Ещё

Дикая мода на узкие брюки и ультраоверсайз 

Фото: @itsmaysmemes
В середине июня Меган Маркл, новоиспеченная герцогиня Сассекская, снова дала повод журналистам поговорить о себе: она явилась на очередную аристократическую свадьбу в дорогущем платье Oscar de la Renta с принтом в стиле жуи — но великоватом на размер, а то и на все два. Поскольку Меган помогают хорошо одеваться профессионалы, предположение, что жена просто купила платье на финальной распродаже, где других размеров не осталось, выглядит несостоятельным: это явно была особая задумка. «Лента.ру» поразмышляла о том, как мода на облегающую одежду сменяется противоположной и обратно.

В офигительных штанах

Первыми в истории моды облегающие штаны надели мужчины. В Средние века и времена Ренессанса модники носили яркие трико, не скрывавшие — да что греха таить — подчеркивающие все их мужские достоинства. В XV столетии в Италии (если, во всяком случае, верить живописи и фрескам Мазаччо и других мастеров Раннего Возрождения) было модно обтягивать бедра и голени яркими штанами с разноцветными штанинами: одна, например, могла быть однотонной, другая — в полоску. Позже в таких костюмах ходили шуты, так рисовали карточных джокеров.
По контрасту с облегающими штанами верх мужской средневековой одежды (особенно привилегированного класса, который отнюдь не экономил на дорогих тканях) представлял собой то, что мы сейчас назвали бы оверсайз. Такая мода достигла своего апогея в XVI столетии. Например, на портретах французского короля Франциска I и английского монарха Генриха VIII видно, что тогда богато расшитые куртки кроились так, чтобы максимально подчеркивать ширину плеч и общую мощность торса: очень широкие рукава-буф, сосборенные у плеча и пышные, широкие (а иногда очень широкие) воротники и прочие несколько гипертрофированные детали.
Элеанор Фортескью-Брикдейл, «Мастерская Боттичелли. Первый визит Симонетты в сопровождении Джулиано и »
Иногда, у самых отчаянных модников, эти детали воротников, рукавов, ширина шляп и плащей переходила все грани разумного и давала повод для сарказмов тогдашних философов и бытописателей. Всякий раз, когда к власти приходили религиозные деятели, проповедующие аскетизм, и прислушивающиеся к ним светские правители, появлялись запреты н