«Одинаково одетыми людьми управлять легче». Дизайнер о глобализации моды 

Фото: АиФ Казань

Первый фестиваль моды, дизайна и уличного театра «Окно в Париж» состоялся недавно в Казани. Одним из его организаторов была известный в Татарстане модельер Катя Борисова. «АиФ-Казань» она рассказала о о том, из-за чего национальные традиции не находят отражения в дизайнерских коллекциях, почему в советское время создавали универсальную одежду и чем это явление похоже на сегодняшнюю глобализированную моду.

«Диск и крышка»

Ольга Любимова, «АиФ-Казань»: Катя, фестиваль «Окно в Париж» посвятили Александру Родченко, потому что его работы выставлялись в 1925 году в Париже на Марсовом поле, где Казань недавно провела Сабантуй?

Катя Борисова: Не только. Нам хотелось рассказать, как Казань вырастила художника, который был и остаётся звездой русского авангарда. Родченко — родоначальник дизайна, рекламы в СССР. Его техника, приёмы актуальны по сей день. В Казани Родченко посчастливилось учиться у Фешина

Модели, которые я представила на фестивале, были созданы под впечатлением от картин Родченко. Были выставлены репродукция «Диска и крышки» и платье, созданное по мотивам этой картины. Я стремилась показать работы этого художника с точки зрения модельера. Одежда тоже является двигателем искусства.

— Наверное, и двигателем общества в целом. Вам не кажется бредовой мысль, что, будь у большинства советских людей возможность одеваться креативно, СССР не распался бы?

— Совсем нет. Ведь визуально внушать идеи намного проще.

Так, жена Родченко Варвара Степанова была одним из первых модельеров, создававших в годы становления советской власти универсальную одежду. Большевикам была совершенно не интересна история с персонализацией человека. Они придумали лозунг про семью как ячейку общества. В этой ячейке всё должно быть внятно и понятно. Одежда не отвлекает гражданина от решения социальных задач. Какие тут портнихи, когда есть универсальные принт и крой? Это позволяет шить добротные, простые платья, в которых у всех женщин попа ни больше, ни меньше, грудь ни выше, ни ниже. Ты одеваешься, идёшь на работу — одежда предназначалась только для этого.

Смотрите, что сейчас делает с модой глобализация. В Париже, Нью-Йорке, любом другом городе Европы, Америки можно увидеть те же самые бренды, которые есть и в России. Потому что одинаковыми людьми, одетыми в одинаковую одежду, управлять намного легче.

Путешествие трофея

— Но ведь подобные явления существовали всегда — когда моду заимствовали у других стран и народов…

— Абсолютно самобытные вещи найти сложно, потому что территорий, закрытых для моды, не было никогда. Люди всегда занимались торговлей, ездили в другие страны. Так, изю, татарские нагрудные украшения, которые нашиваются на платье, получили огромное распространение по всему миру после взятия Казани Иваном Грозным. Этот нагрудный оберег, который кто-то украшал драгоценностями, кто-то лентами, в качестве трофея привезли в Москву. Его надели московские княжны, потом заметили иностранные послы.

— На съезде Всемирного конгресса татар было много женщин в калфаках (древний татарский головной убор — ред.). А на казанских улицах они редкость: мусульманская мода, кажется, развивается по арабскому образу. Почему так происходит?

— Это более напористая культура, которая ярко себя продвигает. И второе — нет другого предложения. Наши дизайнеры шьют точно такие же мусульманские платья, как в ОАЭ, Турции. Бизнес, развивающийся с нашей стороны, по большому счёту идёт в фарватере трендов исламских стран. Продвигать своё затратно. Задачи бизнеса — получать не затраты, а прибыль.

Город и деревня

— Почему же нам свойственно делать ставку на культуру других стран?

— У нас любят всё привозное, не ценят то, что имеют. Я делаю достаточно много аутентичных вещей, которые невероятно востребованы за границей, в центре России, потому что там их приобретают не носители культуры. А у нас таких вещей почему-то стесняются.

Возможно, так происходит потому, что много внимания уделяется пропаганде деревенской культуры. Нам очень нравятся все деревенские праздники, но невозможно делать ставку только на такие культурные бренды. Для этого и провели «Окно в Париж», где не были задействованы никакие фермерско-деревенские традиции. Это абсолютно городской фестиваль моды, фотографии, театра.

Флагманом развития моды, культурных традиций изначально является город. Казань всегда была модным, богатым городом, любившим европейские заимствования. Ярко выраженная исламская одежда здесь никогда не приживалась. Девушки ходили с покрытой головой, но не в чадрах. Носили милые кокетливые калфачки, под которые прятали клубок волос. Так одевались в семьях, которые трудно было упрекнуть в несоблюдении законов шариата.

— Известные люди редко бывают фанатами моды. У Голды Меир, премьер-министра Израиля, в молодости было два-три платья и масса поклонников — и как у женщины, и как у политика.

— Мода становится модной только тогда, когда эти вещи покупает народ, когда их носят люди, являющиеся «маяками» для общества. У нас же глубокого понимания собственной культуры пока нет. Чего греха таить, и национальная гордость за страну стала возрождаться совсем недавно.

Читайте также
Видео
Больше видео