Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Сорили миллионами. Как и на что тратили деньги богачи Российской империи

Большие яхты, дорогие часы, отдых за миллионы долларов: может показаться, что любовь людей к богатству, роскошным вещам и дорогим покупкам появилась в России вместе с рыночной экономикой. Но это далеко не так. Кутежам и тратам купцов и аристократов, живших в XIX – начале XX века, можно только позавидовать. Благотворительность, виллы в центре Москвы, десятки бесценных картин, реликвии и баснословно дорогие вечеринки — «Секрет» изучил, на что спускали деньги богачи Российской империи. На что тратили Купцы и аристократы в основном тратили деньги на благотворительность, финансирование близких по духу организаций, покупку статусных вещей (предметов искусства, драгоценностей, лошадей) и отдых на широкую ногу (VIP-ложи в театрах и шикарные вечеринки). Крайне модным в конце XIX – начале XX века было коллекционирование. Для купцов, многие из которых были выходцами из крестьян, скупка культурных ценностей была статусным занятием — это сближало их с аристократией. Особо престижным было коллекционирование живописи. Картины известных художников в конце XIX – начале XX века стоили от 1000 до 15 000 рублей, менее популярных — от 10 до 1000 рублей . Стоимость масштабных полотен доходила до нескольких десятков тысяч рублей. Так, картина «Запорожцы» Ильи Репина в 1892 году оценивалась в 35 000 рублей (220 млн рублей*), полотно «Покорение Сибири Ермаком» Василия Сурикова в 1895 году стоило в 40 000 рублей (244 млн рублей в ценах 2020 года). Для понимания: в конце XIX – начале XX века средняя зарплата рабочего по стране составляла 16 рублей. Прислуга получала рублей в месяц, фельдшер — 35, токари и слесари — 50-80 рублей, врачи и учите-100 рублей, депутаты — 350, губернаторы — 1000 и министры — 1500. Некоторые тратили баснословные деньги, собирая коллекцию знаменитых яиц Фаберже. Стоили они уже тогда немало. Так, «Коронационное яйцо», изготовленное тупления на престол Николая II, в 1896 году оценивалось в 6700 рублей (40 млн рублей в ценах 2020 года). Спускали деньги и на средства передвижения — элитных лошадей и автомобили. Обычная кобыла в конце XIX века стоила около 70–100 рублей, однако элитные экземпляры (например, для скачек) обходились гораздо дороже. Согласно данным Всероссийской аукционной выставки 1899 года, цена первоклассного рысака колебалась между 150 и 2500 рублями. Призовой конь мог стоить 20 000 рублей серебром (118 млн рублей в ценах 2020 года). Автомыли особым шиком. «Самая плохонькая» машина стоила не менее 2000 рублей. Иностранные Opel и Renault на рубеже веков обходились покупателям в 5000 рублей, отечественный «Руссо-Балт» — в 7000–8000 рублей. Изготовленные по специальным заказам машины могли быть дороже 10 000 рублей. Для сравнения: покупка для Николая II «царь-автомобиля» — лимузина от французского производителя Delaunay-Belleville — обошлась казне более чем в 20 000 рублей. Многие купцы и аристократы спускали деньги не только на физические объекты, но и на развлечения. Популярным и статусным времяпрепровождением были походы в театр. В целом цена билетов была доступной, однако ложи в лучших местах обходились в круглую сумму. Например, стоимость билетов в ложу бенуара Большого театра в 1914 году достигала 30 рублей (более 65 000 рублей в ценах 2020 года). Порой ложи снимали на целый сезон. Любили вкусно поесть. Самыми модными ресторанами тех лет в Петербурге были «Кюба», «Контан», «Донон» и «Медведь», в Москве — «Яр», «Эрмитаж» и «Славянский базар». Обед в них стоил 10–15 рублей на двоих, бутылка шампанского — от 10 рублей. Кутёж с деликатесами и музыкой мог обойтись в 100 рублей за ночь. Купцы порой гуляли поистине легендарно. Так, в пылу застолья в ресторане купец Михаил Хлудов начал рубить саблей расставленные в зале пальмы. Наутро, без лишних слов, он