Ещё

«Я похудела на 100 килограммов»: как сбросить центнер, который мешает жить 

Фото: Eva.ru
46-летняя Ольга многие годы была сторонницей бодипозитива — движения за полное принятие своего тела. Однако вес становился все больше и больше, и Ольга поняла: ни самовнушением, ни искренней любовью к себе здесь не поможешь.
Бодихейтерам сегодня противостоят приверженцы бодипозитива: непринятие чужой внешности против пропаганды абсолютной свободы в отношении внешности. Одним из основных критериев как для одной, так и для другой стороны, сегодня является вес. К сожалению, и осуждение людей с выходящим за рамки нормы весом, и отстаивание ожирения или анорексии — крайности, которые не идут никому на пользу и могут отвлечь внимание от реальных проблем. В частности, большой избыточный вес может являться симптомом патологического ожирения, которое является серьезным заболеванием. Еще хуже, что эта стадия болезни сопровождается целым рядом других проблем со здоровьем — сахарным диабетом второго типа, одышкой, болями в суставах. Так произошло с Ольгой. Сегодня ей 46 лет, она живет в Москве и работает ассистентом по общению с пациентами в клинике. С детства у Ольги была семейная склонность к полноте, при этом уже с подросткового возраста девушка предпринимала меры, чтобы не допустить дальнейшего набора веса: ограничения, диеты, доходило даже до методики 25 кадра. Как это часто бывает, из-за отсутствия долгосрочных успехов в похудении психологическое состояние Ольги становилось лишь хуже, а стресс побуждал заедать негативные эмоции — компульсивно переедать. «Когда ты нервничаешь, ты просто закидываешь в себя продукты и получаешь от этого удовольствие. Тем не менее обидно от того, что считаешь калории, питаешься правильно, а потом случается срыв, и все результаты похудения сходят на нет», — рассказывает Ольга. Это был классический порочный круг, нескончаемые витки спирали недовольства собой. В 39 лет Ольга весила уже 173 килограмма.
«Мне близко движение бодипозитива, и я чувствовала себя гармонично, например, при 130 килограммах. Хотя, конечно, я сталкивалась с бодихейтерами — в меня тыкали пальцем, пускали комментарии «жирная корова», косо смотрели. Это заставляло чувствовать себя хуже. В какой-то момент я не сдержалась: поняла, что надо худеть, потому что начались проблемы со здоровьем, заболели ноги, начались скачки давления, дал о себе знать наследственный диабет. Я обратилась к врачу, который поставил мне диагноз «морбидное ожирение» и назначил операцию». Врач, оперировавший Ольгу, рассказывает о необходимости воспринимать ожирение серьезно: «Здоровье всегда должно быть на первом месте, а патологическое ожирение представляет для него настоящую угрозу. Это стадия ожирения с индексом массы тела (ИМТ) более 40. Бодипозитив ни в коем случае не должен становиться отговоркой для тех, кому показано хирургическое лечение ожирения. Увеличение веса всего на 5 килограммов уже повышает вероятность развития рака, сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета. Ольге была проведена операция по желудочному шунтированию — уменьшению объема желудка. Такие операции позволяют сократить объем потребляемой пищи и всасывание питательных веществ», — объяснил суть вмешательства доктор медицинских наук, профессор, бариатрический хирург Клинического центра хирургии веса и метаболических нарушений на базе «НЦ акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова Вадим Викторович Феденко. Хотя не все близкие изначально поддерживали такое радикальное решение Ольги, сама женщина нисколько не жалеет об этом шаге. „После операции главное оставаться верным своей цели — сдерживаться от того, чтобы съесть что-то вредное, например. Затем организм привыкает к тому, что и как ты ешь, к небольшому количеству пищи. Сейчас я питаюсь уже интуитивно — например, продукты не взвешиваю, чтобы высчитать калорийность. При этом я не голодаю, наоборот важно не пропускать приемы пищи“. Очень важным Ольга считает психологическую сторону вопроса — самовосприятие.
»Нужно постараться любить свое тело, вне зависимости от того, есть ли у него лишний вес. Если это совсем не получается, можно без страха обращаться к психологу. На мой взгляд, проблемы с непринятием себя уходят корнями в детство, когда ребенка родители «не долюбили», или могут возникать из-за отношения окружающих. Да, операция не стала для меня панацеей, лично я посещаю психолога, и за несколько месяцев заметила колоссальные сдвиги в своем состоянии, так как до этого долгое время не могла принять себя, свое тело, ощущала себя толстой женщиной даже после похудения. Специалист не говорит вам, какая вы хорошая, а мотивирует работать над собой, позволяя изменить свое отношение к себе и к миру. Многих других женщин это может уберечь от неправильных или неосторожных шагов». И хотя контроль за питанием и отношение к себе у Ольги не изменились полностью после проведенной операции, благодаря лечению был достигнут самый важный результат — восстановление здоровья: чего стоит хотя бы то, что героиню перестали беспокоить болезни, а сахарный диабет вышел в стадию ремиссии. Какая бы внешность ни была в моде, прежде всего стоит задумываться над тем, что более здорово для нашего организма. Уверенность в себе и любовь к телу формируются в голове, а вот с заболеваниями, которые часто могут приниматься лишь как повод для насмешки или порицания, нужно бороться.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео