Ещё

Знакомьтесь, Мария Дэжур — художница из Петербурга, которая рисует на сумках ценой в тысячи евро 

Фото: Собака

В кулуарах бутика Babochka на Невском проспекте есть почти секретный кабинет. Там сумки Louis Vuitton, Hermes, Valentino и других брендов обретают имена своих владельцев и уникальные принты. Над всем этим трудится Мария Дэжур — единственная девушка в Петербурге, которая с осторожностью нейрохирурга и смелостью МЧСника рисует на кожаных изделиях стоимостью в тысячи евро. Специально для нашего сайта Мария рассказала о своем самом дорогом проекте и объяснила, почему в России не рискуют писать на Birkin строчки из песен «Ленинграда».

То, чем я занимаюсь, давно распространено и в Европе, и в Америке. В нашу страну эксклюзивная роспись на сумках пришла не так давно — пока я единственная художница в Петербурге, которая оказывает такую услугу на официальном уровне. У меня контракт с бутиком Babochka, где любой покупатель аксессуара может заказать его персонализацию. Иногда я работаю с флагманским магазином Louis Vuitton. Недавно, например, расписывала их аксессуары для футболиста «Зенита» Артема Дзюбы. В московском Louis Vuitton ему пришлось бы отправлять изделия во Францию, ждать несколько недель и только потом получить их обратно с рисунком. Так делают, например, Тимати и другие знаменитости, на сумках которых можно увидеть нетипичные для французского бренда принты. Процент мужчин, которые отдают вещи на кастомизацию, небольшой — парни боятся потерять брутальность. А вот женщины обращаются за услугой часто, среди них — Кира Турчак, Алина Сомова и Татьяна Зингаревич.

Все началось c презентаций коллекций Valentino и Fendi в декабре 2016-го: в его рамках Babochka проводила отбор профессиональных художников, которые бы делали роспись на купленных в день показа аксессуарах. Раньше я уже работала с бутиком на позиции менеджера, но уволилась из-за своей магистерской диссертации. А тут появилась возможность вернуться в штат. Во время презентации желающих кастомизировать свою покупку было так много, что в Babochka решили сделать эту услугу постоянной — так я занимаюсь росписью сумок уже почти год.

Все сумки очень дорогие. Испортил одну, и все — можешь бежать из страны и менять фамилию

Я уже много лет связана с фэшн-индустрией нашего города. Когда училась в Университете технологии и дизайна, работала у Татьяны Котеговой, а после получения степени объединилась с однокурсником Юрой Питениным в рамках его бренда Saint-Tokyo. За год мы сделали с ним два показа, приняли участие в Aurora-маркете, дебютировали на Mercedes-Benz Fashion Week в Москве. Я была продюсером бренда, вкладывала деньги в его развитие, а Юра занимался только творческой частью: дизайнеру нельзя погружаться в цифры и вычитывать сметы, иначе ничего хорошего не получится. Каждый должен заниматься своим делом.

Семь раз отмерь — один раз отрежь🎨✂️✏️ @celine #bag @nevsky152 #store @angelusdirect #paints #babochkagallery #painting #celine #butterfly #angeluspaint Публикация от Мария Дэжур (@maria_dezhur) Мар 14 2017 в 12:11 PDT  Моя работа строится вполне обычно: клиент либо покупает кожаную вещь в бутике, либо приходит со своей. Причем это не обязательно должна быть сумка — я могу расписать и брюки, и куртку. Сначала мы долго обсуждаем рисунок — я не работаю по принципу «придумай сама»: это же не мои друзья и знакомые, чтобы я знала их интересы и была уверена, что результат понравится. Мы составляем детальный мудборд и я делаю эскиз принта, чтобы заказчик понял, как он примерно будет смотреться на сумке. На саму работу у меня уходит от 3 до 5 дней в зависимости от сложности рисунка.

Я заказываю специальные акриловые влагоустойчивые краски из Лос-Анджелеса, которыми изначально расписывали кеды рэперов и баскетболистов, а потом они распространились среди художников и стали использоваться для дизайна кожаных изделий всех габаритов — от маленьких клатчей до байкерских курток. До нанесения красок я обрабатываю поверхность, а после — закрепляю рисунок лаком. Трудность работы заключается в том, что я не могу делать карандашный набросок — он царапает кожу, поэтому я работаю сразу кистью. И всегда ставлю внизу свои инициалы размером в миллиметр, чтобы сохранить авторство.

Творческого начала недели всем! 🎨 #design #painting Публикация от Мария Дэжур (@maria_dezhur) Дек 12 2016 в 5:56 PST  Каждый раз, приступая к рисунку, понимаю, что может дрогнуть рука, или результат работы не устроит хозяина вещи. Кто-то вообще может передумать — я и такого варианта не исключаю: сначала скажет: «Да, все ок», а потом позвонит с фразой: «Я передумал, это не моя тема». Пока такого не происходило. Сумки очень дорогие. Испорчу одну, и все — можно бежать из страны и менять фамилию. Но для себя я решила, если случится что-то подобное, куплю новое изделие, потратив несколько сотен тысяч, но сохраню репутацию

В зависимости от сложности заказа, я либо выполняю его прямо в бутике, либо беру на дом. Иногда ухожу в ночь: смотрю на время — 11 утра, а я еще рисую! В такие моменты меня вообще нельзя отвлекать. Я должна быть абсолютно одна, сконцентрироваться на рисунке. Не могу позволить себе пойти перед работой на вечеринку, выпить бокал вина и не выспаться. Мои руки, как руки нейрохирурга, не могут дрогнуть! Плюс, часто стоят жесткие дедлайны, которые не сопоставимы с твоими возможностями. Но здесь приходится забыть о себе, выключить телефон и погрузиться в работу.

Россия очень отличается от Европы и США, где женщина может надеть шубу на пижаму и в мыльницах выйти за кофе, или написать на изделии за 10 тысяч евро «F*** you!»

Самая дорогостоящая сумка из всех, что мне приходилось расписывать, это Hermes Birkin Croco — я даже боюсь озвучивать цену (от 3 млн рублей — Прим.ред.)! А самая любимая — Fendi, которую мы выставляли на благотворительном вечере Татьяны Михайловны Зингаревич. Это был совместный с бутиком Babochka лот, на котором я нарисовала райскую птицу, тропические цветы франжипани и надпись «Любовь спасет мир» на английском. Вырученная сумма пошла на экстренную помощь детям, то есть моя работа косвенно спасла кому-то жизнь.

Одни хотят видеть на своих сумках инициалы, другие — инфантильные картинки из разряда «губки-бантики-цветочки». Также сейчас очень популярна тема комиксов — совсем скоро я распишу сумку Louis Vuitton, на которой супергерой будет чистить зубы и есть гамбургер. Это мое любимое направление — обожаю поп-арт и стрит-культуру! Но людей, которые готовы сделать на своих дорогущих Birkin дерзкий рисунок, — единицы. В этом плане мы очень отличаемся от Европы и США, где женщина может надеть шубу на пижаму и в «мыльницах» выйти за кофе, или написать на изделии за 10 тысяч евро «F*** you!». Это же абсолютно меняет восприятие тебя со стороны: все начинают думать, что ты крута, если потратилась на сумку и сделала невообразимый принт! А в России девушка с трудом накопила на аксессуар и трясется над каждым его сантиметром. За вещи нельзя так переживать — они должны работать на нас, а не мы на них.

В отличие от аналогичных художников в Лондоне и Париже, у меня очень тонкая роспись. Даже если рисую балерину 6 на 6 сантиметров, то все равно прорисовываю ей реснички, скулы и другие миниатюрные детали. Это сложно сделать даже иголкой, а я всегда работаю только кистью и при этом пытаюсь добиться совершенства.

Есть сатирическое выражение «богатый детский дом» — это когда люди могут позволить себе дорогую вещь и хотят показать ее уникальность, иначе она будет как у подруги. Бренды не могут подстроиться под каждого покупателя, разработать индивидуальные принты, поэтому моя деятельность остается востребованной даже в период логомании, нашивок и самых невообразимых рисунков на одежде. Я помогаю людям выделиться из массы и показать, что даже сумка Birkin, которая есть у каждой богатой девочки, может быть не попсовой.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео