"Из-за интрижки с соседом я усомнилась в ориентации"

Затворничество самоизоляции показало, что интимная близость важнее ориентации. В эпоху пандемии возможно всё. И автор, которая уже три года была уверена в своем равнодушии к мужчинам, рассказывает о том, как случилось, что она вновь осознала себя гетеросексуальной.

Я гладила волосатую грудь моего соседа по комнате, и меня вдруг поразило, что секса с мужчиной у меня не было года три. С той поры, как я влюбилась в подружку во время путешествия по Европе и поняла, что вообще-то мне нравятся женщины, прошло уже немало времени. Даже когда те отношения прекратились, я стала болтаться по лесбийским барам, продолжала встречаться с женщинами и даже призналась в своей ориентации маме. Я считала, что с гетеросексуальными романами в моей жизни покончено. Но сейчас настали другие времена. В эпоху пандемии возможно всё. Я подняла руки, и он стянул с меня свитер через голову. Меня обуяла удивительно сильная страсть.

В мою бруклинскую квартиру я въехала год назад. На отдельные неудобства — шаткие перила, облупившаяся краска на стене, пятна плесени на потолке в ванной — я закрыла глаза ради дешевизны и уединенности, это большая роскошь. Одна спальня была втрое больше гостиной в моих прошлых съемных квартирах, а соседей по квартире я, считай, вовсе не видела. Нас, жильцов, было трое (на всех одна кухня и две ванных), но виделись мы где-то пару раз в месяц. В Нью-Йорке легко жить с незнакомцами под одной крышей: все живут своей жизнью и ничего не знают ни друг о друге, ни даже о собственном доме. Какое-то время мне это даже нравилось.