Ещё

Как Александр Ванин из Петербурга превращает одежду из секонд-хенда в новую (и почему это дико модно)? 

Фото: Собака.ru
Мы нашли лучшую идею для дизайнерского стартапа: Александр Ванин, владелец секонд-хенда на Чернышевской, привозит из Европы винтажные вещи, вместе с подругой делает на них ручную вышивку, фотографирует в стиле high fashion и продает втридорога — отбоя от клиентов нет! Мы поговорили с Сашей о его небольшом, но перспективном бизнесе, самых классных олдскульных находках и о том, почему ему приходится мерить женские вещи.
Полтора года назад я решил открыть свой секонд-хенд: мне всегда нравилось копаться в винтажных вещах, находить что-то для себя и своих близких. Продумал идею, название, но порыв приглушила основная работа — она отнимала все время и силы. Бросив семейный рекламный бизнес, я устроился официантом 5 дней в неделю по 12 часов, летом у меня и вовсе были смены 4/1 или 5/1. Но тем не менее, я продолжал покупать одежду, которая сначала висела на одном рейле, а потом уже на четырех. С одеждой я никогда не работал, за модной индустрией никогда не следил. Носил то, что нравится, в основном масс-маркет. В какой-то момент я устал от вещей, которых хватает на 2-3 стирки и стал покупать дорогие новинки: у меня до сих пор висит тренч от Azzaro, который я приобрел в аутлете Podium Market за немалые деньги. Но в секондах я всегда искал стиль, индивидуальность — встретить на улице человека в таких же олдскульных свитере и брюках практически невозможно.
Однажды познакомился с девушкой, студенткой факультета «Дизайн костюма» Лерой Поповой. Мы сидели у меня дома, перебирали все вещи. Я мерил пальто, крутился у зеркала и понимал «чего-то здесь не хватает». В голову пришла идея дополнить его линиями из другой ткани, ярко-розового оттенка. В ее поисках мы объездили весь Петербург, но в итоге купили материалы для кастомизации других вещей тоже. В первой коллекции мы переделали два платья, две рабочих робы, плащ-пальто и кожаную куртку и решили их продавать вместе с оригинальными вещами из секонд-хенда. Так появилось местечко с названием Second kent и слоганом «Одежда — твой друг, кент из вторых рук».
Я не пытаюсь найти бренд и выгодно его перепродать — сделать это несложно, люди очень падки на громкое имя. Пытаюсь дать покупателям то, что когда-то искал сам — персональный и ни на что не похожий образ. Вещи ищу в секонд-хендах Берлина, Финляндии, иногда в Петербурге: за все время мне попадались Burberry, Henri Lloyd, Tommy Hilfiger, Lacoste, Max Mara Weekend, Ralph Lauren, Armani и моя любовь MTWTFSS Weekday. Если я беру вещь под кастомизацию, то снимаю фирменный лейбл и креплю свой, распечатанный на холсте. Хочу, чтобы вещь купили не потому, что это когда-то было платье Dior, а потому, что она действительно классная.
Моя одержимость поиском одежды дошла до безумия. Стою в бомбере NYPD на улице, мимо проходит дедушка в шапке того же бренда и спустя пять секунд я уже упрашиваю мне ее продать. А еще я часто мерю женские вещи. Как иначе понять посадку, форму и силуэт? Девушек за покупками не беру, не доверяю. Однажды я уже потерял так платье, несколько рубашек, свитер и куртку.
Свой небольшой бизнес я планирую превратить в крупный бренд: уже вскоре вновь переделаю штаны, кофты и кожаные куртки, запущу коллаборацию с молодым петербургским дизайнером. Я не хочу заниматься перепродажей, мне нравится создавать что-то новое и сбывать это по демократичной цене. Каждую вещь я покупаю за 200-300 рублей, а продаю за 2500-3500 рублей — и мне тяжело с ними расставаться, столько сил и души вкладываю в кастомизацию. Недавно у меня кто-то спросил: «Получается, ты теперь дизайнер?». Нет, я самоучка, и мной движет любовь к одежде. Фото: Олег Ларин, Александр Набиев, Александра Гончарова, Анастасия Нагога
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео