Ещё

Как в индустрии моды помогают новичкам: 8 судьбоносных историй 

В Нью-Йорке, говорят, теперь скучно: дизайнеры разъезжаются по другим модным столицам, Раф Симонс вообще уходит, в расписании — сплошь «гардеробщики», одежду которых хочется покупать и носить, но никак не разглядывать. Пока все расшифровывали послания дизайнеров-концептуалистов, из моды ушла сказка. На этом фоне показ Tomo Koizumi, токийской марки, неожиданно оказавшейся в Нью-Йорке, стоит особняком. Список референсов у Томо Коидзуми весьма впечатляющий, от Ли Бауэри до японской цветочной скульптуры, но, чтобы полюбить эти радужные платья, не нужно бежать за энциклопедией или учебником истории, да и о технической составляющей при взгляде на них не думаешь. Сам Коидзуми, выросший на «Сейлормун» и восхищающийся времён Dior, называет свои платья доспехами в крестовом походе против суровой реальности.
Кто такой Томо Коидзуми
Коидзуми — не новичок в мире моды: он художник по костюмам, одевает японских поп-звёзд, а в 2016-м создал образ для . Но недавний показ состоялся не совсем обычным образом. Другой дизайнер, британец Джайлз Дикон, репостнул несколько снимков Коизуми в своём инстаграме. Там их увидела Кэти Гранд, главред Love и консультант множества брендов. Гранд подписалась на Коизуми, а потом — всего четыре недели назад — написала ему: «Может, сделаем шоу?» — скриншот того сообщения, пишет Vogue, теперь стоит у Коизуми на заставке телефона. Показ не известной до этого японской марки состоялся в студии . Кэти Гранд стилизует, Пэт Макграт красит, Гвидо Палау делает прически, Анита Биттон отвечает за кастинг, а журналисты объявляют Коидзуми сенсацией. Как минимум пишут, что на Нью-Йоркскую неделю моды вернулось электричество. «Думаю, правильно помогать людям, когда можешь, просто потому, что они хороши», — говорит сама Гранд. «Я и сам был молодым, — говорит Марк Джейкобс. — И никогда не забуду людей, которые меня поддерживали и убеждали верить в себя». + 7 вдохновляющих историй, как дизайнеры и редакторы помогают новичкам
и Ив Сен-Лоран
Хотя мода считается средой очень конкурентной, дизайнеры все равно помогают друг другу и не боятся растить конкурентов — даже наоборот. Кристиан Диор взял на работу Ива Сен-Лорана, вчерашнего выпускника Школы синдиката Высокой моды, сразу увидев в нём выдающийся талант. И, по словам Сен-Лорана, научил его всему. Через два года молодой дизайнер уже делал основные коллекции дома. «Он юн, — говорил о своём протеже Кристиан Диор, — но невероятно талантлив. 34 образа из 180, вошедших в последнюю коллекцию, — его. Пришло время рассказать об этом прессе. Мой престиж от этого не пострадает». Когда Диор неожиданно умер, именно Сен-Лоран возглавил дом.
и 
Тот самый показ Мартина Маржелы, изменивший наше представление о моде, мог бы пройти незамеченным, если бы не поддержка многих причастных. В том числе Жан-Поля Готье, у которого Маржела до этого был ассистентом. «Он был моим лучшим ассистентом, — рассказывал сам Готье BoF. — И, когда он решил уйти и делать собственные коллекции, я мог за него только порадоваться и пожелать ему удачи. С его первого же показа я увидел, что у него свой голос и свой путь». Своё восхищение менее опытным коллегой дизайнер выражал активно и вслух. По словам Пьера Ружье, Маржелу Готье называл «лучшим дизайнером поколения».
Рей Кавакубо и Симон Порт Жакмюс
Рей Кавакубо и Эдриан Йоффе помогли взлететь всеобщему любимцу Симону Порту Жакмюсу. Первая их встреча, пусть и не лицом к лицу, произошла в Токио, на презентации третьей коллекции молодого дизайнера, правда, его самого там не было: по словам Симона, он был «слишком беден, чтобы путешествовать». Но комплимент от Кавакубо ему передали: «Молодой дизайнер, который в 21 год способен сделать такую ясную коллекцию, должен быть невероятно сильным дизайнером». Следующий шаг сделал сам Жакмюс — при встрече с Йоффе попросился к нему на работу, потому что нуждался в деньгах на развитие бренда. Йоффе ему отказал: художнику в магазине не место. Но Жакмюс оказался настойчив, и Йоффе сдался: следующий год он днём работал в магазине, а по ночам — над собственными коллекциями. Через два сезона его вещи закупили для лондонского Dover Street Market.
Саймон Фокстон и Эдвард Эннинфул
Со случайной встречи началась когда-то и карьера Эдварда Эннинфула, нынешнего главреда британского Vogue. Когда ему было 16, он встретил в поезде стилиста Саймона Фокстона. В пареньке, носившем очки с замотанными скотчем дужками, Фокстон что-то увидел и позвал поработать моделью на съёмке с Ником Найтом. Модельной карьеры Эннинфул не построил: когда Фокстон понял, что его протеже больше интересует стайлинг, он сперва сделал его своим ассистентом, а потом свёл с редактором моды i-D Бет Саммерс. Когда та ушла, 18-летнего Эннинфула взяли на её место — и вот уже 30 лет он не выходит из моды.
и Джон Гальяно
Сколько карьер помогла запустить Анна Винтур, можно и не считать. Для того чтобы интерес к дизайнеру взлетел, ей раньше было достаточно просто появиться на шоу. За свою карьеру её благодарит Джон Гальяно, которому она помогла в начале 90-х: благодаря её содействию он не только сохранил свой бренд, но и возглавил Givenchy, а затем Dior. Винтур не бросила Гальяно и после громкого скандала, едва не стоившего ему