Ещё

Что модно, что немодно — все равно 

Фото: TrendSpace.Ru
Началось все с того, что я подцепила клеща. Кто-то цепляет классных мужиков, мне повезло чуть меньше. Чего не скажешь о моем новоиспеченном товарище: впившись в живот, звереныш посасывал кровушку ­— практически первого сорта, подбадриваемую мной ежедневным детоксом и закупленными оптом в Whole Foods витаминами и омега-кислотами — чуть ли не мурлыча от удовольствия. Делать ничего не оставалось, кроме как обозвать клеща Борисом — должно же быть имя у персонажа, в компании которого мне явно придется провести еще не один час — и отправляться с ним на покорение травмпунктов, поликлинник, лабораторий и прочих малоприятных заведений. Расстались мы с Борисом полюбовно. И я бы забыла его, как случайного попутчика, если бы не результаты анализов, на которые он был направлен моими стараниями. Боря болен. У Бори боррелиоз. И значит, мы умрем. Борю это событие, надо сказать, мало волновало — он отправился в свой клещевой рай и наверняка прекрасно себя там чувствовал. Мне же этот гад оставил на память проблем вагон и маленькую тележку. Боррелиоз? Нет, ну это, как минимум, несерьезно. Я предполагала, что могу задохнуться от количества работы. Ну или хотя бы секс, драгс и рок-н-ролл. Но умереть от укуса клеща? И да, на этой самой работе мне еще предстояло объясняться. «Алена, привет, у меня тут Боря, вернее был Боря, и у него боррелиоз, вернее был боррелиоз, поэтому мне временно не до Гвасалии и Рубчинского, каким бы святотатством это ни казалось». «Боря что? Боре что? Ты пьяна?» Но Алена знала все. «Так это болезнь Лайма, она у Бэллы Хадид. Видишь, ты редактор моды, и болезнь у тебя — модная».
Лаймовая болезнь мигом отыскалась не только у Бэллы, но и у ее 18-летнего брата Анвара, мамы , а вместе с ними у , , и . Может ли вообще недуг быть модным? Оказывается, еще как может. За примерами далеко ходить не пришлось. Свою тяжелейшую кожную болезнь под названием витилиго обратила чуть ли не в достоинство и смогла монетезировать , без которой не обходятся показы Versus, обложки Dazed & Confused и кампейны Diesel и Desigual.
Дальше — больше. Статус «модно» в то или иное время закреплялся за персонами и целыми группами, не имеющими к этой самой моде ну никакого отношения, хоть ты убей — и так же фундаментально, как членистоногий Борис к моему накаченному прессу. Больше, чем узы брака, Дэми Мур и  связывала разве что красная шерстяная нить на запястье — знак принадлежности к наделавшей в свое время немало шума Каббале. А в 90-е в почете был героиновый шик. Героиновый, Карл. То бишь худоба на грани анорексии, отсутствующий взгляд, синяки под глазами и прочие прелести жизни, возможные благодаря ударным дозам смертельного наркотика.
Ладно, что мы все о болячках да Всевышнем. Пора переходить к делам житейским, повседневным. Ведь именно повседневность принялись, как сговорившись, возводить в культ главные представители модной индустрии. Как вам, скажем, скотч авторства Рафа Симонса, поступивший в продажу с ценником в $200? Подвоха нет — скотч простой, канцелярский, хорошо знакомый в быту. Разве что сам маэстро смог найти ему дюжину нехозяйственных применений: к примеру, на шоу FW17/18 в рамках дебютной для Рафа Симонса Недели моды в Нью-Йорке скотч, украшенный надписями «Walk with me» и «I ♡ You», уверенно справлялся с ролью ремня для пальто и свитеров силуэта оверсайз. Кажется, дизайнеры пустились в состязательный пляс, где награда достанется тому, кто умудрится придумать объект вожделения изощреннее — и непременно из тех, что всегда были под боком, но пылились на антресолях за ненадобностью. В новой коллекции Supreme все лучшее будничное — сразу: коврик для ванной, компрессионные нарукавники, электрическая гитара, скейтборд, игрушечные долларовые купюры, машинка для стрижки волос, маска для лица из неопрена, санки, надувной дирижабль, стальная лопата и даже куайцзы, то бишь палочки для еды — ну а почему, собственно, нет? C чего все началось? С кирпича от того же Supreme за 32 доллара? Или, быть может, с гриндера для марихуанны от Vetements? Логику в такой ситуации настоятельно рекомендуется отключать: пока вы прикидываете, на какое мероприятие захватить с собой лопату Supreme, за ней уже выстраиваются в очередь менее склонные к рефлексии поклонники марки.
Нет, мода на героиновый шик — момент, как ни крути, весьма сомнительный, и необходимость его популяризации остается под вопросом. Но оставьте мне модным мой боррелиоз. Или болезнь Лайма — так оно все же как-то моднее звучит, согласны?
Женский форум
Читайте также