемасову, после чего отправляется с резидентом советской разведки в ресторан «Гранд-отель». Там он узнаёт о сдаче Западу всей ГДР «с потрохами ни за понюх табака», отчего волосы его встают дыбом. Имена, названия и события являются плодом фантазии автора. Все совпадения случайны. алугин уже не помнил – видел ли он такую роскошь, когда шпионил в Нью-Йорке? Коробка «Гранд-отеля» внешне почти ничем не отличалась от обычных берлинских центральных зданий, которых в городе было великое множество – практически все. Внешне – крепость серо-чёрного цвета с высокими арочными окнами и торговой галереей на первом высоком этаже. Внизу посреди фасада классический гостиничный подъезд с далеко выступающим козырьком. К нему и привёл Олега его временный помощник. Швейцар в белых перчатках, тёмно-малиновом фраке и цилиндре с золотой лентой открыл перед ними дверь. Оба русских тут же попали в другой мир, словно нырнули в кроличью нору и оказались в Стране чудес. Отель построили два года назад для иностранцев. Или тех, у кого была валюта. Сами немцы спроектировали фасад, выдержанный в имперских тёмно-серых тонах, внутренняя отделка досталась японцам и шведам. Холл напоминал внутреннюю палубу круизных лайнеров, которые возят богатых туристов по экзотическим морям. Над «нижней палубой» нависали четыре ряда замкнутых ломаной линией этажей-балконов. Внутренность этого полого термитника заканчивалась прозрачным куполом, сквозь который был виден кусочек неба. Этажи соединялись с нижней «палубой» широкой лестницей с ковровой дорожкой. Из-за спрятанных за переборками ламп лился ровный золотистый свет. Было самое время начать восторгаться. Да и Михаил посматривал на Калугина со стороны, ожидая стандартной для русского за границей реакции. Вместо этого он услышал: – Ты в «Метрополе», естественно, был? – Есьтессьно! – пропел Михаил. – Моя зона, я же говорил. – В «Метрополе» стеклянный купол на весь потолок. Здесь маленькое пятно, – вспомнил Калугин, хотя был в знаменитой московской гостинице всего пару раз. – Немчура… Но пиво здесь лучше, чем в «Метрополе», – напомнил повар. Было видно, что купол его совсем не интересует. Он смотрел в определённую точку, ловко перекатывая алюминиевую монетку между пальцами. Миша был здесь много раз и терпеливо ждал, когда московский опер насмотрится на золотые люстры и красивых тёлок, которые сидели в креслах и слонялись в холле без дела либо кого-то ожидая. Вдоль огромных окон «нижней палубы» стояли десятки столиков, гости сидели за некоторыми из них с чашками кофе, кто-то с бокалами пива. Многие читали газеты. Там, где окна кончались и над «палубой» нависал первый балкон, в затенённых полумраком нишах виднелись двери. Когда они открывались и кто-то заходил или выходил, становились слышны громкая музыка, шум многих голосов и смех. – Олег Данилович, нам туда. – Миша кивнул в сторону одной из ниш. – Там чешский пивной ресторан. Бир не хуже немецкого. Даже лучше – чехи делают на экспорт. Они шагнули в сторону пивного заведения и через несколько минут оказались в новой «кроличьей норе» – настоящем западном «пивняке» со всеми возможными примочками. Барная стойка тёмно-вишнёвого дерева, несколько молодых парней и девушек за огромной длинной стойкой, десятки разноцветных ручек пивных кранов, из которых лилась янтарная жидкость в цилиндрические кружки – от маленьких до двухлитровых. Громко звучала весёлая песенка Карела Готта «Леди Карнавал». Олег на миг оцепенел. В памяти всплыла известная фраза из «Золотого телёнка», которую он вспоминал последние годы очень часто: «Настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями». В зале стоял обычный ресторанный гул, сдобренный звонким и бархатистым тенором Карела Готта. Десятки людей сидели за столами и что-то ели. Взгляд незнакомого с таким ресторанным изобилием Олега пробежался по жующей и пьющей толпе, он ощутил невиданный до сих пор прилив слюны. На каждом столе лежали немецкие пивные крендели со сверкающими кристаллами крупной соли. Везде огромные тарелки, на которых свиные рульки, розовые и светло-серые колбаски едва виднелись под большими горками тушёной квашеной капусты и жареной картошки. Смесь капустного запаха, жаренных на гриле сосисок и томлёной в духовке свинины шибанула по его носовым рецепторам и буквально взорвала мозг. В довершение шока мимо Калугина прошла официантка в клетчатом бело-красном переднике. На деревянной доске она несла поджаренные до тёмной красноты, ещё шипящие маслом свиные рёбра. Рядом желтели запечённые на гриле, порезанные вдоль половинки крупных картофелин. – Какое пиво будете пить? – спросил его Михаил, когда они подошли к пивной стойке и начали рассматривать ручки пивных кранов, на которых красовались цветные овалы с сортами пива. – Любое, – ответил Олег и начал профессионально осматривать зал. Он был огромным, столы стояли плотно друг к другу. В стенах врезаны двери, за которыми, как и положено в дорогих заведениях, были отдельные кабинеты. «Самое место слушать!» – отметил он про себя, поскольку в общем зале микрофоны практически бессмысленны. В самом зале свободных мест почти не было. Только в самом центре стоял огромный круглый стол, человек на двадцать, за ним несколько свободных мест. Михаил и Олег успели их занять, когда в ресторан ввалилась компания мужчин в почти одинаковых чёрных пиджаках, белых рубахах, с чёрными галстуками. Все с короткими стрижками и, как отметил Олег, оттопыренными в районе левой подмышки пиджаками. Стало понятно, почему повар привёл его сюда. Самое место наблюдать за ковбоями. Чем ещё заниматься в посольстве, как не ходить по кабакам, слушать, запоминать и записывать. Их было человек десять. Все несли околесицу по-английски. Были явно навеселе. Олег, проживший в США почти четыре года, сразу различил среди них англичан, американцев и француза. Но совершенно удивительное случилось, когда шумная компания проходила мимо их стола в кабинет, как видно забронированный ими заранее. Михаил будто бы хотел подозвать официанта, но лицо повернул в сторону ковбоев. Его губы расплылись в улыбке, он встал со стула и попал в объятия сначала одного из коротко стриженных парней, затем другого... – Майк! – Тэд! – Майк! – Фрэнк! – Мишель! – Пьер! – ! – Родриго! Так продолжалось, пока все они не переобнимались с посольским поваром и не набили ему плечи дружескими хлопками рук. Затем его, с раскрасневшимся лицом и улыбкой до ушей, двое весёленьких мужиков обняли за плечи и поволокли в сторону кабинета. Олег не стал им мешать. Его начинало сильно забавлять это представление – сотрудник посольской резидентуры, человек, приближённый к самому послу, обнимается и почти целуется взасос явно с представителями потенциального врага. Он ощутил чьё-то дыхание и прикосновение к спине. В следующий момент мимо его уха «пролетела» сначала одна двухлитровая кружка светлого пива, затем вторая. Ещё через мгновение рядом с ними оказались тарелки со скрученными колбасками светло-серого цвета и жареной картошкой. На соседний стул опустилось грузное тело Миши-помощника. Его лицо сияло от удовольствия, он потёр руки и вцепился в пивную кружку. В следующее мгновение Калугин увидел, как пиво из двухлитровой кружки стремительно переместилось в посольского повара. У него подобрели глаза, он с шумом поставил пустую кружку на стол и громко рыгнул. Затем взял руками колбаску, откусил половину, пожевал и с полным ртом наконец произнёс: – Спокуха! Ща всё объясню. – Он повернулся в сторону пивной стойки и щёлкнул бармену пальцами. Тот уже нёс новую, тоже двухлитровую кружку. Явно привык к такому фокусу. Наконец Михаил дожевал колбасу, прикончил картошку. После чего принял у официанта полную кружку. – Олег Данилович, это цэрэ­ушники, английские и французские шпионы. Один говорит, что испанец, но тоже из . – Михаил вновь припал к пиву, но не прикончил его одним махом, как в первый раз. – Так на кого работаешь? – улыбнулся Олег, понимая, что если и пахнет здесь изменой, то какой-то клоунской. – Колись! Он начал осваивать свою кружку и терпеливо ждал, когда Миша-повар соберётся с мыслями и расскажет всё. Да и попробуй не рассказать ему, подполковнику КГБ, находящемуся в ГДР, где Мишу могут скрутить в одну секунду. – Сказать по-современному, мы с этими чуваками деловые партнёры. – Что за бизнес? Родиной торговать? Чьей? – всё больше входил в игру Олег. – Так они своими, а я нашей, – последовал ответ, и Миша радостно заржал. Затем вновь повернулся к официанту и щёлкнул пальцами. – Михаил, мы же не в Лондоне, а в Восточном Берлине. Откуда смелость? – Ох, Олег Данилович! Вы знаете, сколько я получаю? Меньше, чем когда работал официантом в Москве. Вот и приходится выкручиваться. – Опять не понял, – уже серьёзно произнёс Олег. – Мы познакомились с пацанами здесь. Они все из посольств, только американец из военной миссии – у них здесь посольства до сих пор нет. Возможно, и у англичан с французами. Но работают люди, как и я. Отчёты надо писать ежемесячно. – Михаил вновь припал к кружке. Третья пошла явно в удовольствие. Посольский повар не чувствовал дискомфорта и вёл себя очень раскованно. – Отчёты, говоришь, всем писать? И чего пишем? – Я пишу про нас, они про себя. Потом встречаемся здесь и обмениваемся сверхсекретной информацией. Вот допью третью и отойду на десять минут к ним. – И что же ты, Миша, пишешь в своих отчётах для ЦРУ? – Всякое пишу. К примеру, сегодня передам, что в нашей воинской части под Лейпцигом начали демонтировать бетонный забор. Готовятся к отъезду. Об этом, кстати, пишет наша газета в ГСВГ «Советская армия». Оттуда и черпаю, так сказать. Англичанам пишу, что в Потсдаме задержали зарплату офицерам. Тоже из «Советской армии». Они гонят мне такую же пургу. А я раз в месяц аккуратный отчёт напишу, отдам в шифровальный отдел и «ку-ку». Кстати, туфту из нашей газеты только я им толкаю. Они ж её не читают. А сами часто дают чего-то интересное. Тоже скорее всего из открытых источников. Месяц назад назвали примерную сумму отступных за воссоединение Германии. Это во всех газетах ФРГ обсуждают. – И что за сумма? – Видите, и вы не знаете, а из внешней разведки! – он сказал это слишком громко, картинно испугался и уже по-пьяному приложил палец к губам. Затем наклонил голову к уху Олега и прошептал: – Сто миллиардов. – Каких сто миллиардов? – Каких надо сто миллиардов – дойчемарок! – И он вновь приложил палец к губам и тут же рассмеялся. – Хоть кричи на улице – это из газет! В ихнем Бундестаге в Бонне спорят – сто шестьдесят четыре миллиарда или просто сто? Все надеются, что добрый Горбачёв возьмёт меньше. – Признаться, первый раз слышу, – задумчиво произнёс Олег. – А газеты надо немецкие читать, а не только «Правду» и «Красную звезду». Тогда, как и я, будете на хорошем счету у Крючкова. – Миша заржал уже во весь голос. Но он утонул в общем шуме этой шикарной пивной. – Ладно, я отойду минут на десять. Надо же всех обслужить. Так что гуляем по полной! Денег хватит на всё и даже на завтра. – И сколько же они тебе платят за туфту? – спросил Олег вслед уходящему в кабинет с цэрэушниками. – А они не платят, это премии за отличную службу и ценную информацию. Из Москвы. Можете проверить! Ложкин исчез за дверью кабинета. Олег вдруг улыбнулся сам себе и подумал, как же наивен и примитивен современный мир шпионажа. Нет цели не только на 20–30 лет вперёд, но даже на полгода. Как завтра глядеть в глаза Маркусу Вольфу? Какими ничтожными он видит своих братьев по оружию, с которыми бился за светлое будущее! Разве он не знает, чем занимаются нынешние посольские резидентуры с такими негоциантами, как Миша Ложкин? Впрочем, всё это пена. Осядет и она. Олег посмотрел на свою кружку, в которой и впрямь пена давно осела и пить стало удобнее. Повар Миша пришёл через час. – Будем готовить дырочку для звёздочки, – радостно сообщил он и вновь щёлкнул пальцем официанту. – Вот всё здесь хорошо – только воблы нет! А сейчас, Олег Данилович, я скажу вам на самом деле секретную информацию. Получил в ответ за дату поездки генерал-полковника Матвея Бурлакова в Венгрию. Оттуда тоже будем драпать. Читал в «Красной звезде». – И что за секрет? – Англичанин мне сказал, что Горбачёв будто бы вообще не просит денег за объединение Германии. Даже валить отсюда будем за свои. Ну как? – спросил он и опрокинул новую кружку в огромное горло. Калугин ему не ответил. Лишь задумался, как американцы смогли выйти на Горбачёва без нашей помощи и заставили плясать под свою дудку раньше, чем надо. У них-то такого бардака пока не наблюдается? День закончился для Олега Калугина в тесном номере торгпредства на территории посольства. Пива много в него не влезло. И слава богу! Будет чистая голова на встрече с главным разведчиком ГДР, державшим в страхе не только спецслужбы ФРГ, но и ЦРУ. На входе в посольство ему передали записку. По-русски было написано. «Зоопарк, центральный вход, 12:00». Уважаемые читатели романа «Пробуждение троянского мустанга»!Вы можете посмотреть первые десять серий первого сезона сериала, снятого автором романа Андреем Углановым. Для этого нужно:1. Включить компьютер.2. Вбить в адресном окне поисковика одно из названий интернет-каналов:– YouTube. «Пробуждение троянского мустанга» либо– Яндекс. Дзен. «Пробуждение троянского мустанга».На этих каналах выложен первый сезон сериала «Пробуждение троянского мустанга». Исполнитель главной роли, музыкальный и литературный редактор – главред еженедельника «Аргументы недели».Счастливого просмотра!

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели