12 февраля 2018, Собака

Мэган Виртанен о том, почему русские боятся секонд-хендов и китайских рынков (зря!)

Историк моды Мэган Виртанен объясняет, как антресоли, дача и барахолка стали новым вдохновением дизайнеров, кто первым задал тренд на поношенную одежду, и почему для нас комиссионные магазины — психологическая травма.
Глядя на творения Vetements, одного из самых востребованных брендов современности, так и хочется вспомнить формулировку «три источника и три составные части». Антресоли, дача, барахолка — именно это трио вдохновляет, а гора поношенной одежды теперь может украшать витрины универмагов. Вплоть до 20 века торговля ношеными вещами была крайне распространена. Блистательные новинки из модных журналов оказывались доступны только обеспеченным слоям общества, а большая часть населения обходилась купленной на рынке подержанной одеждой. Ситуация начала меняться во второй половине 19 века, а окончательный перелом наступил уже в 20-м: индустриализация и изобретение синтетических материалов позволили одеть в новое и модное практически всех. Не то чтобы торговля старыми вещами исчезла совсем, но ее средоточие — магазины Армии Спасения — стали на Западе уделом обездоленных.
Первой волной интереса к винтажу и секонд-хэнду мы обязаны хиппи — именно они в 1960-е стали одеваться в униформу периода Второй Мировой Войны, винтажные платья и списанные с армейских складов рубашки, продававшиеся в тех же магазинах Армии Спасения. Причины были не экономическими, а идеологическими: отказ от потребления и гонки за модой, свойственных мейнстриму. Вошедший тогда же в моду «granny style» («стиль бабушки») имел сходную природу: молодежная революция, отказываясь от опыта отцов, пыталась найти свой образец «золотого века». Правда, России все вышеперечисленное не касалось. Можно сказать, что мы десятилетиями вынужденно занимались «осознанным потреблением»: покупка одежды на барахолке, в комиссионном магазине или «с рук» была нормой для многих советских граждан, не говоря уже о перешивании старой одежды. Материальное положение многих в 1990-е также не способствовало буму потребления.
Новое, новое, новое — и дорогое. Мы до сих пор думаем, что секонд-хэнд — признак низкого социального статуса.
Неудивительно, что в современной России идеи винтажа и секонд-хэнда продолжают приживаться медленно и болезненно, ведь мы лишь в 2000-е по-настоящему познакомились с товарным изобилием, и по-прежнему одержимы идеей новизны. Вынести на помойку антикварный письменный стол и заменить его икеевским, сделанным из ДСП, — в порядке вещей, что уж говорить о найденных на антресолях старых платьях. Новое, новое, новое — и дорогое. Покупка в секонд-хэнде многими до сих пор рассматривается как признак низкого статуса и стесненного материального положения. Когда для нас прекратится гонка за «новым и дорогим»? Возможно, в обозримом будущем. По крайней мере, в российских мегаполисах уже перестали путать понятия «винтаж» и «секонд-хэнд», и не стесняются носить и то, и другое. Двадцать лет отсутствия дефицита и наличия финансовых возможностей делают свое дело. Идея заполнить витрины горой поношенных вещей пока еще кажется странной, но может быть уже приходят мысли вернуть в квартиру добротный «ждановский» буфет? Фото: vogue.com, Shutterstock
Мода
Оставить комментарий

Главное по темам

Новая коллекция Fiksson — то, что нужно весной

Вчера, 12:32

Chanel представили коллекцию плейлистов на Apple Music

16 февраля 2018

10 вещей, без которых не обойтись этой весной

16 февраля 2018

Плетеные сумки: где купить и с чем носить

16 февраля 2018

Как мужскую рубашку «присвоили» женщины

16 февраля 2018

Видеоновости

Статьи

Дизайнеры порвали Штаты в лоскуты

Американская мода больше не может быть скучной

Умер «целитель» с голосами в голове

Ушел из жизни знаменитый в 1990-е годы «целитель» Аллан Чумак

«Чем чуднее, тем моднее»: как мода стала некрасивой

Почему модники оскорбляют хороший вкус и когда это кончится

«Проиграешь — перестану любить»

Современные дети живут в условиях если не материального изобилия, то уж точно достатка.

Россияне уходят от алиментов

Доля разводов последние годы стабильно превышает половину от заключенных браков. Так, если сопоставить данные Росстата, то окажется, что в 2016 году распалось 61,7% браков (заключено всего 985 тыс. браков…

Фоторепортажи