Как донские автохтонные вина покоряют мир

Наверное, в истории России еще не было лучшего времени для виноделия, чем сегодня. После того как закон разрешил фермерам производить вино из собственного винограда и открыто продавать его в рознице, на Юге появились десятки новых хозяйств, которым это интересно. И что особо радует – на Дону (в отличие от Крыма и Кубани, где больше развито «промышленное» виноделие с выращиванием самых распространенных сортов) подавляющее большинство фермеров делают ставку на уникальные автохтонные сорта. Это понятно. Как известно, Ростовская область – это самый северный регион России, пригодный для промышленного выращивания винограда. Большинство виноградников на Дону - укрывные, то есть каждую осень кусты нужно засыпать землей от морозов, а весной снова откапывать. Это существенно повышает себестоимость. Получается, производить дешевый массмаркет тут невыгодно. А вот автохтоны - это дорогой эксклюзив. Кроме того, в Долине Дона уникальные погодные условия – с одной стороны, изобилие солнечных дней в году, с другой – существенный перепад дневных и ночных температур. И это придает местной ягоде особую концентрацию полифенолов, делает вино по-настоящему оригинальным и качественным. Пресыщенные ценители ищут такие изюминки по всему миру и готовы платить за них хорошие деньги (например, «Вина Арпачина», vins des cosaques russes, уже продаются в бутиках Парижа, Лиона и Бордо по 30 - 40 евро за бутылку и раскупаются влет). Но теперь уже и местные рестораны регулярно отправляют своих сомелье по всей Долине Дона в поисках новых звезд. В винных картах топовых ресторанов Ростова с каждым месяцем все больше местных брендов. Это подчеркивает индивидуальность каждого заведения и вообще считается в ресторанной среде донской столицы хорошим тоном. Но дело не только в моде – горожане и многочисленные туристы сами просят местное. Это не всегда масс-маркет. Бутылочка какого-нибудь красностопа 2018 года может стоит три-четыре тысячи рублей, но она легко находит своего покупателя. Впрочем, число фермерских виноделен растет как грибы после дождя, и подходящий напиток найдется под любой вкус и кошелек. Конечно, во многом этому способствует господдержка. Субсидии можно получить на раскорчёвку старых виноградников, на разбивку новых, на покупку техники и оборудования и на целый ряд других направлений. Но еще несколько лет назад все было иначе. Мощный удар по донскому виноделию пришелся на конец прошлого века. Сначала «сухой закон» с его варварской вырубкой виноградников, а в 1990-е годы оно местное виноделие вообще оказалось никому не нужным. Тогда регион чуть не потерял практически весь уникальный генофонд. Например, винодел Юрий Малик, который восстановил уникальные казачьи виноградники XIX века под станицей Манычской, свои автохтоны собирал буквально по крупицам. Чистые донские сорта вообще плохо переносят болезни и холода (правда, советские технологи вывели из них несколько сотен крепких гибридов, но ни один по своим гастрономическим свойствам не подошел для изготовления хорошего вина). И к началу XXI века чистой донской лозы практически нигде не осталось. В поисках некоторых сортов Малику пришлось объездить всю область, заглянуть чуть ли не в каждый казачий курень. Только благодаря нескольким энтузиастам-частникам ему удалось разыскать генетически чистые линии и расплодить их в промышленных масштабах. Сейчас этим сортам вымирание уже не грозит. - Многие сорта после 1980-1990-х годов удалось спасти только чудом, - подтверждает , один из фермеров, который занимается разведением элитных саженцев. - Сибирьковый сорт, например, оставался только в одном крупном хозяйстве, которое готовилось к банкротству, и все посадки планировали раскорчевать. Спасибо виноделу Юрию Химичеву. Он за свой счет возил туда людей, чтобы сделать нарезку и сохранить генофонд. В итоге мы произвели 40 тысяч саженцев аутентичного сибирькового сорта с Дона. Да и с кумшатским сортом была такая же история. Многие тогда не понимали, зачем мы занимаемся такой ерундой. А сейчас к нам стоит очередь из виноделов. И то ли еще