Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Академик РАН объяснил главное отличие лекарства против COVID-19 от вакцины

Лекарство помогает исключительно при заражении вирусом, не давая последующей защиты от заболевания, а вакцина работает на будущее и является долгосрочной, рассказал завкафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета, академик .

Академик РАН объяснил главное отличие лекарства против COVID-19 от вакцины
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

Министр здравоохранения рассказал, что разработка отечественного препарата, обрывающего течение коронавирусной инфекции на начальном этапе заражения, находится на завершающей стадии. О каком именно препарате идет речь глава ведомства не уточнил.

«Вакцина создает иммунный ответ, то есть это либо образ какой-то, либо отдельные белки того патогена, либо вводится в организм целый ослабленный вирус или бактерия, на которые формируется иммунный ответ. Если он формируется полноценный, то сначала образуются антитела на вирус, а также формируется клеточный иммунитет – клетки памяти, которые узнают этот вирус, когда он попадет в человека и подадут сигнал, после чего организм выработает нужное количество антител для нейтрализации этого вируса», – говорит Зверев.

В зависимости от вакцины, иммунитет может быть продолжительным (от полугода до нескольких десятков лет) или пожизненным (как при вакцинации от полиомиелита), продолжает вирусолог.

«Лекарство – это препарат, который действует непосредственно на сам вирус или какие-то системы организма, которые стимулируют иммунную систему на борьбу с вирусом. Препарат, о котором говорил министр, это тот, который будет действовать непосредственно на вирус: либо будет его связывать, либо разрушать и выводить из организма. То есть, лекарство помогает здесь и сейчас, при заражении, не давая последующей защиты от заболевания. Вакцина же работает на будущее и является долгосрочной», – объясняет академик.

Тем не менее, он отмечает, что после разработки лекарственного препарата требуются годы исследований его влияния на человеческий организм. То есть, специалистам предстоит изучить фармакокинетику, фармакодинамику препарата, его совместимость с другими препаратами, каким группам лиц он подходит и так далее.

«Обычно такие исследования занимают годы. Особенно по безопасности, потому что изучается хроническая токсичность, ведь лекарство применяется не один раз или два, как вакцина, а постоянно. Соответственно, необходимо изучить его влияние на все органы: ткани, кровеносную и сердечно-сосудистую системы, печень и так далее», – рассказывает Зверев.

Собеседник подчеркивает, что если в мире появится настоящий противовирусный препарат от коронавируса, то заболевание попросту будут лечить, не доводя до тяжелого состояния пациентов. Безусловно, это скажется и на масштабах мировой пандемии, поскольку значительно сократится число граждан, переносящих инфекцию, однако лекарство скорее предотвратит некоторые последствия заболевания, но не остановит пандемию в целом.

Ранее в пресс-службе ГК «Промомед» рассказали, что российский инъекционный препарат прямого действия для лечения COVID-19 «Арепливир» прошел регистрацию и до конца 2021 года начнет поступать в стационары.

В конце октября в беседе с газетой ВЗГЛЯД ведущий научный сотрудник Института клинической экспериментальной медицины, профессор вирусологии рассказал, что в мире на данный момент существует лишь один удачный пример лекарства против вирусного заболевания – это препарат против гепатита С, отмечая, что сам вирус был очень сложен как для лечения, так и для создания терапевтического препарата. Тем не менее, против других вирусных заболеваний, в том числе от коронавирусной инфекции, нетоксичного лекарства пока нет.