Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Что нужно знать о выставке «Алайя и Баленсиага: скульпторы формы» в парижском Fondation Alaïa

Аззедин Алайя, один из последних по-настоящему великих кутюрье, ушел в ноябре 2017-го, но в его доме-ателье на улице Веррери в квартале Маре по-прежнему кипит жизнь: любимый сенбернар Дидин бегает по кухне, команда в белых халатах отшивает платья для постоянных клиенток, а под стеклянным потолком выставочных залов, где дизайнер показывал свои коллекции, посетителей встречают его платья и жакеты. Так выглядит новая точка на парижской fashion-карте – Fondation Alaïa (статус fondation указом президента Франции музей получил в январе 2020-го. – Прим. НВ), открывший свои двери всего два года назад, но уже успевший попасть в число главных мест силы модного Парижа.

Что нужно знать о выставке «Алайя и Баленсиага: скульпторы формы» в парижском Fondation Alaïa
Фото: Harper’s BazaarHarper’s Bazaar

Сразу же после неожиданной и скоропостижной кончины Аззедина его самые близкие люди – партнер художник Кристоф фон Вейе, лучшая подруга Карла Соццани и любимый историк моды Оливье Сайяр (возглавлял Парижский музей моды Гальера с 2010-го по 2017-й и курировал ретроспективу Алайи в 2013 году. – Прим. НВ) – решили открыть Фонд его имени, чтобы сохранить обширнейшее наследие дизайнера. А это не только коллекции, которые он создавал для своего бренда с 1981 года, но и предметы моды XX века, которые Алайя страстно собирал на протяжении всей жизни. Очевидцы рассказывают, что лучшие платья с аукционов уходили сразу к нему домой: он скупал самые ценные лоты и ему было абсолютно наплевать на их стоимость. «Аззедин считал все в старых франках и мог с легкостью оставить на чай официанту банкноту в 200 евро», – смеется Сайяр. В отличие от музейных кураторов с ограниченным бюджетом, Алайя покупал платья на миллионы в год, но почти никогда и никому не давал увидеть свои сокровища. Оливье свидетельствует: «Когда я попросил одолжить мне платья Мадам Гре для ее ретроспективы, Аззедин с трудом расстался на время с тремя моделями. Каково же было мое удивление, когда после его смерти мне наконец-то удалось попасть к нему в архив: в нем хранилось более семисот предметов авторства Гре». По оценкам экспертов, размер и ценность коллекции Алайи сопоставимы с главными французскими музеями моды – Palais Galliera и Musée des Arts Décoratifs. Здесь, в огромных апартаментах Аззедина Алайи в Маре, есть все главные образцы моды XX века: платья Мадлен Вионне, костюмы new look и маленький черный жакет мадемуазель Шанель, скульптурные платья Баленсиаги, лучшие образцы деконструктивизма и Рей Кавакубо и минимализма , корсеты и даже тренчи Фиби Фило для Céline. Есть и абсолютные редкости – например, платье-сари, которое Кристобаль Баленсиага создал для . Показывать все сразу здесь не собираются – завесу будут открывать постепенно, выставка за выставкой.

Видео дня

Почему на этот раз экспозиция посвящена Баленсиаге? История Алайи-коллекционера началась в 1968-м с новости о том, что Дом Balenciaga закрывается. Тогда Аззедину предложили забрать оставшиеся ткани и платья, чтобы он перешил их на новые. Но он не смог поднять на них руку. С тех пор маэстро захотел собирать все-превсе. И всегда удивлялся, почему дизайнеры так охотно коллекционируют предметы быта и искусства, но никогда не покупают платья своих коллег. «Ему были присущи особые щедрость и доброта. Среди кутюрье я видел такое нежное отношение к конкурентам только у Юбера де Живанши, который так же страстно собирал вещи Кристобаля», – не без восхищения вспоминает Сайяр. Когда ушел Алайя, Живанши сразу же связался с Карлой и Оливье и попросил их о встрече. Ему очень хотелось, чтобы они сделали выставку о талантах Алайи и Баленсиаги. Поэтому проект «Скульпторы формы» – это еще и посвящение великому основателю Дома Givenchy, пережившему Аззедина меньше чем на четыре месяца.

Подготовка выставки заняла около двух лет. Оливье Сайяру и его ассистенту Гаэлю пришлось с нуля инвентаризировать платья и жакеты Баленсиаги из коллекции Алайи: почти все вещи кутюрье хранил у себя в коробках или пакетах и после покупки никогда к ним не возвращался. Из почти пятисот найденных вещей Balenciaga кураторы отобрали всего сорок – те, что больше всего напомнят нам о работах самого Алайи. Выбрать вещи помогала Сара – правая рука маэстро, долгие годы работавшая с ним бок о бок.

В итоге на выставке покажут восемьдесят экспонатов – вечерние и дневные платья, пальто и жакеты, которые лучше других отражают схожесть талантов Баленсиаги и Алайи. «Удивительно, насколько хорошо им обоим удавались и воздушные платья, и идеально держащие форму жакеты, – поясняет Сайяр, расставивший вещи двух кутюрье по тематическим группам, чтобы они вели друг с другом диалог. – Кристобаль и Аззедин были настоящими скульпторами моды, никто не умел так работать с тканями и кроем, как они. А еще и тот и другой часто творили в одинаковой цветовой гамме: им нравились черный, приглушенные оттенки и, конечно же, кричащий кроваво-красный». Оливье рассказывает, что у Баленсиаги и Алайи даже характеры были похожие: оба не любили шумные вечеринки, которым предпочитали работу, и ненавидели давать интервью. «Но если Кристобаль и вовсе проводил большую часть времени в одиночестве, то Аззедин не мог жить без гостей. Ему нравилось принимать друзей у себя на кухне, готовить для них и болтать о жизни до рассвета».

Работать с Аззедином означало с ним дружить, быть частью его узкого круга близких, с кем он не стеснялся шутить, рассказывать веселые истории о моде и пытаться понять, куда она движется. По сути он сам был историком моды, знал о ней все от А до Я. Но, в отличие от многих кураторов, имел способность ее оценить и с технической точки зрения. И что главное, мог почти с первого взгляда отличить настоящий талант модного дизайнера от гения маркетинга и коммуникаций.

Выставка продлится до 28 июня 2020 года.

Фото: GETTY IMAGES; ELOI GIMENO/OUTUMURO