будет. Конечно, крупные холдинги занимаются разведением саженцев самостоятельно, но для небольших хозяйств (да даже и для средних предприятий с площадями по несколько сотен гектаров) это настоящее спасение – ведь им не нужно тратить ресурсы на непрофильный и очень сложный бизнес, а тут по предварительному заказу можно получить нужное количество элитных, привитых, самых качественных саженцев. - Донской регион переживает настоящий бум виноделия. Такого не было никогда. Спрос на саженцы автохтонных сортов огромный, - говорит фермер Александр Зареченский. - Заказы расписаны на три года вперёд. Мы даже новых клиентов пока не берем. Не можем удовлетворить всех сразу. А.Е. Зареченский проверяет состояние своей элиты. В октябре саженцы отправятся покупателям в хозяйство. | Фото канала ГАВРИЛЕНКО АГРОПРОМ. Братья Сердюки из живописнейшего Усть-Донецкого района занимаются виноделием с 2003 года. Правда, до 2018 года это было не совсем легально. Зато после изменения закона они одними из первых в России получили лицензию. Объемы у них небольшие, производство размещается буквально в специально оборудованном гараже, прямо во дворе дома. - Мы делаем такое вино, которое сами любим пить. И пусть объемы небольшие, зато наши вина уже продаются в Москве, Санкт-Петербурге и многих других регионах России, вплоть до Владивостока, - говорит один из братьев-близнецов, Алексей Сердюк. Одна из главных фишек – оно делается без добавления диоксида серы. Как говорит отец виноделов, основатель хозяйства Сергей Сердюк, использование консервантов убивает напиток. А если в хозяйстве соблюдаются все санитарные требования, поддерживается полная чистота, то никакие консерванты не нужны. Такое вино может храниться без ущерба для вкуса много лет. Кстати, на современных этикетках у Сердюков нарисованы местные животные. Это непроста – фермеры являются большими любителями природы и часть выручки регулярно перечисляют в общественные организации, которые занимаются охраной природы и сохранением диких видов животных. Вот такой социально ответственный бизнес. При этом было бы ошибкой думать, что автохтонное виноделие – это удел маленьких энтузиастов. Перспективную нишу активно осваивают и крупные компании. Например, титулованная «Винодельня Ведерниковъ» сегодня активно закладывает новые площади, почти все они из автохтонных сортов. Из 210 гектаров общей площади 50 занимает красностоп золотовский, причём 20 из них – это совершенно новые, годовалые посадки. Их закладывают по самым последним мировым стандартам и технологиям, с учётом тщательно подобранного терраура, всех географических и природно-климатических факторов. Нет сомнений, что через несколько лет это поле будет приносить своим владельцам хороший доход. Но пока компания работает на развитие и вкладывает серьезные средства в покупку самого современного оборудования. - Один только новый пресс, который купили недавно, стоит как самый последний Mercedes в топовой комплектации, - смеётся генеральный директор ООО УК «Донвинпром» управляющей организации АО «Миллеровский винзавод» Максим Тройчук. - Конечно, у нас очень рискованный бизнес, особенно с учётом климата. Один аномально холодный день весной может перечеркнуть многолетние усилия и огромные инвестиции. Но мы видим, что государство настроено поддерживать отрасль и помогать. Мы стараемся минимизировать риски, работаем по научным технологиям и убеждены, что у нас все получится. Прямая речь И.о. директора департамента потребительского рынка Ростовской области Наталья Багрянова В долине Дона появляются все новые фермерские хозяйства, вина которых вполне достойны топовых ресторанов России. Поэтому власти Ростовской области не только помогают виноградарским хозяйствам субсидиями, но и стараются продвигать их в информационном плане, чтобы о них узнавали и жители нашей области, и россияне из других регионов, и иностранцы. Уже сегодня многие автохтонные вина продаются в Москве, Петербурге и других городах. Это действительно уникальные напитки, которые, я уверена, будут интересны широкому кругу потребителей.

Как донские автохтонные вина покоряют мир
© Rosng.ru