Как одевают Евгению Медведеву и других участников «Ледникового периода» — рассказывает художник по костюмам

Какая тема на проекте самая сложная и кто из звёзд активно участвует в создании наряда — рассказывает художник по костюмам .

Как одевают Евгению Медведеву и других участников «Ледникового периода» — рассказывает художник по костюмам
© Чемпионат.com

«Ледниковый период» — проект со множеством тонкостей. Для создания идеального номера недостаточно просто отточенной хореографии, эффектных элементов и великолепного актёрского мастерства — всё это померкнет, если артисты будут выступать в неподходящих костюмах. Это хорошо понимают продюсеры шоу, именно поэтому нарядам на «Ледниковом периоде» уделяется огромное внимание. На проекте работает целая команда, отвечающая за образы участников шоу и готовая спасти артистов в любую минуту, ведь бывают ситуации, когда костюм приходится менять прямо перед выходом на лёд.

«Чемпионат» поговорил с художником по костюмам «Ледникового периода» Еленой Новиковой и разузнал, как же создаются наряды для участников телепроекта. Какая тема на проекте самая мучительная, как срочно пришлось менять платье и кто из звёзд активнее всех участвует в создании костюма — узнаете из нашего интервью.

«Самое страшное, когда говорят: «Ну, они мужчина и женщина. Всё»

— Елена, расскажите, как вы попали в «Ледниковый период»? — Я работаю на «Ледниковом периоде» с первого сезона, с 2006 года. 16 лет, получается. У нас у всех дети выросли под «Ледниковый период» (улыбается). И у фигуристов, и у меня. Это уже одна большая дружная семья. — Как происходит процесс подбора костюмов для участников? Есть какая-то специфика? — У этого проекта одна специфика — очень короткие сроки, а этот год вообще беспрецедентен. Раньше мы снимали каждую неделю 12 пар, а сейчас снимаем каждые 10 дней по две программы на каждую пару — это 48 костюмов. При этом придумывают они их не в первый день. Соответственно, у меня есть четыре дня, чтобы произвести эти костюмы, и основная масса — шьётся. Все девочки шьются — такая особенность. Фигурное катание — это всё-таки спорт и опасный спорт. Поэтому всё должно быть безопасно, удобно, ничего не должно ёрзать, падать. А в такие сроки — это очень сложно. Но так как мы работаем уже столько лет, эти нюансы уже знакомы настолько, что всё делается с закрытыми глазами.

— Получается, вы сначала узнаёте тему, а потом… — Даже хуже. Сначала участники придумывают, какая будет музыка. Потом они начинают обсуждать идею с постановщиками. И когда формируется идея, только тогда я гипотетически могу предположить, как будут выглядеть образы. Времени на эскизы тут нет вообще, речи об этом даже не идёт. Я предлагаю какие-то референсы, мне люди уже доверяют и отдают всё мне на откуп: как я сделаю, так они и пойдут. Иногда бывают казусы, когда постановщики думали одно, мы не сошлись в понимании, и происходят некоторые замены прямо в день съёмок. Но это скорее девочек касается. У пацанов меньший набор одежды, тут не такой полёт фантазии. Если это не какой-то театральный образ, как, например, ангел, демон, фавн.

Самое страшное, когда говорят: «Ну, они мужчина и женщина. Всё». Когда это 158-я пара, в которой просто мужчина и женщина — это самое сложное, потому что тут нужны просто какое-то красивое платье и костюм для мужчины, подходящий под это платье. Это самое страшное для меня. Пускай они придумают космического агента или любого другого персонажа, которого только можно придумать, но это всегда легче, чем просто мужчина и женщина.

Этот «Ледник» для меня тем хорош, что мы уже все знакомы, мы уже все работали, и поэтому проще, легче. Когда в «Ледниковый» приходили новые артисты, с ними нужно было сначала войти в контакт, понять их пристрастия: кто-то всегда закрывается, кто-то, наоборот, любит быть практически раздетым. У каждого свои нюансы. А так как в этом году все знакомые люди, здесь хотя бы этот первый стресс снят, всё пошло гораздо быстрее. — То есть вы для 12 пар полностью самостоятельно придумываете костюмы, никто не подаёт идей? — В основном, да. Но, например, Даша Мороз активно участвует в создании своих образов — она просто гений. Она мне так облегчила жизнь этим! Она сама дизайнер, у неё своё видение. Для себя, для Максима [Маринина] в своей паре она делает предложения, от которых никто не может отказаться. Пускай они сложные, навороченные, но, когда человек знает, чего он хочет, это гораздо проще, чем: «А пришлите мне ещё варианты». А потом: «Ну не знаю, я подумаю». Думать времени нет — и это самое страшное. Так что в этом сезоне Даша Мороз очень помогла.

