Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

о скандале вокруг «Бала мигрантов» в Париже

«Каждый год перед Днём взятия Бастилии проводится дискотека для мигрантов. Организует её неправительственная ассоциация, которая выступает открыто против — европейской пограничной службы, задача которой — не пускать в нелегальных беженцев. И всё бы ничего, но в этот раз один из диджеев решил хайпануть в соцсетях на модной сейчас расовой теме. Сказал, что сцена — это политическое пространство, а потому во время его выступления все белые люди должны с неё уйти куда-нибудь назад, освободив место для чернокожих и людей с другим цветом кожи. Играть он будет для них».

На фоне пандемической истерии часто за кулисами остаётся удивительная трансформация французского общества. А между тем она кое-где уже начинает диктовать и навязывать свои правила поведения стране, которая, правда, ещё сопротивляется и иногда даже даёт отпор. Речь о колониальной боли расовых меньшинств, извечно угнетаемых белыми. Накануне национального праздника Франции я с удивлением узнала, что у беженцев, оказывается, тоже есть ежегодный праздник — бал. Да-да, именно так это мероприятие и называется — бал мигрантов. Только там нет ничего от той культуры балов высшего света, где дамы надевали роскошные платья пастельных тонов, а кавалеры во фрачной паре и белых перчатках приглашали на вальс или полонез. В 19-м округе Парижа нынче всё гораздо скромнее.

Видео дня

Каждый год перед Днём взятия Бастилии проводится дискотека для мигрантов. Организует её неправительственная ассоциация, которая выступает открыто против ФРОНТЕКС — европейской пограничной службы, задача которой — не пускать в ЕС нелегальных беженцев. И всё бы ничего, но в этот раз один из диджеев решил хайпануть в соцсетях на модной сейчас расовой теме. Сказал, что сцена — это политическое пространство, а потому во время его выступления все белые люди должны с неё уйти куда-нибудь назад, освободив место для чернокожих и людей с другим цветом кожи. Играть он будет для них.

Удивительно, но такой выпад никакая французская толерантность уже не выдержала. Политики из правящей партии Макрона стали писать гневные письма в адрес полиции и мэра с требованием обратить на это мероприятие внимание. Подтянулись правые активисты, которые стали забрасывать организацию угрозами с пояснением, что такие фокусы у них не пройдут. Ассоциация стала отбиваться традиционным набором аргументов, мол, в чём проблема? У них белые допущены до мероприятия, а потому оно называется социально смешанным, там будут представители всех полов, всех сексуальных ориентаций (ну куда ж без этого), и вообще, дискотека-то для мигрантов, значит, бал — территория для представителей рас, потому требования диджея оправданны. А вот чиновники, по их мнению, своим возмущением отрицают влияние систематического расизма на общество.

Странно, что представители ассоциации в упор не замечают, как сами превратились в таких же обычных расистов с жаждой доминирования над белыми. Они не слышат аргументов, они даже не считают людей с отличным от себя цветом кожи достойными собеседниками. Был такой случай недавно в телеэфире. Журналистку Рохая Диалло пригласили побеседовать с другой активисткой, обе борются за права меньшинств, обе ярые сторонницы фундаментальных прав человека и т. п., но цвет кожи у них разный. Темнокожая Диалло начала с ходу высокомерно наезжать на свою коллегу, мол, что ты можешь сказать про борьбу с расизмом мне, которая 43 года прожила с тёмной кожей во Франции и на личном опыте испытала дискриминацию? Все заслуги и годы борьбы за равноправие её собеседницы были нивелированы неправильным для этого цветом кожи. Расизм наоборот, в чистом виде.

Была забавная история в Штатах на популярной голосовой платформе Clubhouse. В одной из комнат обсуждали расизм, слушательница заметила, что среди модераторов нет чернокожих, и возмутилась несправедливостью. Ей тут же дали полномочия, так она быстро исключила из модераторов всех остальных, включая создателя комнаты, и обсуждение превратилось в междусобойчик угнетённых. Цифровая революцию в Clubhouse. Такие же конференции для меньшинств проходят и во французских университетах, где преподаватели вынуждены менять рекомендуемую к прочтению литературу в угоду меньшинствам, фильтровать свои высказывания, иначе их могут отстранить от работы за то, что люди с другим цветом кожи могут счесть оскорблением. Конференции и научные труды сводятся к осуждению всех белых, возражение может означать крах карьеры. Влияние Штатов на французскую молодёжь колоссально.

Во Франции даже есть свой , через пару дней будет как раз пять лет с момента его смерти после полицейской погони и задержания. И хотя обстоятельства гибели совершенно иные, его сестра Асса Траоре уже стала символом борьбы с расизмом.

Её очень быстро взяли в оборот коллективы активистов из пригородов, в основном объединяющие мигрантов, и сформировали образ женщины, матери борца, который хорошо зашёл аудитории. И пока французское правосудие молчит об итогах расследования (боясь, что ассоциации мобилизуют толпу и начнутся волнения), её версия о том, что брата удушили на манер Флойда за то, что он чёрный, становится единственной в общественном сознании. А сама Асса теперь — воплощение угнетённых французских чернокожих. Она сделала себе причёску, как у Анджелы Дэвис, из чёрных пантер, которые с оружием боролись за афроамериканскую справедливость, стала публиковать статьи, раздавать интервью, выступать на митингах, призывать к революции на почве колониального прошлого и доминирования белых элит.

Её пригласили в США, дали приз американского развлекательного телеканала для чёрных, поместили на обложку как хранителя 2020-го года и пригласили на встречу в фонд , который официально называет себя глобальным проектом по воспитанию новых лидеров. Посыл простой: мы, США, — страна толерантности, в отличие от французов, которые бывшие колониалисты, не уважают религию и т. д. и т. п.

В списке будущих лидеров фонда Обамы сегодня и та самая журналистка Рохая Диалло, которая поддерживает каждый шаг Ассы Траоре. Есть там и ещё одна француженка c сенегальскими корнями — Маимонату Мар, полгода её обучали под присмотром профессора Маршала Ганза, специалиста по ораторскому искусству и политической мобилизации, человека, который консультировал Барака Обаму во время предвыборной кампании 2008 года. В Париже она создала ассоциацию чёрных нянь, которые должны заниматься детьми в пригородах, привнося равенство, справедливость и достоинство людям с другим цветом кожи. А теперь ещё и развивает сообщество radicalxchange, цель — объединить активистов, артистов, предпринимателей и университеты и вовлечь их в радикальные социальные перемены во Франции. Неплохо?

Проблема в том, что по возвращении из США или после обучения ими такие люди занимают стратегические должности в самых разных областях, есть среди них журналисты, чиновники, префекты, политики, члены профсоюзов. Они объединяются на почве межэтнической солидарности, будучи при этом ментально колонизированными Америкой, они чувствуют себя больше американцами, хотя на деле всё ещё французы и очень легко ведутся на все эти модные явления типа движения BLM, цель которых — расколоть общество, посеять ненависть, рознь, подменить понятия, стереть культуры, героев, перевернуть всё с ног на голову. Всё, даже сам французский язык. Афиша о бале мигрантов была написана уже на новомодном инклюзивном языке, где мужской, женский род и множественное число написаны в одном слове через точку. Но нашлись ещё смелые люди во французских селениях. Префект Парижа своим распоряжением запретил это мероприятие. В ответ его атаковали в комментариях и обвинили в расизме. Но такой запрет, скорее, единичный случай, так что, похоже, настоящий бал для всех этих активистов во французском обществе ещё только начинается.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.