Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Олег Гусев: Если РФ и Казахстан не договорятся по болезненным темам, их начнут раскачивать другие

Он рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру
Олег Гусев: Если РФ и Казахстан не договорятся по болезненным темам, их начнут раскачивать другие
Фото: Украина.руУкраина.ру
- Олег Иванович, какова сейчас в целом по Казахстану и конкретно в вашей Карагандинской области ситуация с коронавирусом, насколько успешно идет вакцинация?
— С медицинской точки зрения ситуация стабильная, тотального карантина нет, но все устали от ограничений. Большая часть школьников и студентов на дистанционке, что тоже радости не вызывает. не проклинает только ленивый: ввиду низкого качества обучения «через расстоянья», часть родителей перевела своих детей тоже на дистанционное обучение, но в другие страны. А Минобр, будучи не в состоянии гарантировать уровень образования, запретил казахстанским школьникам обучаться за рубежом.
Российская вакцина «Спутник V» прошла регистрацию в Казахстане 15 февраля, и на Карагандинском фармацевтическом комплексе начато производство первой партии в объеме 90 тысяч доз. С 26 февраля ее начнут отправлять в регионы, а до июля объем производства планируется довести до 2 миллионов доз. Всего вакцинацией планируется охватить 6 млн казахстанцев. На первом этапе вакцину получат врачи, затем педагоги и силовики.
- Как итоги парламентских выборов повлияли на сценарии транзита власти в Казахстане?
— В стране как было два центра власти — действующий и первый президент (Касым-Жомарт Токаев и . — Ред.), — так и осталось. Принципиально ничего не изменилось и в мажилисе (парламенте страны — Ред.): те же три партии — Nur Otan, «Ак жол» да бывшие коммунисты. Последние уже после объявления даты выборов вдруг резко перекрасились и переименовались в Народную партию, чтобы не попасть под каток грядущей декоммунизации.
- Вы много лет ведете борьбу с крупной корпорацией «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ), считаете ее угрозой для казахстанской экономики. В чем состоит суть вашей критики и на каком этапе борьбы вы находитесь сейчас?
— Как себя ведет транснациональная корпорация в стране третьего мира? Здесь полно хрестоматийных примеров. И причем не только времен колонизации Африки, а и новейшей истории Казахстана. 40 тысяч человек работало на Карметкомбинате, включая социальный блок — детские сады, санатории, пионерские лагеря. Производили 5 млн тонн стали. Сейчас количество работников доведено до 12 тысяч, а производство до 2,5-3 млн тонн.
Оборудование разваливается, инвестиций в модернизацию нет, выбросы вредных веществ в атмосферу просто запредельные. Зато есть преференции из бюджета, дешевая рабочая сила, взаимопонимание с компрадорами и никакой ответственности. Как пример: «АрселорМиттал Темиртау» имеет долги перед местными подрядными организациями на несколько млрд тенге — более 7 млн долларов. Так вот подрядчикам прямо заявили: «Денег вы не получите».
Компания инициировала иски за мои статьи, но суд был на моей стороне. Директор по правовым вопросам АМТ Галымжан Кунакбаев шантажировал меня, пытаясь заставить отказаться от освещения деятельности АМТ. Я записал наш разговор на диктофон. Было возбуждено уголовное дело по статье 158 УК РК «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста», но департамент полиции Карагандинской области его успешно развалил.
Вообще моя борьба с «почтенным инвестором» — это такой сизифов труд на фоне классических любовных отношений компрадорской элиты и колонизатора. Тем не менее, делай что должно, и случится, чему суждено. Карфаген в любом случае будет разрушен.
- Москва предлагала построить в Казахстане атомную электростанцию по российским технологиям. В свою очередь президент Токаев заявлял, что строительство АЭС в республике пока не планируется, добавив, что в этом вопросе нужно учитывать мнение населения. Почему казахстанцы не хотят строить эту станцию?
— Нужно прежде всего сказать, что сама тема Евразийской интеграции должным образом не продвигается на уровне государства: в СМИ мы видим просто новости по теме , но никак не его продвижение. В то время как противники нашего содружества — местные западенцы — достаточно активны, именно они и выступают против строительства российской атомной электростанции.
Так что это вопрос не к гражданам, а больше к правительству, которое не формирует у казахстанцев спрос на интеграцию и не любит говорить о прогнозируемом к 2027 году дефиците электроэнергии, но любит модные и красивые солнечные электростанции.
- Когда у казахских националистов заканчиваются аргументы, они начинают говорить о пантюркизме и Великом Туране. Действительно ли эти идеи так распространены в республике?
— Поддерживающих эту идею не так много, и в основном это те, кто не склонен к простому анализу. Тут у нас ходит ролик, показанный на турецком телевидении по мотивам очередного «аналитического» бреда от . Согласно этому прогнозу, к 2050 году в зону влияния Турции и даже в ее состав войдут: Северная Африка, страны Аравийского полуострова, Кавказ, Ростовская и Астраханская области РФ и даже республики Средней Азии. С Казахстаном, разумеется.
