Наболело: «Кормлю три семьи и не знаю, куда деться»

В рубрике «Наболело» редакция «Рамблера» публикует истории читателей. Вместе обсудить тему, которая не дает покоя нашему сегодняшнему герою, мы предлагаем в комментариях.

Фото: Кадр из фильма "Изгнание"

Мне 35 лет, и я уже несколько лет содержу не только жену и маленького сына, но и родителей, и семью брата. Работаю буквально на износ, ухожу из дома в 8 утра и возвращаюсь только под вечер, сил ни на что больше не остается.

Расскажу, как так получилось: финансово помогать родителям – всегда было моей мечтой, хотел, чтобы мама с папой ни в чем не нуждались. Когда меня повысили до финансового директора, я тут же начал высылать маме и папе определенную сумму денег каждый месяц. Родственники мной гордились, ставили в пример, а я чувствовал себя на седьмом небе от счастья. На тот момент считал, что полностью состоялся, как мужчина. Через два года брат потерял работу, я и там включился в помощь. Сначала я не чувствовал той ответственности, которую я на себя взвалил – деньги лились рекой, я только и делал, что отправлял их близким. Параллельно мой отец уволился с работы, мол, сын помогает, что я буду тратить время и здоровье на работу, а брат же не торопился выходить в офис - он прекрасно существовал на декретные избранницы и мои деньги.

Так бы это, наверное, и продолжалось, но случилась пандемия коронавируса. В нашей компании топам урезали зарплату, чтобы остаться на плаву, тут-то моя отзывчивость и вернулась мне бумерангом. Моей зарплаты на три семьи стало резко не хватать. Я собрал семейный совет из всех иждивенцев и объявил, что в связи с сокращением я вынужден урезать и финансовую помощь. И родители, и брат сначала стойко восприняли эту новость, подбадривали, говорили, что нам надо продержаться всего-то несколько месяцев. Но история с вирусом затянулась, и спустя полгода на меня посыпались упреки. Маме и папе не хватало на платных врачей (в поликлинику они перестали давно ходить), а брат жаловался, что ему не на что ребенку новую игрушку купить (хотя сам работать не торопился). Возмущаться начала и жена (отмечу, что я ее понимаю), мол, я работаю днями и ночами, дома не появляюсь, и еще при этом ее с малышом ограничиваю, чтобы выполнить все «хотелки» родственников.