Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Всегда найдётся «наш», который накостыляет

Они скрупулёзны к деталям, читают историческую литературу и не пропускают новые фильмы о войне, присматриваясь и фиксируя несоответствия, которых в киноновинках немало. Это участники клуба исторической реконструкции «Курская дуга» КРОО «Гранит», восстанавливающие события времён Великой Отечественной войны. Все они очень разные люди как по роду занятий, так и по возрасту. Среди них есть студенты и люди предпенсионного возраста, но в основном – мужчины и женщины в расцвете сил, представители самых разных профессий. В клубе есть охранник, менеджер, педагог, руководитель фирмы, чиновник, музейный работник В этом году клуб принял участие в двух реконструкциях – 22 мая в Белгородской области (реконструкция событий Великой Отечественной войны «Лето 43-го») и 3-4 июля в Липецкой области, где проходил фестиваль исторической реконструкции «Тербунский рубеж. Жаркое лето 1942 г.» Военно-мемориальный комплекс «Тербунский рубеж» самый крупный на территории Липецкой области. Находится он в селе Озерки Тербунского района. Линия фронта в Тербунском районе протянулась более чем на 100 км. В июле 1942 года здесь состоялось одно из крупнейших танковых сражений времён Великой Отечественной войны, которое называют «Малой Прохоровкой». В братской могиле на Тербунском рубеже покоятся 320 советских воинов. Фестиваль военно-исторической реконструкции «Жаркое лето 1942 года» представлял собой два дня полного погружения в быт сороковых годов прошлого века. В реконструкции боя за переправу реки Кобылья Снова приняли участие более 200 реконструкторов, более 30 клубов военно-исторической реконструкции из России и ближнего зарубежья, свыше 10 единиц легкой и тяжёлой боевой техники времён Великой Отечественной войны. Не ты заслужил, не тебе и носить – Я занимаюсь фотографией и четыре года назад попал на реконструкцию на Прохоровском поле, снял там серию фотографий, и меня заинтересовало это направление, я стал искать людей, которые воссоздают историю Великой Отечественной войны в Курске, – говорит руководитель клуба Егор Греков. – И, оказалось, у нас есть такие люди. Так начал общаться с Константином Алескиным и . Впоследствии, в 2017 году появился клуб «Курская дуга», который действует на базе региональной общественной организации «Гранит». Через год на 9 Мая реконструкторы впервые надели военную форму, более или менее приближенную к оригиналу. К слову, комплект формы советского пехотинца обходится, не считая вооружения, в 20-40 тысяч рублей. Немецкая и итальянская форма дороже, немецкая обойдётся приблизительно в 150 тысяч, итальянская или румынская – в 200. Если есть такая возможность, реконструкторы часто собирают два комплекта – свою и вражескую. – Причём перед «боями» форму стирать и чистить сапоги не принято. Иначе они не будут смотреться достоверно, – увлечённо рассказывает заместитель председателя клуба «Курская дуга» Сергей Здоровцов. Мы беседуем у него дома на балконе, где на столике разложены оригинальные шлем и фляжка времён Великой Отечественной войны и награды его деда: медали «За взятие Берлина», «За боевые заслуги», орден Отечественной войны. – Сейчас, к сожалению, из-за пандемии журналисты в основном берут интервью по телефону, но есть вещи, которые нужно увидеть, – замечает Сергей. – Этими наградами мой дед Петр Иванович Здоровцов давал мне играть в детстве Петр Иванович был танкистом. В 1945 году его танк участвовал в освобождении Праги. А позже, в мирное время, ему довелось побывать в Праге как туристу. К слову, настоящие награды реконструкторы никогда не надевают – только копии, или, как они называют, реплики. Смысл очевиден: не ты заслужил, не тебе и носить. Награды на исторической форме – реплики, пистолет, с которым Здоровцов участвует в фестивалях, – пневматический. Боевое оружие, разумеется, исключено. Но вот травмы от ударов отнюдь нет. Получить их считается даже почётным. В этом случае реконструктор получает статус «раненого». Бывает, участники реконструкции, изображающие фашистов, входят в раж и забывают о сценарии – и вот уже некто в эсэсовской форме в неподходящий момент повалил советского солдата или офицера, что неуместно в контексте реальных исторических событий. – Организаторы в такие инциденты не вмешиваются, – смеётся Сергей Здоровцов. – Всегда найдётся «наш», который накостыляет такому «немцу». С другой стороны, даже такие схватки – это всегда яркие эмоции и находка для фотографов. Кстати, фотоаппарат «ФЭД» на груди моего собеседника настоящий, из тех времён. Но для съёмки современных реконструированных сражений он использует современную цифровую фототехнику. Всё же на неё успеваешь больше снять. А вот как с такими ФЭДами на короткие катушки плёнки фронтовые журналисты ухитрялись делать великие снимки – загадка, граничащая с чудом. Люди, которые недоиграли Реконструируются не только сражения, где Советская армия одержала победу, но и те, где сильнее оказывались фашисты. В этом году курян приглашали в Белоруссию в Брестскую крепость. Но поехать было невозможно – из-за несоответствия формы событиям начала войны. В этом бою, как известно, крепость после долгой осады заняли немцы, но наши бойцы показали стойкость русского солдата. Кстати, люди, которые на таких фестивалях изображают немцев, стараются очень ответственно подходить к своим «ролям». Например, для большего соответствия учат немецкий язык – боевые команды в обязательном порядке отдаются на нём. Именно по этой причине в последние годы кинокомпании, снимающие фильмы о войне, ищут героев для массовки в клубах реконструкторов. – Сейчас нет статистов, на съёмочные площадки приглашают наших людей, – объясняет Сергей Иванович. – Что движет участниками реконструкций? – Есть такое понятие «Люди, которые недоиграли в детстве». Вот и появляются сообщества, помогающие восполнить этот пробел. Так и многие из нас когда-то недоиграли в войну. Но это одна сторона медали. С другой – реконструкции способствуют воспитанию молодёжи, дают им импульс к изучению и пониманию событий Великой Отечественной войны. И если уж участвуешь в реконструкции, то будь добр углубиться в историю, найти средства. Я, например, год копил на форму и, надев её, даже сбрил бороду для соответствия. Иначе есть риск оказаться «покемоном» – так называют людей, которые не следят за исторической точностью. Их к участию в реконструкциях не допускают, потому что это уже будет не реконструкция а профанация, ряженые Ретротехника с характером «В душе у меня умирает коллекционер», – улыбается частный предприниматель Алексей Колесников, говоря о своём увлечении старой техникой. Впрочем, его вполне можно назвать коллекционером. Одних только мотоциклов у него более пятидесяти. Особое место занимают немецкие DKW NZ- 350/1 и NZ-350, один 1937 года выпуска, а второй, соответственно 1931-го. – Ещё один ДКВ РТ- 125 создан на трофейном немецком оборудовании в 1946 году, – рассказывает Алексей, снимая плащ-палатку с небольшого мотоцикла, закреплённого на стене гаража. А на мотоцикл 1937 года даже сохранились документы. – На этом мотоцикле выезжал всего два раза, – улыбается Колесников. – Пока никто ничего по этому поводу не говорил, и, думаю, никто ничего толком не понял, но все были в шоке. Точно так же на нас смотрят, когда мы с дочерью едем на нашем ретро-Москвиче-кабриолете болеть за любимую футбольную команду. Одно из его любимых и самых известных детищ – знаменитая «Катюша», реактивный миномет, один из символов Великой Отечественной войны. В неё вложено очень много сил, средств и души. Запчасти заказывал на заводе, а собирал у себя во дворе. – У нас в Курске «Катюшу» можно увидеть только на постаменте на проспекте Победы, но там есть одно существенное несоответствие. «Боевая установка на ней стоит образца семидесятых годов», – говорит Алексей. – А моя более аутентична. Но машина не на учёте, поэтому в не хотели допускать её к военному параду. Очень переживали, вдруг у неё откажут тормоза. Точку в этом вопросе поставил губернатор. – Можно сказать, он дал «Катюше» зелёный свет, – смеётся реконструктор. – И хоть я с 2009 года за рулём, когда вёл машину во время парада, очень волновался. Всё-таки за мной была огромная колонна. Но все закончилось хорошо. За несколько лет курская «Катюша» претерпела несколько модификаций, сейчас она максимально приближена к оригиналу. Алексей Колесников убеждён, что и по всей России таких машин единицы. К нему часто обращаются кинокомпании, просят для съёмок технику. В основном «Катюшу», советские машины марки «Москвич», «Запорожец». – Пока ни с кем не договорились, – говорит Алексей, – потому что ретротехника у меня с характером. Вероника ТУТЕНКО Фото автора и Сергея Здоровцова

Всегда найдётся «наш», который накостыляет
Фото: Курская правдаКурская правда