Цифра как прикрытие. Дизайн виртуальной одежды может со временем занять свою нишу в реальной экономике 

Цифра как прикрытие. Дизайн виртуальной одежды может со временем занять свою нишу в реальной экономике
Фото: Вечерняя Москва
Житель подмосковного Ногинска подал иск против за то, что сын уменьшил отцовскую банковскую карту на 320 тысяч рублей. Все деньги ушли на прокачку персонажей из виртуальной игры, усовершенствование которых стоит там от 99 до 9490 рублей. А вот была бы у папы дочка, ущерб наверняка был бы серьезней. Ведь IT-индустрия предлагает теперь не только поиграть в игры, но и покрасоваться в соцсетях в виртуальной одежде. За вполне реальные деньги.
О том, что этот рыночный сектор не будет внакладе, говорят цифры. Два года назад изучил платежную активность игроков на нескольких платформах и обнаружил, что за год 18 миллионов пользователей потратили на покупку виртуальных предметов и добровольные пожертвования (донаты) другим игрокам, админам или создателям игры около 11,6 миллиарда рублей. В среднем покупки игровых предметов совершались по три раза в месяц. Но это статистика, так сказать, смешанная.
А вот — практически чистая. Так, игра Covet Fashion, в которой можно одеть своего персонажа в дизайнерские шмотки, только за прошлый год принесла своим создателям 53,4 миллиона долларов. А довольно примитивная по графике игра : Hollywood, где периодически нужно покупать игровому аватару одежду и аксессуары вполне реальных, а не виртуальных брендов, обогатила разработчиков уже на 240 миллионов долларов.
Статистики по покупкам цифровой одежды (ЦО) пока нет — это направление зародилось лишь два года назад, но уже понятно, что его ждет неплохая монетизация. Тем более что идеологи ЦО нажимают на любимые струны поколения Z — технофишки и экологию. Да-да, digital-одежда — это очень экологично, заверяют нас идеологи, ведь при ее производстве не тратятся ресурсы планеты, не выбрасываются в воздух вредные химические реагенты, она не множит собой бесконечные свалки и не сгорает потом в печах мусоросжигательных заводов, коптя небо всей таблицей дедушки Менделеева. В общем, цифровую одежду ждет неплохое будущее, так что давайте разбираться, что это, собственно, такое.
По старым алгоритмам
Те, чье детство пришлось на «аналоговые» игрушки, наверняка вспомнят одну из любимых тогдашних девчачьих игр — бумажные куклы. Девочку в маечке и трусиках вырезали из журнала вместе с гардеробом, а потом играли, то и дело меняя ей бумажные наряды. Вот нечто подобное, только прокачанное с учетом нынешних реалий, и предлагают сегодняшним интернет-пользователям адепты цифровой моды. Просто бумажной куклой выступает ваша фотография в интерьере (или на пленэре), а одежду создает настоящий модельер с помощью компьютерных программ. Ну и стоит, естественно, этот гардероб не журнальные копейки, а вполне себе весомые рубли, доллары и евро.
По вполне понятным причинам скачок популярности ЦО пришелся именно на этот год — народ самоизолировался в четырех стенах и вовсю начал самовыражаться в соцсетях. Именно в 2020-м появился первый digitalкутюрье и в России.
— Будучи вполне традиционным дизайнером, который работает с настоящими тканями, нитками и фурнитурой, я знала о программах, в которых можно сделать цифровой лук, — говорит Регина Турбина, 3D-модельер и создатель собственного бренда. — В институте я ими активно пользовалась, но все эти эскизы в них же и оставались, двигать тему дальше мне было неинтересно. До того момента, пока я не узнала, что цифровые вещи можно примерять на фото людей, вытаскивая их в дополненную реальность, и презентовать таким образом свою коллекцию. Ну, и в итоге так вышло, что я стала первым в России дизайнером, который продал свой цифровой лук. Моим первым покупателем стал Даниил Трабун — медиадиректор «Яндекса», который купил у меня виртуальный костюм. Цену он, кстати, предложил сам — 5 тысяч рублей. Новость о покупке очень быстро разошлась по интернету, и у меня появилось много заказов от людей, которые хотели приобщиться к теме, получить цифровой образ и стать соавторами какого-то виртуального костюма. С ростом заказов росло и число людей, которые не хотели получить что-то эксклюзивное, так как процесс занимает много времени, отнимает много сил, и в итоге продукт получается дорогим. Они говорили: «Регина, давай я примерю то, что у тебя есть». Так появился сайт с готовой ЦО, на котором продаются не только мои вещи, но и работы моих друзей-дизайнеров. Создали мы его полгода назад, и у нас уже есть достаточное количество покупок, есть покупатели, которые приобретали на сайте вещи не единожды, и все это дает нам уверенность в том, что у этой индустрии есть будущее. К вопросу о дороговизне. Цена, как и в обычной жизни, зависит от вложенного в продукт труда.
Весь процесс создания ЦО укладывается в несколько этапов. Для начала клиенту нужно сфотографироваться в обтягивающей одежде там, где он хочет. Дальше дизайнер рисует эскиз костюма на основе пожеланий заказчика, при этом обговариваются не только цвет, фасон и образ в целом, но и фактура тканей. Далее начинается этап 3D-моделирования: эскиз переносится в графический редактор и детально прорабатывается. Потом следует примерка (ЦО накладывают на изображение человека) и подгонка по фигуре. Готовое изделие — портрет в новой одежде — заказчик получает в виде JPEG-файла, плюс к этому ему пересылают PSD-исходник и саму 3D-модель костюма. Кстати, в большинстве своем по лекалам виртуальной обновки можно сшить и вполне реальное ее воплощение, то есть процесс создания в чем-то повторяет привычные портновские алгоритмы.
Присматриваются к теме ЦО и маститые дизайнеры.
— Этой весной мы все оказались в ситуации локдауна, работа над текущими коллекциями была заморожена, наша команда тоже села по домам, и мы все начали активное самообразование — читали бренд-прогнозы, тренд-аналитику и т.д., — говорит , PRдиректор бренда Alena Akhmadullina. — И буквально везде мы видели тему digital-одежды. В итоге мы действительно поняли, что это будущее, и решили, что надо срочно к нему присоединяться. Помог нам в этом один из ведущих российских IT-разработчиков — компания Malivar. Если кто не знает, именно там создали Алену Пол, известного в России виртуального инфлюэнсера (пользователь, имеющий обширную интернет-аудиторию, публикации которого оказывают на подписчиков заметное влияние. — «ВМ»). У этой несуществующей в реальности девушки около 30 тысяч подписчиков, масса поклонников, очень активные комментаторы и т.д. Она-то и стала нашей моделью. У нас в то время была в работе юбилейная коллекция, и мы решили сделать для нее такой digital-предпросмотр. В итоге все получилось достаточно футуристично, хотя за основу была взята дымковская игрушка. Мы просто представили, как наша одежда, разработанная в русском культурном коде, могла бы выглядеть в будущем, когда будут стираться границы между национальностями, люди будут утрачивать свою идентичность, но именно из-за этого — ее и подчеркивать. Ну и тему защитных масок и шлемов тоже не забыли. Оказалось, что 3D-одежда, в отличие от нарисованной, может полностью передавать фактуру ткани, поэтому действительно создавалось абсолютное ощущение ее реальности. Успех этой коллекции нас очень вдохновил, поэтому мы решили, что надо уже встраивать ЦО в бизнес-модель бренда, и в итоге создали коммерческую коллекцию для продажи на сайте. Для нее мы отобрали наши «реальные» хиты, которые пришлось немножко доработать, чтобы они выглядели эффектно на экране монитора (для ЦО это, наверное, самое важное): выбрали очень наполненные цвета, большое количество декора… Это были модели, которые мы, наверное, не стали бы запускать в коммерческую серию, потому что они достаточно имиджевые (скажем, комбинезоны с корсетами), но для виртуальной истории они оказались интересны. Теперь мы работаем над регулярным пополнением этого раздела, и у нас даже есть первые покупки, что очень приятно.
Панихида отменяется
Разумеется, присматриваясь к нише ЦО, дизайнеры ни в коем случае не предрекают панихиды по одежде «нормальной». Сейчас digital в первую очередь рассматривают как подспорье в работе над реальными коллекциями, ведь изначально программы для создания ЦО делались именно для того, чтобы производить более качественную одежду в физическом, так сказать, мире. С их помощью досконально выверялись все лекала, корректировалась посадка, отслеживался пошив, в общем, делалось все, чтобы росло и качество, и быстрота создания моделей. Да и цифровые примерочные, которыми сейчас никого не удивишь (там можно посмотреть перед покупкой, как будет сидеть на фигуре та или иная вещь), вышли из этих же программ.
— Конечно, большинство моих клиентов хочет иметь обычную одежду в гардеробе, а не только на картинке, — говорит дизайнер Наталья Сущенко. — Хотя я очень поддерживаю эту тему, так как она дает развитие моде в целом. Мой опыт работы с ЦО пока очень мал, поэтому сложно сказать, буду ли я в будущем развивать эту тему, разве что для тех же инфлюэнсеров. Летом на Неделе моды мне предложили представить коллекцию в таком формате. Да, мне было интересно видеть свою одежду в цифровом воплощении, но сказать, что я загорелась этой идеей… Технологии еще не достигли такого уровня, чтобы заменить ощущения от прикосновения ткани, полностью передать ее текстуру и т.д. Экологичность — да, возможность создания контента, который без налога на импорт, стоимость доставок и прочих материальных накруток дойдет до потребителя — да. Но отберет ли ЦО серьезную долю рынка у реальной одежды? Наверное, все-таки нет. По крайней мере в ближайшие годы, пока технологии не достигли совершенства.
Однако есть и те, кто уже сейчас выжимает из новинки максимум возможностей.
— Я ЦО рассматриваю только с точки зрения экономики, — говорит Даниил Костышин, дизайнер и руководитель собственного бренда. — То есть с позиции того, как она мне поможет продать больше моей реальной одежды, а значит, поможет заработать. Вообще, главное, что мне не нравится в нашем сегодняшнем рынке — это то, что мы постоянно пытаемся что-то кому-то продать. Притом что продукция легкой промышленности — ткани, одежда, трикотаж, шторы, постельное белье, фурнитура — нужны абсолютно всем. Я хочу, чтобы за моим продуктом покупатель приходил сам. Да и не нравится людям, когда им чтото втюхивают. Чем мне понравилась идея ЦО? Когда ты создаешь реальную одежду, у тебя всегда есть ограничения — по тканям, по крою, по способам воплощения задумок. Ты не можешь приделать к пиджаку электрические крылья, чтобы его хозяин начал летать, или пустить на показе из глаз моделей дым в нужный момент. С digital все это возможно, а значит, он может привлечь покупателя к твоему реальному товару. Скажем, мы создали светоотражающую рефлективную ткань-хамелеон и максимально оцифровали ее свойства, снабдив QR-кодом. С его помощью любой желающий может посмотреть, как она будет смотреться в одежде, в интерьере, на улице, ее можно разместить на столе, на полу, сделать любого размера, увеличить хоть в 10 тысяч раз, чтобы увидеть структуру вплоть до микрон… Привезли это дело на выставку, причем совершенно не пытались ее продавать — нигде не было никаких ценников. Люди сами подходили, спрашивали, связывались в соцсетях, писали: «Куплю за любую цену!» И только поняв объем спроса, мы озвучивали стоимость. Если честно, даже большую, чем мы хотели изначально, но людям реально было интересно, и ценник их не останавливал.
По мнению Даниила, ЦО — это всего лишь дополнительное поле возможностей для раскрутки реальных вещей:
— Сейчас мы работаем абсолютно во всех соцсетях, и практика показывает, что люди, которые покупают у нас ЦО, потом приходят и за одеждой реальной. Возможности у интернет-рекламы огромные. За 800 рублей таргетированной рекламы только в «Инстаграме» мы сразу получили охват в 370 тысяч человек. Потом нам написали два блогера — один с 7 миллионами подписчиков, другой с 800 тысячами: хотим использовать ваши продукты для своих видео, готовы массово заказывать такие же костюмы в реале.
А мы даже не планировали их продавать в реале! Я, честно, создавал вещи разово, для себя. Но digital заставил нас приступить к массовому отшиву. В июне на Московской неделе моды нашу цифровую презентацию, созданную, если честно, на коленке, купил один из организаторов, и в итоге она была показана в 110 странах мира — The New York Times, Daily Mail, куча других солидных изданий опубликовали эту съемку. Ну разве плохо? В общем, я убежден, что благодаря ЦО у нас появилась еще одна прекрасная возможность стать лучше, выше, ярче, индивидуальнее и богаче, чем мы были. Мир меняется, наш бизнес тоже, так что нужно просто воспользоваться тем, что он нам предоставляет.
ЦИФРА
2,3 триллиона рублей потратили в прошлом году россияне на покупку одежды. Если хотя бы один процент от этого рынка перейдет в ЦО, это выльется в 23 миллиарда рублей — сумму весьма приличную.
ЦЕНА СПЕСИ
Ежегодно в мире сжигается или выбрасывается около 92 тонн одежды. Одни только люксовые бренды отправляют в топку нераспроданные вещи на миллионы долларов (как правило, порядка трети коллекции).
Главная причина — чтобы они не теряли в цене и не размывали тем самым узкий круг избранных, допущенных к элитному лейблу.
КСТАТИ
По результатам опроса банка Barclays, каждый десятый покупатель приобретает вещи только для создания контента — попозировать в «Фейсбуке», сделать селфи и выложить в «Инстаграм» и т.д. После этого вещь либо сдается обратно в магазин, либо очень быстро оказывается на свалке.
ФАКТЫ
■ Настоящим зубром в деле ЦО считается цифровой дизайнер Кэт Тейлор, которая занимается этим с 2015 года, сотрудничая с такими брендами, как Vetem Off-White, Balenc iaga и Alexander Wang. Собственные вещи она не продает — просто переделывает известные сшитые модели в виртуальные.
■ Первая коллекция ЦО была сделана в конце 2018 года агентством Virtue, которое таким образом пыталось привлечь внимание покупателей к интернет-магазину скандинавского бренда Carlings. В коллекции было 20 вещей стоимостью от 10 до 30 долларов. В итоге уже в следующем году доход Carlings составил 120 миллионов евро.
■ Рекорд цены за ЦО держится на отметке 9500 долларов — столько стоило платье от-кутюр голландского стартапа The Fabricant. Полупрозрачное голографическое платье-комбинезон было «сшито» с помощью блокчейна, то есть подделать его невозможно, а уникальный код позволяет владельцам в случае чего продать платье как криптовалюту.
■ Первый виртуальный наряд в России (свитшот и брюки) был продан 4 марта 2020 года дизайнером Региной Турбиной за 5000 рублей.
Читайте также: Папа римский снова поставил лайк девушке в Instagram
Видео дня. В каких продуктах есть скрытый сахар
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео