Наболело: «Мать меня изводила, а теперь я должна жить с ней»

В рубрике "Наболело" редакция «Рамблера» публикует вопросы, которые волнуют наших читателей. Вместе обсудить тему, которая не дает покоя нашей сегодняшней героине, мы предлагаем в комментариях.

Фото: Кадр из фильма «Август»

Я никогда не испытывала ностальгии ни по детству, ни по юности. Раньше я думала, что я просто черствая, но потом поняла, что дело было в матери. Она с юных лет отбила всякое желание принимать гостей, потому что я знала, что в любой момент мама без смущения начнет рассказывать друзьям и родственникам занимательные истории обо мне. Но занимательными они были только для мамы, для меня же это была пытка — мама обычно вспоминала самые унизительные и стыдные случаи, которые наверно бывают у каждого ребенка. О том, как я в первый день потеряла новую школьную форму и обувь (надо же так умудриться), как заблудилась в своем районе, проехав нужную остановку (вот же бестолковая), как забыла пакет с продуктами в маршрутке и так далее. Все эти истории мама рассказывала в подробностях и чуть ли не в лицах. Мои друзья тоже не были исключением, поэтому я прекратила кого-либо приглашать домой — терпеть ухмылки одноклассников, посвященных в личные моменты моей жизни, было невыносимо. Понятно, что никаким авторитетом у них я не пользовалась — что вызывало у моей матери лишь новую порцию претензий ко мне. Дни рождения по этой причине я тоже не отмечала.

Я несколько раз просила маму ничего обо мне не рассказывать, на что она отвечала, что она просто непринужденно общается, а я, вместо того, чтобы гордиться такой компанейской мамой, обижаюсь из-за ерунды. Моя внешность маму тоже не устраивала, даром, что я похожа на нее. Поэтому мама с удовольствием сравнивала меня с подругами в их присутствии и сетовала на то, что я не такая стройная как Наташа, не такая симпатичная как Света и не такая высокая как Таня. Гены, конечно, тут не причем, у нее в роду все были красавицы, просто в семье не без посредственности в виде меня. Мои успехи не замечались (второе место на городской олимпиаде по литературе, победа в конкурсе в художественной школе, второе место в городском шахматном турнире и так далее), зато даже самые мелкие провалы смаковались и многократно обсуждались в красках. Причем мама считала, что так она просто стимулирует меня к новым свершениям. А у меня опускались руки. В итоге к выпускному классу я забросила и шахматы, и живопись, и книги, и получила девятый вал упреков матери в том, что я ленивая и безвольная.