— Одежду вы тоже сами шьёте? — Да, девочки [швеи] всё шьют. Я покупаю ткани на все девичьи костюмы, на некоторые мужские. В течение двух дней должна запустить их в работу. Я бегаю по Москве по всем точкам, беру всё, что можно. Альцгеймер тут не грозит, столько всего надо помнить (смеётся). — То есть все костюмы уникальны? — Они уникальные, они индивидуальные, они подобраны с учётом особенностей человека, в соответствии с его предпочтениями, пристрастиями. Ещё нужно совпасть с образом, нужно удовлетворить хореографов. В общем, это большая трудная работа.

«Медведева пришла, смотрит на это всё и говорит: «Я представляла, что это будет просто чёрненькое маленькое платье»

— Часто бывает такое, что костюмы экстренно приходится менять за несколько минут до съёмок? — Нечасто, это экстраординарная ситуация. Например, когда решили поменять номер перед выступлением и надо срочно что-нибудь сделать. Тут всегда приходит на помощь какое-нибудь маленькое чёрное платье — это всегда работает. Конечно, у меня есть какой-то подбор костюмов на такие экстренные случаи: какие-то нейтральные варианты, которые могут подойти подо всё, потому что от этого никто не застрахован. Постановщикам нужно поставить 24 номера, у них тоже на это есть только два дня, у них тоже мозг кипит. Мы тут все в одной лодке, никто ни на кого не обижается. Все радеют за результат, всем нужно, чтобы картинка была красивая, поэтому тут никто не сопротивляется, и все дружно включаются, если какие-то проблемы. — Можете рассказать самую жёсткую ситуацию, когда приходилось что-то экстренно менять? — Прям жёстких ситуаций у нас не было, «голеньким» у нас никто не выходил. Все вопросы решаемые. В прошлом году была ситуация: мы делали что-то очень нарядное, с пайетками для Жени Медведевой — это была какая-то предновогодняя передача. Она пришла, смотрит на это всё и говорит: «Я представляла, что это будет просто чёрненькое маленькое платье». Ну, мы ей сделали чёрненькое маленькое платье, и она пошла кататься — это очень быстро. И потом она сказала: «Это моё лучшее платье».

— А насколько вообще участники бывают капризными? Не бывает такого, что кто-то говорит: «Я в этом ни в коем случае не выйду»? — В какие-то «Ледниковые периоды», может быть, были какие-то сложные участники, но не в плане истерик. Просто есть не очень контактные люди. То есть они не отвечают на звонки, не очень хотят разговаривать по поводу костюма. Однако через пару программ ты понимаешь, как с ними общаться: просто повесил на вешалку, человек надел и пошёл. Бывает всякое. Но с капризными участниками я никогда не сталкивалась.

Они все заинтересованы хорошо выглядеть — мы должны быть для них лучшими друзьями, и они это прекрасно понимают. Для фигуристов мы лучшие друзья. Во-первых, мы с ними 15 лет вместе, а во-вторых, они все знают, что им должно быть удобно. Фигуристы на «Ледниковом периоде» вдвойне работают, поэтому для них важно, чтобы им было удобно. Для актёров важно, чтобы они хорошо выглядели. Так что с нами все быстро пытаются найти общий контакт. У нас такая, семейная атмосфера. — А с кем вам проще работать — со спортсменами или с артистами? — Со спортсменами мне однозначно проще работать, потому что мы с ними не только в этом проекте взаимодействуем, но и в ледовых шоу. Конечно же, мы уже все общаемся как одна семья. Мы с ними без обиняков, что нравится, что не нравится, всегда друг другу можем сказать, и это здорово. А с актёрами мы видимся только на этом проекте — это короткий срок. — Иногда на «Ледниковом периоде» бывают достаточно объёмные замысловатые костюмы. Как они создаются? И действительно ли они громоздкие? — Только на первый взгляд. Во-первых, у нас просто нет времени сделать такой театральный навороченный костюм, чтоб в нём было не тяжело. Все наши костюмы — это небольшой намёк. А потом — Илья вообще не склонен театрализировать все эти действия. Он считает, что фигурное катание может быть и современным, и модным, и бытовым. Он вообще очень не любит всякие «фигуристские» вещи: для него, чем проще, тем лучше.

— Есть какие-то лайфхаки, как сделать костюм более удобным? — Например, если брать обычную мужскую рубашку, то в ней кататься будет неудобно — руки в ней не поднимутся, потому что она так скроена. В рубашку нужно вставлять ластовицу, чтобы рукава поднимались. То есть из обычной рубашки мы делаем рубашку для фигурного катания. Затем используем приспособления для того, чтобы она крепилась к штанам, чтобы она не вылезала во время танца. Такие нюансы. У девочек у всех обязательно купальники присутствуют, для того чтобы костюм на них не ёрзал. — То есть даже те костюмы, которые кажутся обычной одеждой, сделаны под фигурное катание? — Конечно. Они все переделаны. Даже в обычную одежду внесена куча мелких изменений, которые не видны обычному взгляду.

— В «Ледниковом периоде» у каждого выпуска есть своя тема. Какая тема для вас была самая сложная? — Я не люблю тему «Танцы», когда они берут латину, танго и так далее. Это мучение для хореографа, мучение для нас, потому что какие-то танцевальные костюмы, которые не соотносятся с образом, — это очень сложно. Я не знаю, кто придумал эту тему, но никто её не любит. Все любят больше всего киношные темы, мюзиклы, потому что это всегда ярко, всегда привязано к какому-то образу. И нам просто, потому что всегда есть, от чего оттолкнуться. Не надо мучиться, придумывать, времени же нет на это совершенно. А когда начинается какая-нибудь современная хореография, песни XXI века — там вообще ничего не придумаешь. По сути, вся современность — это чёрно-белое. Максимум кто-нибудь красное захочет. — Какой костюм было сложнее всего создавать в этом сезоне? — У нас нет таких. Из-за ограниченности по времени в этом сезоне у нас не было возможности делать какие-то навороченные костюмы. Максимум у нас был Примадонной, но тут платье и платье, боа и боа, вот и весь костюм. Ничего такого.

«Медведева и Федотов практически не тренируются и, соответственно, практически не меряются»

— Главная звезда проекта среди фигуристов — Женя Медведева. Можете рассказать, насколько она инициативная в плане подбора костюма? — Женя доверяет вообще на 100%. Может быть, в первый сезон было как-то сложно, она была только после спорта, сомневалась. Ещё и тренировались они всё время почему-то по ночам, и, в общем, мы с ней встречались по ночам, я пыталась что-то выяснять у неё, у её мамы — это было прям сложно. А теперь Женя приходит и спрашивает: «А в чём сегодня я?». Мы ей выдаём костюм, и она в нём выступает, даже без примерок. У нас уже 100-процентное доверие. — В этом сезоне у Жени сменился партнёр. Поменялся ли её имидж в связи с этим? говорил, что, возможно, будет больше страсти. — Не знаю. Я обожаю Федю [Федотова], я обожаю Даню [Милохина]. Они оба такие классные! У Жени с Даней была идеальная пара — и с Федей получилась не менее идеальная. Федя очень хорошо катается. Они практически не тренируются и, соответственно, практически не меряются. Я не знаю, как они это делают, но за один день они ставят все номера и выступают. Это прям шедевр какой-то. Они крутые!

— А как вам удаётся создавать костюмы без примерок? — Мы их знаем уже всех, в этом и есть плюс этого сезона. Нам знакомы эти люди, поэтому мы можем делать что-то без примерки. Если Даша Мороз, например, болеет за свой образ, очень щепетильно к этому относится, для неё примерка обязательна. Для Наташи Подольской примерка обязательна. На , например, всё садится. Ей вообще всё равно, она всегда красавица. Она может без примерки, ей принесли, и она пошла: «Мне всё нравится, классно». — А кто-то, помимо , есть инициативный из участников? — всегда относилась щепетильно к своим костюмам. Мы с ней проводили достаточно времени. Катя Боброва тоже — для неё вообще каждый нюанс важен.

— То есть за все сезоны Дарья Мороз — единственный участник, который придумывает образы от начала до конца? — Да. — Вы, получается, ещё одеваете фигуристов для ледовых шоу Ильи Авербуха и Татьяны Навки? — Да. — Есть ли какая-то специфика для костюмов в ледовых шоу? — Всё то же самое, что и здесь. Вообще, для льда всегда есть какая-то специфика, там всегда должна быть определённая растяжка материала — очень много нюансов, которые всегда нужно учитывать. К тому же фигуристам тяжело, это же спорт, им физически два часа кататься. Поэтому все костюмы должны быть лёгкими и удобными. — Иногда бывает ощущение, что в ледовых шоу костюмы более вычурные. — Это всё зависит от художника. Для ледовых шоу мы производим костюмы по готовому эскизу, не придумываем. Есть художник, он общается с Ильёй Авербухом или с Татьяной Навкой, они обсуждают, потом нам предоставляют эскизы, и мы уже шьём.

Чемпионат.com: главные новости