Ещё

Военные фуражки и каракулевые шапки: почему Запад увлекался советской модой 

МОСКВА, 14 янв — РИА Новости, Анна Кочарова. Художник-график, один из самых ярких представителей советского андеграунда 1980-х Миша Бастер выпустил книгу «Перестройка моды», рассказывающую о модной индустрии времен СССР. Автор подробно описывает, как Раиса Горбачева пыталась сделать отечественную моду актуальной, а известные западные дизайнеры создавали коллекции с советской символикой. С разрешения издательства «РИП-Холдинг» РИА Новости публикует отрывки из книги.
"Главным учреждением, определяющим направление официальной моды в стране, был ОДМО — Общесоюзный Дом моделей одежды в Москве. В 1965 году в ОДМО пришел работать молодой модельер Слава Зайцев, которого за создание «Русской серии» 1960-х французская пресса назовет «красным Диором», — отмечает автор.
"Как и остальные Дома моделей, ОДМО к 1980-м превратился в театр мод с билетами на показы и выездными шоу с обширной географией, — продолжает Бастер. — Это были и показы для партийной элиты, и шефские визиты в другие города СССР, и заграничные показы экспортной меховой продукции, на которые брали проверенных демонстраторов мод в сопровождении куратора из КГБ.
В знаменитом зеленом зале, который разрезал подиум, как его называли, «язык», зрителями оказывались члены партийных организаций и ударники труда, которым иногда выдавали специальные талоны на пошив одежды в Доме Мод".
Автор пишет, что там можно было пошить на заказ по спецталонам, а при предприятии работал небольшой магазин, где можно было купить одежду с демонстраций.
Но основная производственная часть в обывательской среде СССР возлагалась на мастерство частных умелиц и различные ателье, которые были способны воспроизвести одежду из подручных средств по выкройкам с Кузнецкого Моста, 14.
"Помимо Общесоюзного, существовал спортивный, трикотажный и молодежный Дом моды в Сокольниках. Также было Бюро промышленной одежды, на которое возлагалась обязанность технических инноваций по крою, тканям и оборудованию для фабрик. Конструкторы работали по соседству, в рамках цехов верхней, детской и легкой одежды", — отмечает Бастер.
"Модели в том виде, в каком они были разработаны, в масспошив не шли, они упрощались и адаптировались, превращаясь в нечто ужасное. Но самой серьезной проблемой было то, что «творил коллектив», невзирая на личные качества и способности отдельных дизайнеров. Пожилые дизайнеры творили за некую призрачную идею «престижа Родины», а кто помоложе — «коллективами», — считает автор исследования.
"В тридцатую годовщину доклада Хрущева «О культе личности и его последствиях», 25 февраля 1986 года, на ХХVII съезде КПСС Михаил Горбачев оценивает постхрущевский период как «застой» и объявляет «перестройку», призванную раскрыть потенциал социализма, — напоминает Бастер. — «Второй нэп», как его иногда называли теоретики перестройки, начался с короткой, но шумной кампании по борьбе с нетрудовыми доходами. Летом 1986 года под это определение попадали любые доходы, полученные не из рук государства".
"Людей с советской психологией раздражали не столько экономические последствия появления кооперативов, сколько возможность моральной реабилитации духа наживы и неравенства. Визуально этот по-настоящему болезненный вопрос проявлялся в виде частных автомобилей и модной одежды, которая раздражала и выглядела куда более вызывающей и неприличной, чем ранее", — замечает художник.
Фарцовщики, одетые в «вареные» джинсовые костюмы или кожаные куртки, дискотечные девушки в мини из джинсовой ткани или кожзаменителя, в чулках-сеточке, которые доводили до «правильной» формы, подрисовывая карандашом вертикальный шов, если он отсутствовал.
По словам Бастера, «балахоны пестрили иностранными принтами, которые на фарцовочный манер называли „пуссер“ (от финнского pussero), как и первые кооперативные бейсболки. В это же время под влиянием видео и дискотечного бума появились всевозможные начесы, химия волос у обоих полов и яркий вульгарный макияж у девушек».
Автор обращает внимание на то, что «высокая» советская мода в этих условиях решительно увядала, пока за нее не взялась Раиса Максимовна Горбачева. Первая за всю историю СССР жена главы государства, соответствующая западному понятию первой леди: умеющая не только презентабельно выглядеть, но и поддерживать диалог на любом уровне.
"В связи с перестроечной активностью и курсом на моду интерес к советской тематике вырос настолько, что Тьерри Мюглер стал снимать моделей на фоне советской архитектуры для журнала «Оффисиель» в 1986 году — яркие футуристические модели на коммунистических памятниках. Вскоре после этого Мюглер-фотограф становится дизайнером и уже в этом качестве вернется в Москву.
В это же время эпатажный Жан-Поль Готье сделал коллекцию в духе конструктивизма с использованием крупных кириллических шрифтов и надписей, а Ив Сен-Лоран одел своих моделей в каракулевые шапки на манер генсековских", — пишет исследователь.
В истории мод были моменты, когда фешен-дизайнеры обращались к русской и советской теме, но не так интенсивно.
Автор напоминает и о том, что первая леди СССР прекрасно понимала значимость приличного внешнего вида и моды. С решительным настроем настоящего трендсеттера она взвалила на себя титаническую задачу изменить виртуальную ситуацию с модой. В 1988 году выходит полностью посвященный перестроечной моде и культуре номер журнала «Штерн», впервые представивший целую плеяду советских художников-альтернативщиков, а также сшитую по этому поводу современную молодежную коллекцию ОДМО.
"На эту фотосессию был приглашен великий Альберт Вотсон, который импровизировал со съемками на территории киностудии «Мосфильм». Германская пресса восторженно писала о Горби, а советско-германское направление в целом стало наиболее приоритетным в это время", — уточняет Бастер.
Резкие сдвиги после открытия журнала «Бурда» проявились в череде всевозможных конкурсов красоты, которые поначалу, по признанию организаторов, никто до конца не понимал, как сделать, что они должны собой представлять.
"Указание о проведении конкурса красоты в Советском Союзе пришло из ЦК, кто-то в ЦК партии дал команду, чтобы такой конкурс под эгидой «Бурды» и "Московского комсомольца" был. Для этого была создана специальная комиссия с участием горкомовских бонз и представителей культурной общественности, среди которых был тогда еще никому не известный Леонид Якубович. Последний же советский конкурс «Мисс СССР» прошел в 1991 году, за пару месяцев до неожиданного распада империи, и от его показа не осталось ни кадра хроники", — заключает автор книги.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео