Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

"Если случается какое-то осложнение — доулы исчезают": чем опасны домашние роды

В родильном доме ГКБ №16 женщинам предложили альтернативу — "бережные роды"

"Если случается какое-то осложнение — доулы исчезают": чем опасны домашние роды
Фото: Реальное времяРеальное время

Казанский родильный дом 16-й горбольницы известен своим нетривиальным подходом к роженицам — вот уже несколько лет здесь практикуют партнерские и "бережные" роды, которые позволяют максимально приблизить обстановку рождения новой жизни к домашней. Как удалось перестроить работу коллектива, кто приходит на партнерские роды, почему вертикальные роды лучше "горизонтальных", стоит ли прибегать к услугам доул — об этом поговорило с заведующей роддомом ГКБ №16 Лилией Давлятшиной.

Видео дня

Роды как праздник

Концепция "Бережное рождение" на практике — это индивидуальный родильный зал, в котором есть все, чтобы будущая мама чувствовала себя комфортно: кровать-трансформер, шведская стенка, стульчик для вертикальных родов. В помещении можно создать полумрак, зажечь свечи, включить музыку.

Женщина здесь может рожать не так как принято — горизонтально в кровати, а так, как ей удобно. После рождения малыша ему не сразу перережут пуповину, а после того, как закончится ее пульсация — так он получит дополнительную защиту, его не увезут в общую палату, а поместят в одну с мамой, где он будет находиться с ней до выписки. В роддоме также широко практикуются партнерские роды.

Но самое главное, все это может получить любая женщина по полису ОМС, то есть бесплатно.

пришла в 16-й роддом уже за третьим ребенком, ее старшей дочке 14 лет, сыну — 9, а младший родился 3 дня назад.

— Для меня вопросов, в какой роддом идти, не было, хотя мы сейчас живем в Высокогорском районе. Нашей семье было очень важно, что здесь практикуют бережное родовспоможение. Я изучала этот вопрос, знаю, как это влияет на психику детей, их физическое развитие в будущем. Мы приехали с мужем, у нас были партнерские роды. После рождения ребеночка передали папе, потом нас поместили в палату "Мать и дитя". Это тоже очень важно, потому что хорошо помогает наладить лактацию. Все прошло благополучно. И мы очень счастливы, — говорит многодетная мама.

Единственное ее пожелание — чтобы выделили средства для хорошего ремонта, ведь роддому уже полвека.

— Наш роддом — с историей. Мы считали, что ему 50 лет, а в архивах нашли документы, что как юридическое лицо роддом №4, предшественник роддома 16-й больницы, существует с октября 1945 года, — говорит заведующая родильным домом ГАУЗ "Городская клиническая больница №16", Лилия Давлятшина.

В нынешнее здание роддом въехал в 1971 году, а в 2009-м в рамках реорганизации он стал частью 16-й горбольницы.

"Бережные" роды в противовес домашним

— Лилия Рустамовна, почему вам не работалось по традиционной схеме, как вы пришли к тому, что начали практиковать новые методы родовспоможения?

— Наш роддом был всегда крупным медицинским учреждением, с большим коллективом, отсюда вышло много докторов, которые теперь работают в других учреждениях. Много лет наш роддом является клинической базой КГМА, через обучение в ординатуре на нашей базе прошло большое количество докторов. Основной наш костяк пришел сюда почти одновременно 25—27 лет назад. И было большим мужеством для наших докторов со стажем, наработками, с полученным в советское время медицинским образованием развернуться в сторону женщины.

Как было раньше в традиционном акушерстве: тотальный контроль за родами, возможность их ускорить. Пожелания женщины, по большому счету, не ставились на первое место. И все шли в роддом со страхом. Хотя роды — это физиологическое явление, женский организм для этого и создан, а роддом — не больница: здесь нет больных, здесь находятся женщины в определенном периоде своей жизни.

По традиционной схеме работали и мы, и в определенный момент она перестала нас устраивать. В 2015—2017 годах начался бум домашних родов. Их становилось все больше, а риски, к сожалению, при домашних родах возрастают — как для роженицы, так и для ребенка. Хотя дома мы расслабляемся, чувствуем себя защищенными, нам там хорошо, а родильный дом с его казенными условиями у женщин вызывает настороженность. Сейчас приходит рожать поколение девушек, чьи мамы родоразрешались в условиях, когда могли получить нелестное замечание. А надо всячески поддерживать и эмоционально согревать женщину рожающую, потому что это непросто.

Мы стали думать, как это можно сделать в наших условиях? И начали потихоньку использовать те фишки, которые там узнали

Соответственно, встал вопрос: чего же такого нет в роддоме, чтобы создать обстановку, приближенную к домашним родам? Доктора у нас, все читающие и образованные, стали изучать, как это происходит на Западе. Наши врачи начали изучать работы голландского акушера-гинеколога Мишеля Адена. В Голландии, также как и в Европе, домашние роды достаточно распространены. Это считается нормальным, просто они организованы при поддержке государства. Система такова: домой к роженице приходит официальная акушерка с медицинским образованием, она следит за ходом родов. Если есть необходимость, в пределах 5—10-минутной досягаемости всегда ждет "скорая" или неподалеку находится стационар, где могут оказать экстренную помощь.

Мы стали думать, как это можно сделать в наших условиях? И начали потихоньку использовать те фишки, которые там узнали. Это методы расслабления, медитации, некоторые доктора получили второе образование, выучились на психологов. Например, наш доктор Мария Владимировна Ильченко получила диплом клинического психолога и проводит курсы по гипнородам. К сожалению, в эпоху пандемии у нас не получается проводить их оффлайн. Обычно это 4-5 занятий, последнее — с папочкой. Женщин учат расслабляться, дышать, отнестись к родам как к естественному событию в жизни.

— А когда отдельные элементы сложились в систему?

— В Голландии наши доктора познакомились с российскими коллегами. И мы пошли к главному врачу с предложением — съездить в один из московских роддомов, который работает по методике Адена. Спасибо нашему главному врачу , который всегда слышит нас, понимает и помогает. В мае 2017 года небольшая группа докторов вместе с главврачом поехала в Москву. Подъехав к роддому, мы увидели такое же здание, как и у нас, просто с надстроенным пятым этажом. И мы вдохновились — раз в таком помещении, которому тоже лет 40, смогли все организовать, то и у нас это получится! Через полгода руководство нашей больницы изыскало средства, и мы сделали реконструкцию родильного зала. Если раньше он представлял из себя казенное помещение, где стоят три родильные кровати и рядом рожают "товарищи по несчастью", то сейчас все родзалы — индивидуальные.

Но главное было не в этом. А в том, чтобы перестроить людей, объяснить, что нужно работать по-другому, что к каждой женщине нужен индивидуальный подход. Вслед за нами на обучение в центр традиционного акушерства в Москве съездили акушерки. Были и сомневающиеся. Не сразу и не всех удалось развернуть лицом к женщинам. Сегодня никого в коллективе не шокирует, если женщина приходит и говорит: я буду рожать так, как мне удобно, я не буду ложиться на вашу кровать, хочу лежать в ванной. Мы все это предоставляем.

У нас все дети прикладываются к мамам сразу после рождения, находятся с ними в палатах "Мать и дитя", то есть все делается для поддержки грудного вскармливания

— Спустя 4 года уже можно подвести итоги. Оправдались ли ожидания?

— Мы хотели и хотим быть конкурентоспособными. В ходе работы по принципам бережного акушерства с неагрессивным отношением к ведению родов, мы получаем на выходе, я считаю, очень неплохие результаты. В течение последних 4 лет у нас самый низкий среди роддомов Казани показатель по количеству кесаревых сечений. Это один из базисных критериев оценки работы родильного дома: чем меньше, тем лучше. У нас стабильно низкий уровень перинатальной смертности. Когда излишне не вторгаешься в процесс родов, то исходы бывают лучше и меньше осложнений.

Грудное вскармливание является частью концепции бережных родов. У нас все дети прикладываются к мамам сразу после рождения, находятся с ними в палатах "Мать и дитя", то есть все делается для поддержки грудного вскармливания. Наши сотрудники постоянно обучаются, последняя двухдневная учеба была в ноябре. К нам приезжают специалисты Всемирной организации по поддержке грудного вскармливания, и мы обновляем свои знания по этому вопросу.

— Как попасть в ваш роддом?

— Родить по принципам нашей концепции может любая женщина, пришедшая к нам в родильный дом, независимо от того района, где она проживает. Платить за это не надо. Если она не находится в группе риска выше того уровня, который мы принимаем, то мы ее возьмем без проблем.

Вертикальные роды — хорошо забытое старое?

— У вас практикуются партнерские роды. Насколько они востребованы?

— Партнерские роды у нас появились еще раньше, чем "бережные". Но мы проводили их редко, потому что у нас еще не было индивидуальных родзалов. Сейчас есть Федеральный закон "Об основах охраны граждан", в котором прописано, что отец или другой член семьи имеет право присутствовать при рождении ребенка. Но и здесь мы как-то выкручивались. Закупили две ширмы, отгораживали помещение.

Сейчас партнерские роды — уже обычная практика. Мы даже в эпоху пандемии от них не отказываемся. Просто все участники процесса проходят жесткий эпидконтроль, то есть они должны быть все привитые, со свежим ПЦР-анализом, если у них будут минимальные признаки ОРВИ — их не допустят. На 36-й неделе беременности мы приглашаем будущих участников на ознакомительную беседу, и они знают все нюансы: в чем можно прийти, как себя вести, какие функции у папы, тверды ли они в своем намерении рожать вместе. К сожалению, мы иногда бываем свидетелями моментов, когда мужчины переоценивают свои силы. Они сидят зеленые в коридоре, и мы просим их хотя бы поддерживать супруг и отвечать на телефонные звонки.

Некоторым откровенно скучно, видно, что таких заставила прийти жена — они лежат на диванчике со смартфоном. Мы тоже им подсказываем — подойдите к жене, погладьте, обнимите, ей ведь это нужно.

Просто все участники процесса проходят жесткий эпидконтроль, то есть они должны быть все привитые, со свежим ПЦР-анализом, если у них будут минимальные признаки ОРВИ — их не допустят

— Кто еще, кроме мужа, присутствует при партнерских родах?

— В основном, конечно, приходят отцы. Но бывают и мамы, сестры или даже дочери — когда рожают возрастные женщины. Роды с мамами — это отдельная история. Их бывает два вида: те, кто разводят излишнюю суету, или те, кто смиренно сидят и молятся.

При родах мы придерживаемся принципов трех "Т" — тепло, тихо, темно. Специально закупили жалюзи "день-ночь", которые даже днем создают полумрак. Можно принести свечи, музыкальные записи — в каждом родзале есть плееры.

Добавлю, что партнерские роды у нас тоже бесплатные.

— Еще одна ваша фишка — вертикальные роды. Но, скажем прямо, не везде это практикуют в первую очередь из-за неудобства для медперсонала, которому приходится находиться у ног женщины на полу.

— Вертикальные роды, действительно, более физиологичны, рекомендуются всем, но для вертикальных родов тоже есть противопоказания. Женщины изначально рожали сидя, стоя, в воду или так, как им удобно. А на спину их уложили мужчины-акушеры. Французскому королю Людовику XIV нужно было видеть процесс рождения наследника. Чтобы ему было удобно, его посадили на стул, а женщину перед ним положили.

Вертикальные роды в противоположность горизонтальным предполагают активную роль самой женщины. Во время вертикальных родов женщине удается родить ребенка быстрее, легче, с меньшими болями, с более редким применением стимуляции, с помощью силы тяжести, оптимальной координации мышц спины, брюшного пресса и тазового дна при выталкивании. При вертикальных родах нет излишнего сдавливания сосудов.

При вертикальном положении роженицы значительно сокращается время схваток. Первый период родов укорачивается по сравнению с "горизонтальными" родами примерно на 2-3 часа. Это благоприятно отражается как на роженице (ведь именно длительные болезненные схватки являются одной из причин страха перед родами), так и на ребенке.

Вертикальные роды могут проходить как на традиционной акушерской кровати, так и с использованием специальных приспособлений. Все родовые залы нашего роддома оборудованы всем необходимым для вертикальных родов.

Женщины изначально рожали сидя, стоя, в воду или так, как им удобно. А на спину их уложили мужчины-акушеры

Доулы как явление

— Вы сказали, что система "бережных родов" появилась в противовес домашним родам. В моем представлении к ним прибегают разве что адепты религиозных течений.

— Нет, это бывают совершенно обычные женщины. В основном они рожают с духовными акушерками, или доулами. Их задача — помогать, но многие доулы берут на себя функцию медицинских работников, хотя редко кто из них имеет диплом акушерки. Хотя в мире доула — это официально признанная профессия, в США есть Ассоциация доул, у них есть свой устав. Появились они и в России, в Казани, и мы решили с ними сотрудничать.

— А как вы на них вышли?

— Сарафанное радио никто не отменял, а потом мы пересекались с ними на различных курсах. В 2019 году мы заключили с ними соглашение. По договору безвозмездного сотрудничества они могут прийти в роддом и сопровождать женщину. Но это все обговаривается "на берегу", мы понимаем, кого мы можем допустить в роддом, а кого — нет. Есть 3-4 человека, с которыми мы плотно сотрудничаем, они к нам приходят и сопровождают женщин на родах.

Сейчас в разработке находится еще один договор — доулы хотят на основах волонтерства помогать женщинам с грудным вскармливанием. Мы благодарны, если они этим будут заниматься.

— Почему женщины доверяют доулам и не доверяют профессиональным акушерам?

— Это вопрос к женщинам. Доула — это такая подружка на роды: чаек заварила, свечку зажгла, приободрила. Иногда на родах кроме доулы присутствует еще и муж, а некоторые еще и фотографа приглашают. Так что бывает сложно соблюдать принцип трех "Т".

— Судя по вашим словам, у вас отрицательное отношение к домашним родам?

— В том виде, в каком они существуют в России — да. Есть определенный контингент женщин, для которых это приемлемо, но пока уровень организации этого процесса никем не контролируется, все отдается на откуп семье, доулам. И бывают разные случаи. В декабре 2016 года к нам с огромной кровопотерей после домашних, уже четвертых, родов поступила женщина. Ребенок в родах умер, она сама потеряла почти 2,5 литра крови. Спасать ее пришлось нам.

Когда к нам приходят после домашних родов женщины, и я вижу, что у них не ушиты разрывы, они приехали не сразу после родов, мы сообщаем об этом старшим доулам, чтобы они разобрались, кто так поступает. Причем, если случается какое-то осложнение, в основном доулы отстраняются.

На территории нашего роддома нам хотелось бы организовать семейный блок с отдельным входом. Чтобы это была имитация небольшой однокомнатной квартиры, куда женщина с мужем заходят с улицы, минуя все роддомовские коридоры

— Может быть, кто-то выбирает домашние роды из-за возможности родить ребенка в воду?

— Да, в домашних родах часто рожают в воду. У нас тоже есть ванны, но мы используем их для релаксации во время схваток. А для родов в воду нужны другие, большие по размеру ванны. Мы думали о том, чтобы практиковать и такой метод, но пока у нас нет для этого условий.

— Но наверняка есть планы дальнейшего развития?

— На территории нашего роддома нам хотелось бы организовать семейный блок с отдельным входом. Чтобы это была имитация небольшой однокомнатной квартиры, куда женщина с мужем заходят с улицы, минуя все роддомовские коридоры. Они находятся там во время и после родов, женщина никуда больше не перемещается, к ней заходят медицинские работники, проводят все манипуляции с ней и ребенком, и оттуда же они уходят домой.

В 1998 году я была во Франции, в госпитале провинции Бретань. Он стоит в чистом поле, но находится на таком расстоянии от расположенных в округе небольших городков, что в течение часа до него можно добраться. Я попросила показать родильный блок. И там я первый раз увидела эту систему — женщина заходит в такую комнату, в ней же она рожает и оттуда через 24 часа уходит домой. Это очень правильная организация пространства для исключения внутрибольничного инфицирования. Причем, само здание родильного блока — круглое, в середине находятся операционный блок, реанимация, а по кругу — палаты. Есть внешний контур, где люди гуляют, есть внутренний, которым пользуются медицинские работники. И они встречаются на территории роженицы. Помню, что для меня это было откровением — оказывается, можно вот так организовать процесс. Я спрашивала у них про цифры перинатальной смертности, они тогда были в разы ниже наших.

Мы увидели там столько фишек, которые сейчас применяем и у нас. Мы постоянно стараемся внедрять что-то новое, наработали определенный опыт, достигли определенного уровня и сейчас хочется дальнейшего развития.

Но одного нашего желания мало, нужны материальные вливания. Например, семейный бокс, который мы хотим организовать, без реконструкции хотя бы первого этажа здания сделать невозможно. Но будем надеться. Мы же об индивидуальных родзалах тоже 10 лет назад даже не могли мечтать. А семейный бокс — это очень востребовано.

Мы постоянно стараемся внедрять что-то новое, наработали определенный опыт, достигли определенного уровня и сейчас хочется дальнейшего развития

В пандемию родов стало меньше

— Сколько казанских роддомов практикуют систему бережных родов?

— Есть частный роддом "Скандинавия", по этой схеме работает роддом №1. Думаю, в каждом родильном доме есть врачи-приверженцы такой системы. Весь вопрос в том, как на это смотрит руководство. Когда мы проработали года два, к нам приехали доктора из Чистополя. Они переняли много наших фишек. Тут ведь надо еще и людей зажечь.

— Как изменилась работа роддома в связи с эпидемией COVID-19?

— Все, как везде, у нас — масочный режим, разграничение потоков, женщины с подозрением на COVID-19 или с температурой находятся отдельно от всех, на другом этаже.

С декабря 2020 года согласно приказу Министерства здравоохранения Татарстана роддом №16 является роддомом для лечения женщин с острыми респираторно-вирусными инфекциями. К нам переводят женщин из РКИБ с исключенным диагнозом "Covid" и к нам обращаются женщины с признаками острых респираторных заболеваний и акушерской патологией, с которой в инфекционной больнице не работают. Мы их обследуем и, если это не коронавирусная инфекция, они остаются в нашем родильном доме на отдельно выделенной территории. Если подтверждается COVID-19, их переводят в РКБ, во временный инфекционный госпиталь для беременных. Если женщина изначально обратилась в республиканскую инфекционную больницу и у нее неосложененная форма коронавирусной инфекции, ее могут оставить там. У них есть свои акушеры-гинекологи, которые оценивают все риски. Женщин, у которых положительный анализ или клиника появились после родов, мы иногда переводим в госпиталь при нашем стационаре.

Поначалу было сложно организовать эти потоки, но сейчас все стабилизировалось. В отделении, где лежат женщины с ОРВИ, работает отдельный коллектив, там есть свои особенности ведения беременности и лечения пациентов. Закуплены противовирусные препараты, низкомолекулярные гепарины и другие медикаменты, которые нужны для лечения ОРВИ и профилактики осложнений.

Сейчас в фертильный возраст вступают девушки, родившиеся в конце 90-х, когда был ярко выраженный спад рождаемости. Поэтому это немногочисленное поколение по сравнению с другими

— Как за два последних пандемийных года изменилась рождаемость конкретно в вашем роддоме?

— Роста нет однозначно, есть тенденция к уменьшению, причем это связано не только с пандемией. Сейчас в фертильный возраст вступают девушки, родившиеся в конце 90-х, когда был ярко выраженный спад рождаемости. Поэтому это немногочисленное поколение по сравнению с другими. Но у нас много повторных родов — "ветераны" нашего движения впрыгивают в последний вагон поезда, много женщин, сделавших ЭКО, с донорскими яйцеклетками, к нам любят приезжать суррогатные мамы. Они, как правило, из других регионов, а биологические мамы — местные. Биологические мамы заинтересованы в том, чтобы их ребенок родился физиологично, и мы разрешаем им после родов напрямую общаться с малышом. Если у них оформлены все документы — мы организуем им допуск.

— А партнерские роды в таком случае возможны?

— Я не приветствую партнерские роды при суррогатном материнстве. Единичные случаи бывают, но мы стараемся отговорить женщин от этого, потому что возникает много ненужных психологических моментов... Поэтому считаю, что чем меньше контактов — тем меньше потом вопросов.

Хотя люди приходят с разными договорами, часто в тех, которые составляют юридические агентства и агентства по суррогатному материнству, бывает подробно прописаны все детали, в том числе и присутствие на родах.

— Есть разница в подходах к родам и новорожденным среди старшего поколения и бумеров, миллениалов и зумеров?

— Доктора возраста 25—35 достаточно быстро переориентируются, они видят в наших подходах определенные плюсы. Мы еще и сами взращиваем молодое поколение: приглядываемся к молодым докторам и стараемся передать им идеи и принципы нашей работы.

Сложно бывает человеку, который работал в других медучреждениях. Мы-то пришли к этому осознанно, хотя первое время были и отрицание, и скепсис, и ухмылочки, и шуточки. Наша задача — соблюсти баланс между профессиональными требованиями и желанием женщин. Стараемся его находить.