Ещё

Инсайд: как на самом деле прошло круизное шоу Gucci 

Фото: Harper’s Bazaar
Странности начались прямо с приглашения. Я долго вертела в руках продолговатый кусок газетной бумаги, на котором без пробелов и знаков препинания было напечатано, что меня ждут в некрополе Alyscamps в девять вечера. Он мало напоминал привычные золотообрезные и солидные карточки, да и вообще, последний раз ночью на кладбище меня звал школьный бойфренд-сатанист. Антону я в свое время отказать смогла, а вот Алессандро — нет. Уже в Провансе выяснилось: приглашения должны были рассылаться как настоящие телеграммы (не путать с мессенджером имени Павла Дурова). Но оказалось, что в половине стран, включая Россию, такое средство коммуникации более не работает. Впрочем, это единственная неосуществившаяся задумка дизайнера, все остальное получилось идеально. Даже ливень, не пощадивший другие шоу круизного сезона, сделал перерыв ровно на время показа и afterparty. По рядам прошел слух, что благодарить за подарок природы нужно личного шамана Микеле: он якобы нашел способ договориться с духами. И, если честно, ничего невероятного в этой версии я не вижу. У человека, который отправил fashion-братию в геенну огненную и сделал так, что всем понравилось, вполне может быть и такой козырь в рукаве. Остальными составляющими театрального действа от креативного директора Gucci были тысячи оплывших свечей, клубы инфернального дыма, из которых как привидения выплывали модели, и драматические аккорды «Реквиема по моему другу» Збигнева Прайснера, любимого композитора Кшиштофа Кесьлевского.
Но не спешите запасаться носовыми платками: интонация самой коллекции отнюдь не трагическая, скорее даже наоборот. Сто четырнадцать образов (да, фантазия дизайнера воистину неисчерпаема) представляли собой эклектичную и бодрую смесь викторианских роб, бархатных платьев со скелетами, выложенными каменьями, рок-н-ролльных брючных костюмов в духе 70-х, римских тог, клетчатых пиджаков с накинутыми на плечи стóлами, позаимствованными из литургического облачения католических священников, и неожиданно практичных кейпов. Многословность Микеле оглушает, но мы уже привыкли видеть за ней вполне применимые к жизни тренды: яркие кру— жевные колготки, «платочные» принты и джинсы с эффектом ламе, например. Ну а уж скинни с надписью Memento mori вообще кажутся абсолютным must— have для иронично настроенного представителя поколения Z, к которому явно апеллирует автор коллекции.
Впрочем, всплакнуть — мне и моему соседу Харрису Риду, юному гендерно небинарному дизайнеру, принявшему участие в показе в качестве модели, — все же удалось. Проникновенная «Your Song», которую большой друг и любимый клиент Gucci Элтон Джон спел после показа, настроила всех на самый сентиментальный лад. Текст: Анастасия Углик
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео