Ещё

«Меня постоянно трясло от боли» 

Фото: фильм «Tomb Raider: Лара Крофт»
Эллиот Фрэнки ждала военная карьера, о которой она мечтала с детства — девушка была одной из самых многообещающих учениц Королевского военного колледжа, престижнейшего военного учебного заведения Австралии. Когда ей выдали новую униформу и пару обуви, она не догадывалась, насколько это изменит все. Историю о том, как ботинки сломали жизнь австралийки, рассказала «Лента.ру».
Фрэнки стояла перед дверью своего начальника — строгой женщины с пугающей репутацией, она была худшим кошмаром для любого новичка в армии. Несмотря на это, австралийка надеялась, что командир сможет помочь ей, пока не стало слишком поздно.
«"Да" — сказала она из-за своего стола, приглашая меня зайти. Я сделала один шаг в ее кабинет. Мое сердце бешено колотилось», — вспоминает девушка.
Фрэнки пришла в надежде, что ее освободят от поездки на очередное учебное задание: ей было необходимо наложить ледяные компрессы на голени. Чтобы немного облегчить сильную боль в ногах, девушке приходилось проделывать это три раза в день.
Она переступила порог кабинета, запнулась ватными ногами о ковер и рухнула на пол. «Пожалуйста, вы не могли бы мне помочь…» — бессвязно пробормотала она. Из ее глаз ручьем лились слезы и, казалось, она была в полном отчаянии. Внезапное падение на глазах у командира, перед которым и твердо стоять на ногах — уже испытание, застало ее врасплох.
Она никогда не была чрезмерно эмоциональной, слезы были для нее чем-то из ряда вон выходящим. Но после четырех месяцев без сна от жуткой боли Фрэнки слишком устала, чтобы притворяться и искать силы выглядеть достойно и собранно, как подобает солдату. Как она и предполагала, на просьбу о специальном лечении она получила категоричный отказ.
«Кадет, возвращайся в свою комнату и перестань ныть»,
— ответила командир.
Этот момент стал концом жизни, к которой Эллиот Фрэнки стремилась с самого детства.

Роковая командировка

Эллиот Фрэнки училась в Королевском военном колледже в столице Австралии Канберре. После учебы она должна была стать лейтенантом. За отличную учебу девушку выбрали для участия в обменной программе с военным колледжем в Новой Зеландии, где она должна была окончить обучение. Программы военных учебных заведений мало чем отличаются друг от друга, но тем не менее различия есть: к примеру, разнится продолжительность того или иного курса. Поэтому, когда Фрэнки прибыла в Новую Зеландию, ей предстояло снова пройти курс базовой физической подготовки. Это совсем не пугало девушку: она в шутку называла себя «мазохистом», когда дело касалось физических нагрузок.
Эллиот Фрэнки на сборах
Прибывшим кадетам выдали новую форму и ботинки. Фрэнки рассчитывала, что форма будет поплотнее, а обувь — тяжелее, ведь им предстояло работать в суровых погодных условиях. Ботинки показались ей слегка неудобными и какими-то слишком уж свободными, быть может, на один размер, но она решила, что это не доставит ей особые неудобства, и вскоре она об этом забудет.
Но после первого же марш-броска на 14 километров по сельской местности, полной подъемов, спусков и коварных кочек, Фрэнки, ранее с легкостью преодолевавшая такие расстояния, почувствовала сильное жжение в голенях. Подумав, что всему виной новые ботинки, она стала примерять обувь своих товарищей и поняла, что ее пара велика ей не на один, а на целых три размера.
Кадет поспешила обсудить свою проблему с сержантами, курирующими обменную программу. Они посоветовали подать стандартный запрос на обмен неподходящей формы и предупредили, что вся процедура займет какое-то время, поскольку излишки обмундирования успели отправить обратно. Врач посоветовал девушке прикладывать ледяные компрессы на голени, чтобы ослабить воспалительный процесс, и носить две пары носков, пока проблема с обувью не будет решена.
Время шло, на обращения Фрэнки сержанты отвечали сухо: обновления формы не поступало. Расстроенная девушка знала, что другие кадеты тоже подали запросы на обмен и понимала, что, возможно, ее проблема может показаться командованию пустяковой и будет стоять в самом низу в шкале приоритетов. В колледже кадетам прививали любовь и уважение к форме, как к важнейшему атрибуту армии, поэтому Фрэнки решила забыть о гордости, запастись льдом и ждать. Но день ото дня боль становилась все сильнее. Так продолжалось до того момента, когда нога девушки и вовсе отказала, а сама она потеряла сознание на одной из тренировок.
Через четыре дня больничного Фрэнки собралась с силами и добралась до старших офицеров, которые сообщили ей ошеломляющую новость: ее просьба о замене неподходящих по размеру ботинок никогда не доходила до командования. Было проведено расследование, которое выявило многочисленные нарушения в связи между военными подразделениями, что и привело к «потере» запроса австралийки.

Постоянная боль

Отчаявшаяся девушка утратила возможность трезво оценивать последствия своих действий и продолжила тренировки. Позже ей диагностировали компартмент-синдром голени — сложное поражение мышечной ткани, которое способно вызывать боль, непропорциональную тяжести травмы, многократно усиливающуюся при любом сгибании стопы или пальцев ног. Также врачи сообщили австралийке, что начало поражения тканей не соответствует времени, когда ей были выданы новые ботинки.
Вскоре Фрэнки потеряла чувствительность в стопах, затем в голенях. При малейшем напряжении она ощущала боль, которую можно сравнить с разрядами электрического тока, пронизывающую ноги от кончиков пальцев ног до бедер. С увеличением нагрузки боль усиливалась и в конечном итоге сбивала девушку с ног. Бывали дни, когда она совершенно не могла ходить. Почти полгода Фрэнки не могла спать от боли, ей становилось только хуже.
Elliotte Frankie
Эллиот Фрэнки на сборах
«Моя моча стала коричневой, мое тело постоянно пронзала боль, я не могла разглядеть свое отражение в зеркале, — описывает свое состояние Эллиот Фрэнки. — Я уверена, что доктора говорили с командирами, но по большей части никто никогда не говорил со мной».
Фрэнки понимала, что от тренировок ей может стать еще хуже. Но она не сдавалась и продолжала заниматься, вопреки страху оказаться парализованной до конца своей жизни.
Ежедневные ледяные компрессы оставляли холодовые травмы на ногах девушки. Сама того не замечая, она порвала сухожилия из-за своей новой неестественной походки.
«Каждое утро перед перекличкой я набирала в мусорные баки холодную воду со льдом, пропускала обед, чтобы сделать то же самое, и каждую ночь лежала в ледяной ванне, чтобы выжить, — вспоминает Фрэнки. — Больше года мои ноги постоянно опухали…Честно говоря, я не помню, как это — чувствовать себя нормально».
Австралийка принимала максимальную суточную дозу обезболивающего каждый день и иногда смешивала препараты. Огромные дозы обезболивающих препаратов наносили сильный ушерб ее здоровью и психике.
«Я стала психически нестабильной, из полутора лет болезни я не помню полгода, — рассказывает она. — Отношения с семьей и с близкими друзьями пострадали так, что до сих пор я не могу их восстановить. Все из-за ботинок, которые оказались на три размера больше».

«Никто меня не слышал»

За год своих мучений Эллиот Фрэнки общалась со множеством профессионалов — как военных, так и гражданских, оплаченных государством и ею самой. В общей сложности она виделась с четырьмя докторами, двумя спортивными врачами, шестью психологами, двумя психиатрами, двумя альгологами — специалистами по лечению боли, бесчисленным количеством начальников, тремя военными капелланами, близкими друзьями и членами семьи.
Она просила о помощи, едва поднимая отекшие веки — это были последствия ночных приступов паники и плача. На жалобы о неспособности вставать утром с кровати и нежелании продолжать жить так дальше она слышала угрожающий вопрос психиатра: «Ты хочешь убить себя?»
«Я просила о помощи, но никто меня не слышал, — заключила Фрэнки. — Вместо этого друзья сказали, что я должна обратиться в СМИ, а психологи сказали мне, что вопрос не в том, станет ли мне лучше, а в том, не станет ли хуже. Мои знакомые сказали, что я все равно бы получила эти повреждения, потому что я очень беспокоилась перед вступлением в вооруженные силы. Большинство людей сказали мне, что я просто не должна была поступать вообще».
Elliotte Frankie
Униформа Эллиот Фрэнки
Жизнь Фрэнки действительно стала похожа на кошмар. Она сделала для себя графики приема воды и пищи, чтобы просто не забыть о том, что нужно поддерживать в себе силы.
«Время стало очень сложно воспринимать. Иногда я даже не могла вспомнить свое имя, и это меня пугало», — признается девушка.
Через семь месяцев Фрэнки покинула Новую Зеландию и вернулась в Королевский военный колледж на реабилитацию. Про бесплатную медицинскую помощь австралийцы горько шутят: «Вы получаете то, за что платите». Теоретически людям должен быть доступен огромный ряд качественных медицинских услуг, но по факту даже десятиминутного приема у терапевта приходится ждать неделями.
«Подать заявку на компенсацию очень непросто. Это долго и запутано. Моим делом занимались два специалиста, с которыми я никогда не виделась, но при этом они должны были точно определить, насколько сильно мой горький опыт повлиял на мою жизнь», — возмущается австралийка.
В ситуации Фрэнки комиссии следовало собрать всю информацию, но в итоге ее опросили по обычной анкете, рассчитанной на среднестатистического обывателя, а не на спортсменку, которой была девушка до вступления в вооруженные силы.
Тем не менее девушка смогла добиться «выплат по нетрудоспособности», и эти деньги были очень кстати: ими она могла оплачивать медицинские счета, которые не покрывали выплаты из Департамента по делам ветеранов. Австралийка также прошла два курса переквалификации, чтобы попробовать реализовать себя в других сферах.
Однако Фрэнки признается, что ей очень тяжело морально получать «выплаты по нетрудоспособности», которые обычно выплачивают ветеранам, получившим ранения. Конечно, она никогда не хотела попасть на войну, хотя военная подготовка составляла суть ее обучения в колледже. Австралийка мечтала помогать людям, надеялась принять участие в различных гуманитарных миссиях. Но в результате она была вынуждена подавать прошения на эти выплаты, потому что без них просто была не способна выжить. Иногда ее ноги были почти парализованы, из-за чего она чувствовала, что не может выполнять никакую работу в принципе.
«В такие дни я чувствовала, что я заслужила их. На самом деле, конечно, я была в ярости, чувствовала вину за то, что нуждаюсь в выплатах, — описывает свои эмоции Фрэнки. — Я не ветеран, но я потеряла почти все».
Спустя два года девушка все еще часто слышит от знакомых и незнакомых людей фразы вроде: «Это просто этап в жизни — вы можете двигаться дальше». В социальных сетях люди нередко ей грубят и обвиняют в безынициативности. «Ты сама виновата, можно было что-нибудь предпринять, добиться замены обуви или не брать слишком большие ботинки изначально», — один из типичных комментариев к ее истории. Тяжелая травма, сравнимая с инвалидностью, неопределенное положение в обществе и вдобавок ко всему социальное осуждение — все это еще больше вгоняет девушку в депрессию.
Elliotte Frankie
«Те, кто осуждает мои траты на жизнь, просто не знают, что я обменяла бы все это на свою карьеру, мои отношения с семьей, мою прошлую жизнь, — оправдывает себя Фрэнки. — Я бы все отдала, чтобы носить униформу вместе с моими друзьями-лейтенантами. Я благодарна за финансовую поддержку, которую я получаю, но я чувствую себя неловко в новом статусе, в состоянии неопределенности. Я еще не видела военных действий, но уже покрыта боевыми шрамами. Мне было всего 27 лет, когда я навсегда вышла из строя. Люди, которые думают, что я просто могу вернуться к прежней жизни, сильно ошибаются».
Фрэнки объясняет, что у нее была жизнь, которую она выбрала сама. Она отказалась от многого, чтобы стать военной, стать частью чего-то большего. А в итоге она чувствует себя ненужной.
«Человека, которого я построила с нуля, забрали, теперь мне нужно время, чтобы выстроить отношения с новым человеком, — грустно замечает Эллиот Фрэнки. — Иногда я выхожу из спортзала, сдерживая слезы, потому что все еще помню себя в прошлом, когда я не ценила ту силу, которую имела…Иногда мне нужно просто побыть в тишине и покое, чтобы попробовать сделать что-то снова, накопить энергию для новой работы. Мне повезло, что мне предоставили время и средства на лечение, но они не вернут того человека, кем я была и которого потеряла».
Женский форум20
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео