Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

"Могу и кувалдой в удовольствие помахать". Как работают женщины с "мужскими" профессиями

Елена Олийниченко
"Могу и кувалдой в удовольствие помахать". Как работают женщины с "мужскими" профессиями
Фото: ТАССТАСС
Для Елены вопрос "кем стать" мучительным не был. "Я с детства любила гайки крутить. Меня тянуло почему-то к технике, — признается Елена. — Поэтому, как окончила школу, пошла учиться на водителя в . Родители заплатили за мое обучение 700 рублей — большие деньги по тем временам. Это было в 1983 году".
Елена оказалась единственной девушкой в группе. Женщина за рулем тогда была редкостью. А чтобы представительница слабого пола водила не легковушку, а грузовой автомобиль — такое и вовсе казалось нонсенсом. Но Елену это не смутило, хотя нелегко было заслужить уважение в мужском коллективе (Елена водит автомобиль в автоколонне легкового транспорта Томусинского автотранспортного управления ).
"Отучилась, пошла работать на автобазу, и меня посадили на "Ифу" — самосвал IFA W50 производства ГДР. Мы тогда строили комбинат разреза "Сибиргинский". И мне как неопытному новичку дали старенькую машину, которая часто ломалась. И вот придешь в гараж, спрашиваешь: "Что делать? Не заводится". А слесаря посмотрят, поковыряются, а потом говорят: "Иди в моторную и попроси давления. Много не бери, пусть полведра дадут". А я ж не знаю, что это такое. Приду: "Кузьмич, дай, пожалуйста, полведра давления". Он: "Кто тебе такое сказал? Надень ему это ведро на голову!" Вот так сперва надо мной подшучивали. Когда набралась опыта, такого уже не было. Нормально относиться стали, почти как к "своему парню".
Вскоре Елене доверили бензовоз: сначала маленький, двухтонный, а потом и большой, почти пятитонный. А с дежурными поломками она научилась справляться самостоятельно.
"Бывает, или колесо проткнешь, или датчик откажет — ремонтируешь. Стыдно ведь на веревке-то ездить, чтобы тебя тянули. А то же колесо с грузовой машины снимается даже легче, чем с легковой. Монтажечкой поддел, камеру вытащил, новую засунул — и все, готово. Проще, чем кажется. Конечно, колесо тяжелое, его надо поднимать. Но со временем сила развивается, никакой спортзал не нужен, чтобы натренироваться".
Водителем бензовоза Елена отработала 17 лет. Теперь водит более комфортный автомобиль.
"Это, конечно, было очень тяжело, ведь на бензовозе ГАЗ-63 не было гидроусилителя руля. И когда возраст, похоже, начал сказываться, я пересела на "УАЗ Патриот" пикап. Это легкая машина, и теперь я отдыхаю за рулем. Расслабилась немножечко, отвыкла от настоящей работы, обнаглела", — смеется Елена.
Хоть работа стала полегче, косметичку на работу Елена все равно не берет. "Иногда надо в двигатель залезть. Или вспотеешь за рулем. Представляете, какое лицо будет?" — объясняет она. А вот о том, как выглядит ее машина, она заботится.
"Мы по разрезам колесим, камни, бывает, летят. Краска отбилась — начинается коррозия. Поэтому, когда крылья сзади подгнили и подножка, взяла лист алюминия ребристенький и все заклепала. Красиво смотрится. Мужики подходят и любуются. Вот так обманула судьбу, ведь уазик уже старенький, десять лет ему".
Самой Елене обмануть судьбу не удалось. Она рано овдовела, не успела обзавестись детьми. И любимая работа значит для нее, возможно, больше, чем для других.
"Я умру без руля. Не представляю себя именно без этой работы, — признается Елена. — Не могу представить, что буду где-то в цеху работать или сторожем. День будет очень длинный. А здесь иной раз не успеваешь оглянуться — а день прошел. Раз — и неделя прошла. Наверное, на пенсию выйду — и все равно буду рулить, пока здоровье и силы есть".
Валентина Сивухина
"Родители развелись, брат с сестрой были маленькие. Денег не хватало, и вместо того, чтобы учиться, мне пришлось зарабатывать. Бралась за все, вплоть до работы дворником. А потом подумала: как же так? Я же не буду всю жизнь дворником. Мне нужна профессия, — рассказывает Валентина. — И сама пошла учиться. Сначала хотела стать токарем, потому что понимаю в чертежах, мне это интересно. Но группу токарей уже набрали, прием был закрыт. Мне предложили выбрать другие профессии, женские. Но я понимала, что это не мое".
Валентину с детства интересовали не куклы и наряды, а занятия, которые принято считать мужскими.
"Папа, наверное, хотел мальчика, поэтому и растил меня как сына. Мы с ним постоянно ходили на рыбалку, в гараж, ремонтировали машины. Если он что-то паял или ремонтировал дома, я постоянно рядом была. Мне это было интересно, мне это нравилось. Может, поэтому мне больше по душе было все мужское".
Поступить можно было в группу сварщиков.
"Я решила: попробую. Посмотрю: пойму — не пойму, — продолжает рассказ Валентина. — Училась я очень хорошо, но пока не дошло до практики, ничего толком не понимала. Все остальные в группе были мальчишки, и они все понимали, многие уже пробовали варить. А я думала: зачем я вообще сюда пошла? И бросать неохота было. Думаю: нет, я настырная, добьюсь. И когда началась практика, я там всех замучила вопросами. Рассказывайте, учите, объясняйте. Вот прям везде залезала, мне все было интересно. Мне так хотелось самой себе доказать, что я смогу".
Сейчас Валентина — электрогазосварщик ремонтного участка "Центральный" Томусинского автотранспортного управления угольной компании "Южный Кузбасс".
На учебе трудности не закончились — на работе пришлось доказывать, что женщина может быть отличным сварщиком. В первое время водители "БелАЗов" свою машину ей не доверяли, требовали мужчину-сварщика. Зато теперь ситуация обратная.
"Бывает, еще даже наряд не получишь, а водители уже кричат: "Валя, ты у меня сегодня на машине!" Я еще не знаю, какой наряд, какая машина. А они уже начинают объяснять, где, что неисправно, что заварить, что сделать", — улыбается Валентина.
Сегодня ее стаж — уже 15 лет.
"Мужчины часто подходят ко мне, обращаются за помощью. Не вопрос, у нас смена очень дружная, мы все друг другу помогаем. Зато если что-то тяжелое, они сразу говорят: "Так, все, отходи. Мы сами сделаем. Поможем, придержим".
Работать с "БелАЗами" непросто. В двигателях этих огромных машин есть такие места, что приходится хорошенько подумать, как вообще туда забраться.
"Но мне нравится эта работа. Нравится работать с железом. Теперь, когда мне говорят, что что-то нужно сделать, я смотрю и удивляюсь, насколько это просто и легко. Когда ребенок учится держать ложку, ему кажется, что это очень тяжело. А потом, став взрослым, он не понимает, что в этом сложного. Вот так и здесь. И менять работу я не собираюсь, меня все устраивает".
О том, что выбрала профессию, на которой не покрасуешься в красивом платье, с прической и макияжем, Валентина не жалеет.
"Я могу прийти на работу в платье. Но потом надеваешь бесформенную сварочную робу, которая как балахон, повязываешь бандану на голову, чтобы волосы не сгорели от искр раскаленного металла, — и все: я сварщик, я работник. После работы — да, я снова девушка. Надела платье, каблучки, сделала маникюр, подкрасилась, нарядилась. Была парень — стала девушка, перевоплотилась, — смеется Валентина. — Но все это только в нерабочее время".
Валентина воспитывает двоих детей. Сыну 14, дочке 13. Они гордятся, что их мама работает сварщиком и может справиться с любой работой без мужской помощи.
"Они говорят: ты у нас и за маму, и за папу. Я и правда все по дому делаю. И маме с ремонтом помогаю, и отцу. У меня и свой сварочный аппарат есть. Сына тоже потихоньку приобщаю к хозяйственным делам. Учу всему, что должен уметь мужчина. У меня мама в своем доме живет. Если нужно что-то отпилить, собрать, уголь перетаскать, дрова порубить, она уже не меня просит, а внука. Он приходит и помогает, — рассказывает Валентина. — Дочку приучаю к домашним делам. Я шью на машинке, вяжу крючком, спицами, и она тоже всему научилась. Всегда помогает. Меня еще дома нет — а она уже все по хозяйству сделает. Я своими детьми тоже горжусь".
Лилия Зонова
По образованию Лилия электромонтер. Окончив училище, работала обмотчиком электрических машин на .
"Сначала я решила пойти по стопам отца, — рассказывает Лилия. — Он у меня всю жизнь проработал сталеваром. Мама поначалу тоже работала в металлургии, а потом сменила отрасль и выбрала угольную промышленность. Она мне и посоветовала пойти работать на шахту".
Лилия устроилась в чайную на шахте "Полосухинская", немного поработала на шахте "Кушеяковская". А потом перешла на только что построенную обогатительную фабрику "Антоновская", и оказалось, что работа грузчика подходит ей больше всего. Уже четверть века она — грузчик, а сейчас бригадир грузчиков на погрузочно-транспортном участке.
"Мне надо все время двигаться. Для меня это естественно, мне это нравится. Вот сидеть для меня — скука смертная. А движение — это жизнь, — смеется Лилия. — Я смолоду привыкла к такой работе, и мне не тяжело. Могу и кувалдой в удовольствие помахать. Могу и проволоку завязать в два ряда".
В подчинении у Лилии пятеро грузчиков, и все они мужчины. К тому, что ими командует женщина, относятся абсолютно адекватно.
"Все понимают с первого слова. Сказала — значит, пошли. Все всё делают, никого заставлять или подгонять не нужно. Мы же взрослые люди и понимаем, что работа есть работа. Тем более что и я точно так же работаю вместе со всеми, и они это видят. Да и вообще, с мужчинами намного проще. Может, я так думаю, потому что никогда не работала с женщинами. Мужчины ведь тоже порой бывают скандальными, — ненадолго задумывается Лилия. — Хотя нет, с ними все равно проще".
Задача бригады грузчиков — полностью очистить вагоны и подготовить их к погрузке новой партии угля.
"Чтобы не было коммерческого брака, вагон должен быть абсолютно чистый. Поэтому мы надеваем респираторы, защитные очки и по лестнице спускаемся внутрь. Сначала убираем все остатки. Если примерз щебень, например, отбиваем кувалдой. Часто лом идет в ход. Чтобы по дороге не было утечки угля, забиваем все щели в полу. Устанавливаем коловашки — запорные сектора у люков. Рукой их не забьешь, снова кувалда нужна. Схема уже отработана. Наша задача — убедиться, что все чисто, герметично и вагон можно загружать".
Лилия — единственная женщина на всем погрузочно-транспортном участке. Переходить на более легкую работу пока не собирается.
"Если сил и здоровья хватит, буду грузчиком до самой пенсии. У меня ведь уже внучка подрастает, хочется с ней побольше времени проводить. Пока сил хватает на все. Самое главное, чтоб здоровье было, а остальное приложится".
Сегодня Анна признается: когда ей предложили стать учеником токаря, она даже не представляла, что это за работа. Своим призванием эту работу никогда не считала.
"А когда начала учиться, сразу интересно стало. И ведь я не просто втянулась. Нет. Я полюбила весь этот процесс создания деталей: подбор резцов, обработку заготовок, сборку. Вот уже 13 лет я в этой профессии, — рассказывает она. — А еще у меня лучший на свете коллектив. Я своих мужчин не променяю ни на кого другого! Ребята у нас отличные, самые лучшие! И хотя у меня другого коллектива не было и сравнить не с чем, мне комфортно все время, что я здесь работаю. Считаю, это очень здорово — когда один за всех и все за одного".
Если деталь, которую предстоит обработать Анне, большая или тяжелая, коллеги всегда помогут установить ее на станок, дадут совет, как лучше сделать.
"Мне кажется, мужчинам даже интереснее, когда рядом с ними работает женщина. Я с разной мелочевкой и сама быстро справляюсь. Все движения до автоматизма доведены. Делаешь работу с удовольствием. А вот иногда наряд нестандартный получишь — и вот тут без опыта коллег никак не обойтись. У мужчин в крови заложено помогать женщинам. Они с удовольствием подскажут, поделятся опытом. Настоящие мужчины".
Когда Анна рассказывает о своей работе подругам, то ей немного завидуют.
"Я им всегда говорю: "У нас хорошо. Никаких интриг, сплетен нет". Они только вздыхают в ответ, — улыбается Анна. — Еще один плюс: с моей работой не нужно ходить в спортзал, чтобы сохранить фигуру. Физической нагрузки и так хватает. И руки, и ноги работают, и наклоны постоянно делаешь. Дополнительная нагрузка точно не нужна".
Профессия не раз пригодилась Анне и дома.
"Я у мужа не спрашиваю, что делать, если что-то сломалось или потекло, а, наоборот, советую, что вот сюда такой переходник нужно, а вот сюда другой. В сантехнике понимать научилась как настоящий профи. Сама присматриваю, что нам нужно купить в дом, какую деталь, с какой резьбой. Случается, что и поспорю с продавцом. Он же не знает, что я токарь. А когда свою профессию озвучиваю, все удивляются и спорить, как правило, перестают".
Наверное, единственный человек, которого не удивляет работа Анны, — это ее 10-летняя дочка, которая с детства привыкла, что мама — токарь.
"Когда была маленькая, не понимала, что это за профессия такая. Однажды показала ей видео с работы. Она так поразилась: "Мама, ну надо же, какая крутая у тебя работа!" Мне было приятно от нее это услышать. Так что у меня и супердочка, и суперработа, и суперколлектив. Я ими горжусь и с удовольствием о них рассказываю".
Екатерина Гвай
После школы Екатерина поступила на социально-психологический факультет Кемеровского государственного университета.
"Я поработала психологом в соцзащите и поняла, что это не мое. Сменила профессию и устроилась приемосдатчиком вагонов на железнодорожную станцию разреза "Березовский". Проработала пять лет и захотела испытать себя в другом деле. Так я оказалась за рулем тяжелого автогрейдера Komatsu и уже три года занимаюсь строительством и обслуживанием технологических дорог на разрезе, — рассказывает Екатерина. — Экскаваторы грузят "БелАЗы" породой, белазисты ее высыпают, а мы, автогрейдеристы, на основе этой породы планируем щебень на поверхности дорог для автосамосвалов и спецтехники. И вот эта работа мне очень нравится".
Сейчас все уже привыкли, что машинист дорожно-транспортных машин — девушка. А когда Екатерина только пришла на разрез, мужчины отнеслись к ней скептически: были уверены, что на автогрейдере она работать не сможет.
"А я смогла, — улыбается Екатерина. — Хотя грейдеры Komatsu — очень большая техника. И к концу смены, конечно, устаешь. Если нужно что-то быстро подремонтировать, слесари и механики в любой момент помогут, без мужской помощи там не обойтись. Если колесо проткнешь, ставишь специальные подставки и едешь до бокса. Там есть "хапуга" — специальная техника, с помощью которой снимают и "обувают" колеса, а с мелочами — например, масло в систему залить или гайки-болты подкрутить — справляюсь сама".
Мужчины настолько привыкли к Кате, что иногда забывают поздравить с 8 Марта. Она не обижается — иногда и сама даже не помнит, какое сегодня число.
"Бывает, что все в работе и просто забывают, какой сегодня день недели", — смеется Екатерина. Ни о каких праздничных днях речь не идет: от большегрузной техники дороги изнашиваются, и их нужно постоянно обслуживать. Поэтому работа идет круглые сутки, без перерывов и выходных.
"Я уже привыкла работать в ночную смену. Организм перестроился, и нормально. Отработаешь день-ночь, потом два дня дома. Это уже твое законное время. Делай что хочешь. Зимой я люблю на лыжах ходить. Мне такие прогулки настроение поднимают".
Родители Кати поначалу отнеслись к ее решению недоверчиво: тоже были уверены, что дочка не справится.
"Но я опровергла и их мнение, и они уже смирились, — говорит Екатерина. — Ведь я уходить не собираюсь, буду работать здесь и дальше. Мне действительно нравится строить дороги. Мне сам процесс доставляет удовольствие. Это мое. Если меня спросят, стоит ли женщине садиться за руль грейдера, я отвечу: это только ей самой решать. Если она знает, что сможет, — то все получится. А нет — значит, нет".
Катя еще не замужем, но уверена: когда у нее появится семья, дети, бросать любимую работу не придется. Даже ночные смены не станут проблемой. "Ребенок же дома будет не один, а с папой", — улыбается она.
Валентина Солдатенко
Пока подружки играли в куклы, Валя училась справляться со сложной техникой — семья держала свое фермерское хозяйство.
"Папа меня всему научил. Мне нравилось все, связанное с техникой. Потому и учиться я пошла на тракториста, — рассказывает Валентина. — Но мечтала водить большие машины. И мечта сбылась, когда я стала работать на "БелАЗе". Сейчас я вожу 90-тонный автосамосвал Komatsu. И уже так привыкла, что мне на нем даже проще, чем на легковушке".
Валентина перевозит уголь и каменную породу на ООО "Разрез Березовский". Дневная рабочая смена — 11 часов. Сутки отдохнул — и снова на смену, теперь уже на ночную. Потом два дня выходных. Простой эту работу, конечно, не назовешь.
"Днем и ночью нужно очень хорошо чувствовать многотонную машину, которой управляешь. Ты справляешься, ты горда собой. А другие водители говорят: "Мы в тебе и не сомневались, молодец!"
Сейчас коллеги-мужчины считают Валентину настоящим профессионалом. Но так было не всегда.
"Когда я только пришла, всем было непривычно, даже дико, что женщина собирается управлять такой машиной. Отношение было примерно такое: "Зачем вы сюда пришли? Вы не справитесь". Но теперь никакого негатива. Все привыкли, что я работаю наравне с мужчинами. И отремонтировать, что надо, могу".
Крупными поломками занимаются другие службы, но, например, заменить колесо — задача водителя.
"Колеса такие огромные, что я и до половины не достаю, — улыбается Валентина. — Но ничего. Берешь ключ, ломик — мы его "карандаш" называем — и откручиваешь все гаечки одну за одной. А потом приезжает специальная машина и снимает колесо".
Родители Вали сначала шутили: "Нашелся белазист. Не придумывай". Но постепенно поняли, что дочка настроена серьезно.
"Теперь мной гордятся. Говорят: "Молодец, не каждый мужчина так сможет". И мои дети — а у меня их двое — меня поддерживают. Сын часто просит взять его с собой на работу. Но я отвечаю, что это опасный производственный объект, посторонним вход запрещен".
Дочь Валентины задумывается, не пойти ли ей по стопам матери.
"Я сказала, что хватит нам и одной белазистки в семье. Считаю, что ей такая работа не подойдет. Я с детства люблю гайки покрутить, а у дочки нет такой тяги к технике. Она совсем другая, прям девочка-девочка. Не мамин характер".
Впрочем, в самой Вале "девочка" тоже не дремлет. "Косметичка у меня всегда с собой. И ногти в порядке. Правда, мастер маникюра всегда ругается, когда я к ней прихожу, за поцарапанный шеллак. Что поделаешь, профессия такая. Она все-таки мужская, не из простых. Но менять я ее не собираюсь. Вот только машину хочу еще больше. На 130-тонном самосвале я уже работала, теперь хочу 220 тонн. У меня допуск есть, за рулем такого я уже сидела, а поработать пока не пришлось. Теперь это моя мечта".