Но Турция — это даже не региональная держава, она лишь пытается в нее играть. Из-за накопленного внутреннего напряжения ее ждет не укрупнение, а распад в течение ближайших 5-7 лет.
Наши националисты готовы сдать страну кому угодно, лишь бы не состоять в интеграционных объединениях с Россией. И в объятья Поднебесной бросаться не жаждут, понимая, что китайцы ассимилируют Казахстан за 20 лет. В то же время с условным Западом интегрироваться невозможно: Казахстан ему нужен только как территория, которую уже поджигают, чтобы создать проблемы одновременно и России, и Китаю.
У сторонников турецкого пути одна беда: нет понимания, что Турция, вернее Эрдоган, считает великим только себя. А все остальные члены гипотетического «Великого Турана» ни в разряд великих, ни тем более братьев, никогда зачислены не будут. Здесь достаточно посмотреть на турецких курдов. Так что в этом случае братьями являются только мания величия одних и крайний национализм других.
- Вы помните скандал вокруг высказываний российских политиков Никонова и Федорова, которые в Казахстане сочли провокационными. Как вы в целом считаете, Москве и Нур-Султану в рамках двусторонних отношений не нужно вообще озвучивать спорные вопросы или лучше сесть и обсудить все взаимные претензии?
- Руководители России и Казахстана должны выработать и озвучить общую позицию по наиболее болезненным темам и закрыть по ним обсуждение. Иначе их начнут раскачивать другие.
У нас уже прозвучало несколько странных идей, например, про лагеря для не знающих государственный язык и про то, что нельзя отдавать детей в русские школы, потому что, когда те вырастут, то сдадут родителей в дом престарелых. Однако никакой реакции от властей на эти провокационные заявления не последовало.
В то же время председатель сената РК Маулен Ашимбаев, выступая на круглом столе «Тернистый путь к свободе: исторический взгляд на последствия Ашаршылық» о голоде 30-х годов, высказался достаточно развернуто. Приведу обширную цитату из сообщения пресс-службы сената.
Какое заключение дадут ученые историки по этой действительно больной и важной для всего казахского народа теме, мы скоро узнаем.
Однако присутствие на мероприятии американского профессора Сары Камерон, которую называют «специалистом по изучению вопросов голода начала прошлого века в странах Советского Союза», выпустившей книгу «Голодная степь. Голод, насилие и создание Советского Казахстана», говорит о том, что без политизации, скорее всего, не обойдется.
К слову, самим американским «специалистам» стоит вспомнить о замалчивании своего собственного голода во время Великой депрессии, расовой сегрегации, Ку-клукс-клане и судах Линча. Ну и про геноцид индейцев не забывать.
- Вы в прошлом интервью сказали, что, для того чтобы объединиться, нужно окончательно размежеваться, и что это размежевание сейчас происходит по линии ЕАЭС. Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду.
— ЕАЭС всеми участниками, кроме России, рассматривается как торговый союз, как общий рынок, где можно «торговать по-братски», но без политической составляющей. Даже в рамках Союзного государства Лукашенко не одну рубаху на груди порвал, «защишая Незалежнасць».
На рынке ЕвразЭС каждый продавец думает не о благе союза, а о своих собственных интересах. Вот их-то и надо каждому четко определить, четко озвучить и увязать с хотелками других членов объединения. Тот же Батька до крови бьется, защищая и продвигая, например, белорусскую молочку. Кто мешает это делать остальным, используя согласованные механизмы?
У нас в Казахстане бытовало мнение, что раз мы Евразийский союз придумали, то «давайте, товарищи-союзники, занимайтесь, стройте ЕАЭС и про отцов-основателей не забывайте — долю заносите». Но вдруг оказалось, что такая политика не работает, да и продвижение самих евразийских идей в Казахстане идет на три с минусом. Ведь только в середине 2019 года у нас было создано Министерство торговли и интеграции.
И до наших руководителей стало доходить, что, для того чтобы жить долго и счастливо, просто пожениться мало. Оказывается, надо ежедневно пахать, выстраивая эти счастливые взаимоотношения.
Локальные торговые войны между странами ЕАЭС, как и членами любого другого интеграционного объединения, будут всегда, от этого никуда не деться. Но за использование неконвенционального оружия будут ставить на место. В рамках согласованных правил.
Вот тут к нам более чем 80-миллионный Иран собирается присоединяться. Так надо не только о его весьма емком рынке радостно думать, но и том, что он составит конкуренцию многим нашим производителям: начиная от товаров народного потребления и продукции сельского хозяйства и заканчивая сталью и цементом. А это уже общий интерес.
Сейчас, во время распада однополярного мира на мир панрегионов, нужно определяться не только с торговлей, но и с политикой: кто мы, чего мы хотим, куда идем и, главное, с кем идем. Поэтому сейчас в Казахстане происходит всплеск националистических публикаций, и началось обсуждение темы голода 1930-х годов.
Так что, говоря по старорежимному, «идеи Ленина верны»:
«Прежде чем объединяться и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться. Иначе наше объединение было бы лишь фикцией, прикрывающей существующий разброд и мешающей его радикальному устранению». 1900 год. Заявление редакции газеты «Искра».
Только вот долго думать времени уже нет.