возместил весь причиненный урон (подробности этой истории — ниже). Так кто же из российских богачей царских времён тратил больше всех и на что? Морозовы О династии Морозовы — знаменитая династия предпринимателей. Ее основатель Савва Васильевич — выходец из крепостных крестьян, один из основателей российской промышленности. К концу жизни он владел торговым домом и четырьмя фабриками. Его многочисленные потомки стали богатейшими людьми страны. Состояние клана Морозовых к 1917 годун рублей. Кто и на что спускал деньги Главным сумасбродом в купеческой семье считался внук Саввы Васильевича — Савва Тимофеевич Морозов. Он построил в подарок своей невесте Зинаиде огромный неоготический особняк в Москве, который стал одним из популярных мест проведения балов и светских приёмов. Савва Морозов был известен и как меценат. Он не жалел денег на Московский художественный театр — на его средства театру построили здание в Камергерском переулке. В то же время Савва был активным «оппозиционером» — он финансировал революцию 1905 года и жертвовал деньги нелегальной газете «Искра» — по воспоминаниям Максима Горького, около 24 000 рублей в год (около 100 млн рублей в ценах 2020 года). А также спонсировал издание подпольных газет «Новая жизнь» и «Борьба». Другой представитель семьи — Иван Абрамович (правнук Саввы Ваыл страстным коллекционером живописи. Особенно он любил работы французских импрессионистов — и собрал более 600 картин. При этом, по воспоминаниям современников, Ивана Морозова совершенно не волновала стоимость полотен. Картины он держал в особняке на Пречистенке, где обустроил комнату с толстыми стенами и бетонированным потолкоми (например при угрозе пожара) спрятать коллекцию в этом помещении. А самым эксцентричным представителем рода был ещё один правнук Саввы Васильевича — Арсений Абрамович Морозов. Его совершенно не интересовали семейные торговые дела, всё своё свободное время он посвятил путешествиям, духовным практикам и благотворительности. Увидев в одной из поездок в Португалию королевский дворец, Арсений Морозов загорелся идеей построить что-то подобное в Москве. В итоге он построил на Воздвиженке особняк. На вопрос архитектора, в каком стиле сделать интерьер здания, Морозов ответил: «Во всех!» Внутренняя отделка особняка во многом отражала личность хозяина: парадная столовая была выполнена в готическом стиле и именовалась «рыцарским залом», главная гостиная, в которой проводились балы, оформлена в стиле ампир. Были залы в арабском и китайском стиле. Над домом Морозов устроил висячий сад. Особняк стал центром балов, светских встреч и вечеринок. Арсений любил удивлять: на одной из гулянок гостей встречало чучело медведя с подносом чёрной икры, на другую Морозов пригласил целый кавалерийский полк. Погиб Арсений из-за кутежа на одной из вечеринок, когда заявил, что благодаря эзотерическим упражнениям может прострелить себе ногу и не почувствовать боли. Он действительно прострелил себе ногу, а позднее умер от заражения крови. Рябушинские О династии Основателями династии были калужские крестьяне-старообрядцы Михаил Яковлевич Рябушинский и его сыновья Павел и Василий. К началу ХХ века, после смерти Павла и Василия, капиталом семейства (20 млн рублей наследства , торговым домом и десятком мануфактур, объединённых в Товарищество) владели восемь сыновей Павла Михайловича. Кто и на чтоБре были крупными коллекционерами. Михаил Павлович собирал живопись. С 1902 года он приобрёл около 100 полотен русских художников (Ильи Репина, Валентина Серова, Михаила Врубеля и других). Также в его коллекции были произведения французских импрессионистов, например Клода Моне. Собирал Михаил и антиквариат — фарфор и старую мебель. Всю свою коллекцию он хранил дома — в особняке, купленном у вдовы Саввы Морозова. Степан Павлович — банкир и сооснователь автомобильного завода АМО (в будущем — ЗИЛ) — увлекался древнерусскими иконами: его коллекция считалась одной из лучших в России, в ней были ценнейы XIII–XIV веков. Для покупки желанной иконы Степан не жалел ни денег ни времени. При этом он открыл собственную реставрационную мастерскую. А вот Николай Павлович Рябушинский коммерческими делами не интересовался вовсе, зато любил жить на широкую ногу. Продав братьям свои доли в ткацких мануфактурах, Николай построил в Петровском парке в Москве шикарную виллу «Черный лебедь» в неоклассическом стиле. Там он устраивал шумные вечеринки. Комнаты виллы украшали картины российских и зарубежных художников. На мебели и посуде были изображения чёрного лебедя. Во дворе имения гости могли увидеть пальмы и мраморный саркофаг с фигурой быка. Там же сидел на цепи леопард и гуляли павлины. Николай хотел развести целый зоопарк, но полиция не разрешила. В 1915 году на вилле произошёл пожар, и Рябушинский продал её нефтепромышленнику Левону Манташеву (по слухам — проиграл в карты). Часть денег Николай Павлович пустил в дело «для души» — он издавал собственный литературно-художественный журнал «Золотое руно». В нём печатались как известные поэты Серебряного века, так и сам Рябушинский. На издание этого журнала купец потратил 100 000 рублей (около 250 млн рублей в ценах 2020 года), хотя выручка составила лишь 12 000 рублей. Увлёкшись автомобилями, Николай купил себе дорогостоящий Daimler. А когда влюбился во французскую певицу Фажетт, за два месяца потратил на неё 200 000 рублей (более 500 млн рублей в ценах 2020 года). По некоторым данным, Николай успел промотать своё состояние за несколько лет. Хлудовы О династии Основатель династии Иван Иванович Хлудов был крестьянином Рязанской губернии, сколотил капитал на ткацком производстве. В 1835 году наследниками Ивана Хлудова стали его сыновья Савелий, Назар, Алексей, Герасим и Давид (отец оставил им колоссальное по тем временам состояние в 200 000 рублей). Они не только удержали дело отца на плаву, но и заметно его расширили: учредили свой Торговый дом и возвели несколько передовых фабрик. Кто и на что спускал деньги Алексей Иванович Хлудов был известным коллекционером старинных рукописей. В 1872 году его собрание состояло из 361 экземпляра, из котои памятниками древнего письма (конца XIV века). К концу жизни Хлудова в его коллекции были 624 рукописи и 717 старинниг, в том числе греческие Псда, Евангелие 1323 года, сочинения Максима Грека, Андрея Курбского. Брат Алексея Хлудова, Герасим Иванович, собрал значительную коллекцию картин. Большую её часть составляли полотна Василия Перова, также в ней были картины Ивана Айвазовского, Карла Брюллова и других русских художников. Экстравагантным поведением в семействе Хлудовых выделялся Михаил Алексеевич Хлудов, внук основателя династии. Он путешествовал по Средней Азии, участвовал в Русско-турецкой войне, где получил Георгиевский крест. При этом, по свидетельствам современников, Михаил сорил деньгами и вовсю кутил. Из-за любви к острым ощущениям в своём особняке он держал двух тигров и ручного волка, а своей жене подарил крокодила. Однажды в ходе приёма гостей купец внезапно вышел и вернулся с разорванным сюртуком. На недоуменные вопросы гостей он заявил , что боролся с медведем, которого держал в подвальном этаже дома. Михаил много пил и даже однажды попал в сумасшедший дом. Известен также случай , как он рассказывал в ресторане о недавней Русско-турецкой войне и так увлёкся, что выхватил саблю и начал рубить пальмы, расставленные в зале, и бить зеркала. Утром он не торгуясь выплатил владельцу ресторана 1000 рублей (8 млн рублей в ценах 2020 года), а пальмы возместил своими собственными. Свой роскошный особняк и 350 тысяч рублей (2,3 млрд рублей в ценах 2020 года) Михаил Хлудов завещал для создания детской больницы в Москве. Манташевы О династии Манташевы — российские предприниматели армянского происхождения. Основным представителем рода считается Александр Иванович. Его отец Ованес (Иван) был коммерсантом и торговал тканями в Персии. После его смерти в 1887 году капитал — 200 000 рублей — перешёл Александру. Огромная деловая хватка помогла Манташеву-младшему стать одним из самых богатых людей империи. Александр занимался коммерцией, был крупным домовладельцем и главным акционером коммерческого банка. Основной капитал Александр Иванович сколотил на нефти (во время первого нефтяного бума в Баку). Кто и на что спускал деньги Александр Иванович Манташев вёл довольно скромный образ жизни и был известен как меценат — жертвовал деньги на строительство и благоустройство армянских храмов и строительство театра в Тифлисе (современный Тбилиси). А вот его сыновья Левон и Иосиф, обосновавшиеся в Москве, поражали современников широтой жизни. Манташевы устраивали дорогостоящие банкеты, для которых зимой привозили из Франции вагоны живых цветов. Главной страстью братьев Манташевых были лошади: на них тратили огромные средства. В Москве братья построили конюшню с горячей водой и вентиляцией, потратив на неё 1 млн рублей (2,3 млрд рублей а). Также Манташевы владел конюшнями на Кубани и конезаводом в Тифлисе. Любовью к роскоши особенно отличался Левон. К 1917 году его состояние достигло 40 млн рублей (примерно 85 млрд рублей в ценах 2020 года). Он владел тремя автомобилями Rolls-Royce (в то время как у императора Николая II был лишь один). Известно описание одного из званых ужинов Левона, сделанное его знакомым, писателем Алексеем Толстым. Ужин был оформлен в древнеримском стиле: с потолка свисали гирлянды роз, на столах, сервированных дорогостоящей посудой, стояли всевозможные деликатесы русской, французской и кавказской кухни: икра, осетры, стерлядь, устрицы, лангусты, спаржа, артишоки. Для вящего фурора в качестве закуски гостям предложили жареных пиявок, напитанных гусиной кровью. Для каждого гостя Манташев подготовил подарки — броши и золотые портсигары. Застолье сопровождала живая музыка в исполнении трёх оркестров. За окнами на специальном экране демонстрировались премьерные фильмы из Берлина и Парижа. Ужин, данный в 1912 году, мог обойтись в 200 000 рублей (более 450 млн рублей в ценах 2020 года). Чтобы не отставать от моды, Левон Манташев покупал работы известных художников. Однако назвать это коллекционированием сложно — купец любил пострелять по полотнам из пистолета. Феликс Юсупов О Юсупове В 1908 году князь Феликс Феликсович Юсупов унаследовал богатства древнего дворянского рода. Юсуповы были одними из крупнейших землевладельцев в России (17-е место), при этом их владения находились в центральных и южных губерниях, где стоимость земли была самой высокой, а сельское хозяйство приносило большую прибыль. Современники считали, что к концу XIX века денег у клана было никак не меньше, чем у царской семьи. Общий капитал Юсуповых к 1 января 1914 года оценивался в 30,5 млн рублей, а с вычетом всех долгов и обязательств — 19,4 млн рублей — более 66 млрд рублей и более 42 млрд рублей соответственно). В том числе за родом числились акции различных компаний на сумму 3,2 млн рублей (около 7 млрд рублей в ценах 2020 года). Немыслимая роскошь последнего и одного из самых богатых представителей рода — Феликса Юсупова — поражала даже современников. Его родственник, князь Сергей Оболенский, говорил, что дворянин владел таким богатством, что сам не знал его масштаба. На что спускал деньги Значительные средства Феликс Юсупов тратил на содержание роскошных дворцовых резиденций. Архитектор Андрей Белобородов, выполнявший реконструкцию дворца Юсуповых в Санкт-Петербурге, вспоминал, что для князя не существовал вопрос стоимости работ. Художник Валентин Серов говорил, что Феликс не спрашивал о цене картин, будучи готов «по-княжески» заплатить любую цену. В 1914 году он женился на княжне Ирине Александровне из императорского рода Романовых. Светская хроника указывала в перечне подарков, которые князь сделал своей невесте, фамильные бриллианты, бриллиантовые серьги с подвесками из жемчуга, браслет из бриллиантов, бриллиантовую диадему работы Cartier. Траты князя значительно превышали доходы. Так, в 1914 году доходы составили 378 тысяч рублей (около 850 млн рублей в ценах 2020 года), а расходы — 1,219 млн рублей (2,7 млрд рублей в ценах 2020 года). Кроме личных расходов, князь с женой направляли значительные суммы на благотворительность — порядка 10% от их общей суммы расходов. Князь, как и его предки, активно покупал предметы роскоши и произведения искусства. После революции большевики подготовили отчёт , согласно которому у семьи Юсуповых было более 1 тысячи картин (без учета рисунков и акварелей), 63 скульптуры, 5 тысяч фарфоровых и стеклянных изделий, более 400 золотых, серебряных изделий и драгоценных камней, 90 предметов оружия и доспехов, дорогостоящая мебель, иконы. Варвара Базанова-Кельх Варвара Петровна Кельх (в девичестве Базанова) была наследницей богатого московского купеческого рода. После смерти мужа — Николая Фёдоровича Кельха — вышла замуж за его младшего брата Александра. С новым супругом она переехала в Петербург, где купила дом за 300 000 рублей (1,8 млрд рублей). Ежегодно на Пасху семья Кельхов покупала яйца Фаберже. В итоге они владели второй по величине (после императорской семьи) коллекцией пасхальных яиц. В 1900 году Варвара Петровна заказала у Фаберже настольное украшение стоимостью в 125 000 рублей (680 ценах 202киинторговлей тканями. Два брата, Пётр Иванович и Сергей Иванович Щукины, были активными коллекционерами. Пётр сначала собирал предметы искусства Востока (персидские ковры, изделия японских, китайских и индийских мастеров), затем переключился на русскую старину. Купец был крайне прижимист, но на пополнение коллекции денег не жалел . В 1905 году свою грандиозную коллекцию, насчитывавшую более 300 тысяч предметов, он передал в дар Историческому музею. До конца жизни Щукин оставался попечителем отдела музея, продолжая приобретать новые экспонаты. Его брат Сергей Иванович собирал картины зарубежных художников: Клода Моне, Пьера Огюста Ренуара, Поля Гогена, Анри Матисса, Пабло Пикассо и других. Собрание насчитывало около 300 полотен хранилаобняке купца на Знаменке, куда Щукин лично водил экскурсии. Гаврила Солодовников Московский купец и домовладелец Гаврила Гаврилович Солодовников хоть и был богат (состояние в 1901 году оценивалось в 21 млн рублей (115 млрд рублей в ценах 2020 года)), да славился своей скупостью. Поговаривали, что он экономит на собственном питании и даёт копеечные чаевые. С другой стороны, Солодовников не жалел никаких денег на благотворительность. Умел купец и удивить: на церемонии закладки Московской консерватории с криком «Да будет музыка!» Солодовников бросил в бетон 200 серебряных рублей (800 000 рублей в ценах 2020 года). Людвиг Кноп Людвиг Кноп приехал в Россию в 18-летнем возрасте и добился небывалого успеха в текстильной промышленности — он принимал участие в строительстве около 150 ткацких фабрик. В 1877 году император Александр II пожаловал Кнопу титул барона. При этом Кноп был завсегдатаем купеческих вечеринок. Он научился перепивать русских купцов и владельцев мануфактур и мог на следующее утро после попойки как ни в чем не бывало работать в своей конторе. Про него в Москве даже появилось выражение «Немец русского перепил, а тот и помер»: после одной из пьянок с участием Кнопа умер купец Савелий Хлудов. 1 царский рубль в 2020 года соответствует от 2000 до 6500 рублей. Это приблизительная стоимость, которую мы рассчитали на основе данных о фактической цене. Её мы скорректировали на уровень инфляции в соответствии с данными ЦБ РФ и ФРС США. Коллаж: «Секрет Фирмы», freepik.com
Сорили миллионами. Как и на что тратили деньги богачи Российской империи
Фото: Секрет ФирмыСекрет Фирмы