Дмитрий Еделев: «На пальмовое масло надо смотреть как на нефть, но не как на продукт питания»

Увидевшая свое последнее издание в 2016 году легендарная «Книга о вкусной и здоровой пище» наверняка, помимо воли ее авторов, не избежала того, что и в ее рецепты вкралось всепроникающее вещество, о котором ныне говорят больше социологи и политики, нежели кулинары и физиологи. Почему страна, отличающаяся холодным климатом, за последние годы так странно полюбила масло из субтропического дерева, «Инвест-Форсайту» рассказал доктор медицинских наук, доктор экономических наук, первый заместитель директора Научно-образовательного центра прикладной медицины и пищевой безопасности «Биомед» . Техрегламент важен, но прибыль важнее? Дмитрий Еделев, доктор медицинских наук, доктор экономических наук, первый заместитель директора Научно-образовательного центра прикладной медицины и пищевой безопасности «Биомед» МГУ имени М. В. Ломоносова — Дмитрий Аркадьевич, ввоз в Россию пальмового масла, как с тревогой не первый год констатируют различные эксперты, не только не прекращается, а лишь набирает обороты. По официальной статистике, за первое полугодие 2021 года он увеличился на 12% в сравнении с аналогичным периодом предыдущего года, а с 2018 года — превысил показатель 1 млн тонн в год, и эта цифра отнюдь не стремится к снижению. — Это нужно рассматривать прежде всего с точки зрения экономических интересов тех, кто импортирует пальмовое масло. Тех, кто, по сути, заменяет наше нисколько не уступающее мировым стандартам сырье дешевым импортом. Цена российского подсолнечного масла, экологически чистого, подчеркну это, в 2 раза дороже того растительного (оно же пальмовое) масла, которое сюда завозится во все более растущих масштабах. И не надо упускать из виду, что этот пальмовый жир по всем свойствам — технический, негодный для непосредственного употребления в пищу. Создается парадоксальная ситуация: Россия каждый год вывозит свое качественное подсолнечное масло, а сюда поставляет несъедобный вредный компонент. — Можно ли считать молочную индустрию одной из самых уязвимых сфер в этом плане? Насколько налажен на профильных предприятиях элементарный контроль по ГОСТам и в какой мере, по вашим данным, на них соблюдается техрегламент? — Должен сказать, что технический регламент по молоку и молочным продуктам существует, его перечень содержит более 280 пунктов, он достаточно жесткий и не подразумевает использования в молочном ассортименте немолочных компонентов. На товарах должна быть маркировка — БЗМ (без заменителей молока): вы покупаете, например, сметану, а (если это действительно сметана) на этикетке должно присутствовать подобное пояснение. То, что маркировка зачастую не ставится, — другой вопрос. Вот 7 февраля 2022 года в нашем центре рассматривался факт, когда сметана, якобы произведенная в Алтайском крае, спокойно пересекла целых 3 субъекта федерации и за один день попала на прилавки крупной торговой сети. Иначе говоря, мы имеем дело с фальсификатом, присутствующем на внутреннем рынке. И нередко его доля по ряду категорий достаточно высока. Когда мы проверяли сгущенное молоко, включая так называемую «суперсгущенку» из Беларуси, в 80% случаев также находили подмену натурального коровьего молока фальсификатом — в виде тех или иных пальмовых жиров. — Но, я думаю, и вы слышали о неплохой репутации белорусских товаров, включая продовольственные, у массового российского покупателя… — Тем не менее хотел бы напомнить, что именно Беларусь, как ни странно, является в Союзном государстве стороной, которая блокирует принятие решения о запрете технического пальмового масла. Неоднократно данную позицию публично подчеркивали министр сельского хозяйства Республики Беларусь , до последнего времени (11 февраля 2022 года) являвшийся министром сельского хозяйства этой страны, и — особенно категорично —представители госкорпорации «Белмолоко». — А почему это происходит? Вряд ли там нет своих специалистов, которые бы не говорили о негативном влиянии