Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Почему пациенты с тяжелыми заболеваниями могут остаться без лекарств

Лекарства закупаются по программе высокозатратных нозологий (ВЗН). Ее называют одним из самых результативных механизмов повышения доступности дорогостоящей терапии для более чем 200 тысяч россиян, страдающих редкими и тяжелыми заболеваниями. Однако, как говорится в обращении ВСП, практически на всю сумму, выделенную на программу на 2021 год (64,3 млрд рублей), уже заключены контракты. Даже если новые закупки состоятся в ближайшее время, пациентам все равно придется некоторое время ждать получения препаратов.

"Закупки проводятся в рамках ФЗ-44 о контрактной системе, - объясняет , юрист, член "Национального Совета экспертов по редким заболеваниям", член экспертного совета по охране здоровья по редким (орфанным) заболеваниям. - Сама закупка занимает дней 40. Затем начинает действовать постановление правительства №1416, регламентирующее процедуры по поставке препаратов в регионы, подписанию документов и т.д. На все это уходит время, и пациенты на два месяца могут остаться без жизненно необходимой терапии".

Видео дня

По словам сопредседателя ВСП Юрия Жулева, причина кроется в нарастающем дефиците бюджета программы. Как так? Благодаря современной дорогостоящей лекарственной терапии в последние годы кардинально улучшилось качество жизни больных и ее продолжительность. Федеральный регистр пациентов с ВЗН за последнее десятилетие вырос в разы, а финансирование программы увеличилось на 20%.

"В текущем году дополнительно требуется порядка 8-10 млрд рублей, а с учетом потребности в формировании переходящего остатка лекарств на 2022 год - порядка 18 миллиардов", - говорит Жулев.

В качестве примера в ВСП приводят препараты окрелизумаб от рассеянного склероза (РС) и эмицизумаб для лечения гемофилии А. Первый был закуплен в объеме 66% от реальной годовой потребности в марте и июне 2021 года, второй - в апреле, закупка составила 50% годовой потребности. По оценкам ВСП, начиная с августа эмицизумаб закончится в 24-х регионах, окрелизумаб закончится в 80-ти регионах, начиная с сентября. Чем это чревато для тех, кто будет вынужден прервать терапию?

"Это такие заболевания, при которых нельзя сказать: "Вот, мол, у нас перебои, вы там месяц-два побудьте без лекарств", - поясняет Жулев. - Для пациентов это означает резкое ухудшение состояния здоровья вплоть до инвалидизации. Все заслуги, все достижения прошлых лет для этих людей могут быть просто перечеркнуты".

Об этом говорят и практикующие врачи.

"В настоящее время полное излечение от гемофилии невозможно, и профилактическая терапия гемофилии является единственным подходом, позволяющим снизить риск кровотечений, в том числе и жизнеугрожающих, и осложнений заболевания, - говорит , заведующая Городским центром по лечению гемофилии Санкт-Петербурга. - Профилактическая терапия должна быть пожизненной и непрерывной. При прекращении терапии возрастает риск кровотечений, в том числе жизнеугрожающих, и как следствие инвалидизации пациентов".

"Рассеянный склероз - это тяжелое неврологическое заболевание молодых людей, при котором обострения сменяются периодами ремиссий, а также наблюдается постепенное нарастание инвалидизации, то есть прогрессирование, - добавляет врач-невролог Областного центра рассеянного склероза Новосибирской областной больницы к.м.н. Денис Коробко. - Чрезвычайно важен постоянный мониторинг состояния пациента и непрерывное обеспечение препаратами, изменяющими течение рассеянного склероза, так как на сегодняшний день только это позволит предупредить развитие обострений и замедлить прогрессирование. При прекращении или перерыве терапии всегда становится выше риск развития обострения, которое может привести к выраженному нарастанию неврологического дефицита у пациента, а также выше риск ускорения прогрессирования".

Врачебное сообщество делает все, чтобы избежать инвалидизации пациентов, выбирая для них лучшее современное лечение. Такое мнение высказал , главный внештатный детский онколог-гематолог , президент НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева. Например, недавно появился препарат нового лекарственного класса, который имитирует действие отсутствующего у пациентов фактора VIII и вводится подкожно.

"Конечно, мы активно внедряем современные препараты в лечении гемофилии, и в первую очередь у детей, чтобы максимально защитить их от инвалидизации, - говорит Александр Румянцев. - Например, с появлением препарата для лечения гемофилии А с подкожным действием мы стали его использовать сначала у пациентов с ингибиторами к фактору VIII, получили хорошие результаты, затем стали применять у пациентов с обычной формой гемофилии А".

Это оптимальный вариант, особенно для детей как с ингибитором, так и без ингибитора к фактору VIII. Перебои с терапией могут лишить пациентов надежды на улучшение. Так, 31-летний Арсений, с детства страдающий гемофилией, рассказал в Сети, что в прошлом году были перебои в обеспечении лекарствами.

"Люди ощущают недостаток финансирования на себе, - считает Арсений. - Кто-то несколько месяцев не получает лекарства, что уже критично для здоровья. Есть много волнений и опасений за будущее. Но мы надеемся, что общественные организации и правительство уладят этот вопрос".

Весной Общероссийская общественная организация инвалидов, больных рассеянным склерозом (ОООИБРС), провела исследования в 76 регионах. Опрос показал, что в последние два года 58,4% пациентов с РС сталкивались с проблемой получения лекарств.

В свою очередь ВСП предлагает существенно скорректировать финансирование программы высокозатратных нозологий, начиная уже с 2021-2022 годов и далее для покрытия дефицита средств и создания квартального переходящего запаса лекарств. Пациентская организация, конечно, надеется, что ее обращения не останутся незамеченными, и пациенты в скором времени будут обеспечены всеми теми жизненно необходимыми препаратами, по которым прогнозируется дефицит.