На три буквы: как рестораны-трехбуквенники захватили Москву

Три звезды гида Michelin в Москве так никто и не получил и, видимо, нескоро получит. На смену звездам спешат буквы — за последний год в столице открылось как минимум десять ресторанов, название которых состоит из всего трех букв. И если Ash в Москва-Сити уже закрылся, а She в «Белой площади» только открылся и практически полностью повторяет оригинал с Большой Никитской, то остальные восемь работают как часы.

Amy — ресторан про дизайн и эстетику. Название не значит ничего. Просто «Эми». Легко запомнить и красиво произносить. Дорогой ресторан с таким именем мог бы быть в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или Лондоне, но повезло Москве и Патриаршим прудам.

Внутри — импровизированная галерея современного искусства, красивые люди и практичное меню на каждый день. Ну, конечно, если вы можете себе это позволить — средний чек явно превышает 3000 рублей. Но за красоту и за «как в Нью-Йорке» нужно платить.

Три буквы Eno заработал не сразу — изначальное, рабоче-профессиональное название Wineskills успеха не принесло, и ресторан переименовали. То ли новое имя, то ли участие в управлении команды Folk, которая, сохранив шефа , привнесла практичность в изначально хорошее меню, то ли красивая терраса-лужайка, но факт есть факт — ресторан обрел второе дыхание. Теперь все больше гостей едет из центра Москвы в Школу управления «Сколково», на территории которой он работает.

Отметим винотеку на втором этаже и розничные цены в винной карте ресторана — свои три буквы в имени Eno отрабатывает, как никто другой.

Ресторан в Доме культуры «ГЭС-2» раньше был под управлением итальянской команды Stolen Artichoke, но быстро закрылся. С новым флагманом от группы GT ничего изобретать не стали — назвали так же, как и сам ДК: три буквы и цифра. Это и так ресторан-парадокс: шеф-француз, но кухня итальянская; кухня итальянская, но дизайн авангардный скандинавский; дизайн авангардный, но еда простая и на каждый день.

Все очень экологично — зеленые табуретки печатали на 3D-принтере, текстиль соткан из конопли, потолки высокие, воздуха много. Современный мир так и выглядит. А итальянская еда уместна вообще везде.

В Москве есть как минимум два повара по имени Джун. Японец Джун Кондо, шеф в Fumisawa Sushi на Петровке. Второй — Григорий Джун, шеф в израильском бистро T1, который, кстати, находится в том же здании, что ресторан Jun, и тоже принадлежит Lucky Group. Как вы уже поняли, ни один из шефов по имени Джун к Jun отношения не имеет, хотя из-за адреса и национальности перепутать можно легко.

Шефа японского ресторана Jun зовут Артемий Лопатин. Он из Кирова, но в его резюме — Nobu London и Nobu Tokyo, работа в Нью-Йорке и Португалии. Поэтому Артем может себе позволить открывать ресторан в 18.00, говорить с командой по-японски и самостоятельно выбирать рыбу для суши для каждого гостя. Собственно, за этим сюда и надо идти — суть omakase-подхода именно в доверии к шефу. В Jun доверять можно, и такое доверие дорогого стоит.

Константин Самарин, владелец Mia, любит короткие названия. Сначала были Flør и Soul, теперь еще лаконичнее — Mia. На приписку «кафе танцующих огней», которая слегка отдает девчачьей романтикой, можно просто закрыть глаза.

Миа — так зовут дочь Константина. В честь ребенка плохое место не назовут — и тут действительно неплохо. Простая еда на Остоженке на каждый день: пицца, паста, рыба, мясо, немного Азии и Востока — кафе можно выбрать для завтрака, обеда или ужина. Даже мужской компании подойдет — в меню есть чебуреки, стейк, и точно за соседним столом будут девушки. Правда, не каждый осмелится позвать братанов в «кафе танцующих огней».

Самое оригинальное название в нашем списке. И самое неоднозначное. «К-к-к-к-к-л-л-л-ло! П-п-п-по-у-ж-ж-ж-жи-на-ем в К-к-к-к-л-л-ло!». По коже мурашки, холодный ветер, Тверская, ворон кричит на столбе. На сайте ресторана путано на английском языке объясняют, что Qlo — это производная от «o’clock». Что-то вроде «Время ужинать!». Без разъяснения дойти до этого невозможно, можно только смириться.

А еда здесь — примодненный сomfort food на каждый день. Неплохой дизайн, панорамные окна, о коктейльной карте говорят с гордостью. Если вы живете и работаете рядом — подойдет для обеда или ужина. Но к нам в статью он попал только за имя. Но попал же — магия трех букв. К-к-к-к-к-л-л-л-ло!

«Ша» — это шаварма. С одной стороны, фастфуд странно включать в список ресторанов, но с другой — проект Sha! явно стремится попасть в него сам. Сайт проекта обещает «шаварменый гедонизм на Патриках», «эстетическое удовольствие», «новый подход к стритфуду», в конце концов. Слегка нахальное название, смесь цемента и бетона в дизайне, многообещающее меню.

Но шаварма в целом самая обычная. Возможно, это тот продукт, которому лишняя премиальность совсем ни к чему. Рискнуть и купить шавочку на рынке может быть гораздо интереснее, хоть и не так безопасно, как на Патриарших.

Можно подумать, что рестораны Uni и Qlo открывала одна и та же ресторанная группа, но нет. Уни — это икра морского ежа, вокруг которой выстроена вся концепция. А еще Уна — это символ ресторана, японская девушка, спасшая осьминога из рыбацких сетей. Если верить картинкам из меню, кроме осьминогов Уна любит морских ежей и японское искусство сибари.

Секс продает, и, возможно, именно поэтому Uni стал самым дорогим рестораном в нашем обзоре. В меню преимущественно сырая рыба, крабы, вагю, фуа-гра, и даже паста-доширак предполагается сразу с черной икрой. Яркий красно-золотой дизайн от Натальи Белоноговой, Малая Бронная в адресе — мы вас предупредили.

Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в нашем телеграме и в «Дзене».