такого производства на здоровье и белорусов, и россиян. — В объяснении причин я бы в первую очередь напомнил, что сама республика состоит из шести областей, три из которых располагаются на территориях, загрязненных аварией на Чернобыльской АЭС, а остальные три — в основном леса и болота. Вопрос — где пастись коровам? Чтобы натуральное молоко не лилось в канализацию — Российским коровам вроде есть где пастись; да вот нередко отечественные фермеры и производственные кооперативы, производящие молоко, не могут сдать его на переработку комбинатам. — Да, проблема существует, показательны истории за последние 3–4 года, когда в Татарстане, например, по самым скромным подсчетам, фермеры были вынуждены просто выливать на землю порядка 2 млн тонн молока. Прием натурального молока в Российской Федерации невыгоден тем, кто его производит. Изготовлять молочные продукты из сухого молока гораздо прибыльнее и дешевле по затратам, соответственно, невыгодно поддерживать в конкурентном отношении отечественный агропромышленный сектор. А сухое молоко в основном — из КНР; там оно в свою очередь добывается из сои — обратите внимание. Так что наши потребители, покупая в торговых сетях творог, ряженку, йогурты, часто имеют дело вовсе не с животным жиром. Давайте сравним: тонна пальмового масла в РФ сейчас стоит (со всеми налогами) в пределах $700, тонна качественного молочного жира — не менее $9 тыс. Вопрос: что будет применять недобросовестный производитель? Ну здесь само напрашивается классическое наблюдение: нет такого преступления, на которое не пошел бы капиталист, чтоб заработать 300% прибыли. Уточним: на пальмовом жире капиталист зарабатывает 1200% прибыли. В «сухом остатке» он имеет ни много ни мало десятки — даже сотни — миллионов долларов ежегодно. В идеале он должен был бы отмечать на этикетках, что это не натуральный продукт, а технический жир. Однако в таком случае цена на подобный товар будет в десятки раз (!) ниже. И производители-фальсификаторы, понятно, этого не делают. Кто страдает от таких манипуляций, думаю, догадаться несложно. Пальма «на колесах и насосах» — Какие шаги возможны, чтобы противостоять лоббизму уже не на отраслевом уровне? — Вице-премьер провела уже три совещания, дав распоряжения по прекращению импорта и использования в отечественной пищевой промышленности пальмового жира. Но это распоряжение вице-премьера, судя только по данным о динамике ввоза его в Россию, просто не выполняется чиновниками разного уровня. Вот вам ответ о влиятельности пальмового лобби в нашей стране. Также коллегией Союзного государства (в нее входят ключевые министры России и Беларуси, отвечающие за экономический блок) в августе 2019 года было принято решение об ограничении использования пальмового масла. Прошло, как видим, 2,5 года. Документ, опять же, просто игнорируется чиновниками обеих стран. Причем любопытно, что поручено это было курировать уже упомянутому белорусскому министру Назаренко, который, оказывается, то никак не может найти соответствующие справки, то не туда их посылает и т.п. В общем, все происходит по известной истории «о колесах и насосах». — Не предпринимаются ли попытки импортировать «пальму» в другие страны, в том числе европейские? Вот в Чехии, например, особенно строго и с ввозом подобных компонентов, и с их лабораторным анализом. — Безусловно, попытки постоянно наблюдаются и в цивилизованных странах: хотел бы в этой связи напомнить читателям вашего журнала прошлогодний скандал с российским шоколадом «Аленка». Наш производитель пытался сбыть, как четко установили европейские эксперты, ядовитый товар. Но из 28 (!) стран вся прежде поставленная туда кондитерская продукция под известным брендом отправилась обратно и в итоге, давайте прямо скажем, была «добросовестно скормлена» нашим детям. То есть европейским, китайским или американским детишкам это есть нельзя, а нашим — все сойдет… Кстати, Китай после этого инцидента с поставкой псевдо-«Аленки» разорвал все контракты с российскими кондитерскими фабриками, включая те, что у нас на слуху с советских времен: «Бабаевский», «». Объем поставок конфет в «Поднебесную» упал просто катастрофически; китайцы такие выходки против здоровья своих граждан не позволяют, да и европейцы, собственно, тоже. Падение реализации этих брендов упало в суммарном значении более чем в 10 раз. — Но некоторые специалисты — ваши коллеги — отмечают, что пальмовое масло бывает безвредным и даже полезным. Точнее, отдельные его фракции. — Надо прежде всего уяснить, что пальмовый жир в цивилизованных государствах, в отличие от России и таких, например, «развитых» стран, как Эфиопия, Буркина-Фасо, Судан, Сомали, используется не как продукт питания, а исключительно как сырье. Если его берут те же швейцарские производители, они его пускают в ход, фигурально выражаясь, как нефть. Ну, согласитесь, не придет же в голову нормальному человеку заливать нефтью бак своего автомобиля! Корпорация Nestlé прямо указывает, что в первичных компонентах производимого ею детского питания — пальмовое масло, но — в отличие от российских кондитеров — она разделяет это масло на 16 фракций, по той же аналогии, собственно, что с нефтью. Как на бензин, керосин, авиационный керосин и т.д. Иначе говоря, разбирают пальмовое масло на части и строго используют только те из них, которые необходимы. Так, для нормального развития мозга и нервной системы ребенка крайне нужна пантотеновая кислота, швейцарцы из этого пальмового сырья ее «достают», а все остальное идет не в пищу, а на производство мыла, различной косметики. Примерно тот же способ задействует компания Ferrero Rocher. При изготовлении шоколадной пасты Nutella, которую любят многие дети, технологи фирмы берут только несколько фракций. При широком же, а не выборочном применении пальмового масла дают о себе знать три существенные проблемы. Первая связана с глицидиловыми эфирами, которые с 70-х годов в СССР признаны канцерогеном, в Российской Федерации данный явно непривлекательный статус был подтвержден дважды — в 1998 году и в 2008 году, персонально на тот момент главным государственным санитарным врачом РФ . Сейчас же, увы, несмотря на все эти заключения, в ряде российских продуктов детского питания предельно допустимые концентрации пальмового масла могут содержать 20-кратное превышение. Вторая проблема: наличие веществ MСPD, которые, помимо того, что также канцерогенны, имеют еще мутогенные и токсические свойства. Третья — это обилие насыщенных жирных кислот, которые запускают и усугубляют сердечно-сосудистую патологию. Потому эти три проблемы, напрямую связанные с бесконтрольным «врастанием» пальмового масла в нашу обыденность, приводят к тому, что мы, россияне, всё активнее вымираем. Хотел бы напомнить, что снижение численности населения РФ в 2021 году составило 1 млн 40 тыс. человек. И тут не следует списывать всё на ковид. То есть в статистическом измерении у нас в настоящее время на одного родившегося — 1,7 умерших, что значит: ныне в минуту умирает 2 человека — сверх тех, кто рождается. Таким образом, более чем явственна тенденция на убыль населения. И это — всего лишь в 3 раза ниже, чем была убыль населения нашей страны в среднем за годы Великой Отечественной войны. — Насколько заслуживают внимания прогнозы: если поставить не только словесный, но таможенный и санитарный заслон пальмовому маслу, наступит либо дефицит продуктов, либо их резкое подорожание? — На самом деле эти опасения необоснованны. И распространять их могут как раз те, кто и завозит в Россию этот грязный жир. У России имеется весь потенциал, чтобы насыщать свой потребительский рынок продуктами — и по их качеству, и по объему. Сами же предприниматели и производители (не путать с фальсификаторами продукции) только вздохнут с облегчением, когда будет остановлена «пальмомасловая» агрессия, бьющая все больней и по отечественной экономике, и по здоровью россиян. Беседовал Алексей Голяков

Дмитрий Еделев: «На пальмовое масло надо смотреть как на нефть, но не как на продукт питания»
© Инвест-Форсайт