Ещё

«Муж сбежал, денег нет» 

Фото: Кадр из фильма «Мама!»
В последние годы средний возраст ипотечных заемщиков в России стабильно снижается, все больше молодых людей решаются на приобретение жилья. Ставки уменьшились, требования к заемщикам либерализовались — почему нет? Примерно так рассуждала 22-летняя москвичка Юлия, когда покупала квартиру в кредит. Но реальность оказалась суровее рекламных листовок, красиво разложенных в банке.
Эксперты рынка недвижимости ростом числа молодых покупателей довольны — лет десять назад 25-летние и мечтать не могли о покупке квартиры: снимали, получали в наследство, продолжали жить с родителями, а ипотеку брали после 30, а то и на пятом десятке. Застройщики недополучали спроса, банкиры — клиентов, а сама молодежь — нормальных жилищных условий.
К 2018-му люди в возрасте 30-35 лет составили наибольшую долю ипотечных заемщиков в России. Одновременно банки начали повышать средний размер ипотечного займа для заемщиков младше 40 лет и сокращать его для тех, кто пересек эту возрастную отметку. На кредитном рынке и раньше царил эйджизм (дискриминация отдельных людей или групп людей по возрастному признаку), но с другим вектором: юным займы давали неохотно или вовсе не давали.
Олег Лагуткин, генеральный директор бюро кредитных историй «Эквифакс»: «В настоящее время доля потребителей возрастом до 27 лет, которым был выдан ипотечный кредит, составляет 10-12 процентов от всего объема выданных кредитов на покупку жилья. Основная группа, активно берущая ипотеку, концентрирует в себе заемщиков 27-38 лет и составляет 70 процентов. Доля людей старше 38 лет составляет 15-20 процентов».
Весной омоложение ипотечной системы решили поддержать в Госдуме: депутат от ЛДПР Василий Власов предложил разрешить выдачу кредитов на жилье с 14 лет. «Проблема обеспечения жильем молодых людей уже много десятилетий носит нерешенный характер, — отметил Власов в письме, отправленном в правительство. — Учитывая, что одним из самых распространенных способов приобретения недвижимости является ипотека, следует разработать юридический механизм совместно с Банком России, при котором гражданам уже в 14-летнем возрасте выдавалась бы ипотека с закрепленным правом сдавать недвижимое имущество в аренду». По мнению политика, приобретение жилья в раннем возрасте с помощью кредитных средств позволит молодым людям к 25-30 годам получать недвижимость в собственность, и тогда они смогут без проблем создавать семьи.
Интернет-пользователи депутатскую идею не оценили — некоторые иронично предложили выдавать кредиты эмбрионам, а также с малых лет оформлять ипотеку на приобретение места на кладбище.
Юле (имя изменено по просьбе героини) в октябре 2018-го исполнилось 23 года, она ипотечница с маленьким, годовым стажем, но ее уже успела разочаровать «жизнь взаймы».
«Пока это ключевая, страшная моя ошибка — взять ипотеку, — сетует девушка. — Все у меня и так было нормально, просто поторопилась, а теперь деваться некуда — плати или останься ни с чем, да еще и должен будешь. Со всех сторон лузер».
Родилась Юля в одной из бывших советских республик, в Москву приехала в пятилетнем возрасте. «Сначала отец переехал, кое-как здесь устроился, друзья помогли, — рассказывает она. — Потом мы с мамой и сестрой подтянулись. Там, откуда я родом, жить лучше — в плане климата, человеческого общения. Но денег нет. К тому же мы по маме русские, это все немного осложняло. Здесь тоже не сразу прижились. Сначала долго, лет десять, снимали квартиру в Марьино. Там много приезжих и много тех, кто их не любит. Но с хозяйкой повезло, родители с ней до сих пор общаются. Потом переехали на Варшавское шоссе, поближе к центру, потом в дом около Белорусского вокзала и Тверской. Это была победа: нормальные люди, чисто, ночью ходить не страшно».
Юлины родители по сей день живут в съемной квартире — купить не получилось. «Они уже смирились, что так будет, — говорит девушка. — Ждут пенсии, чтобы уехать на родину. Там и квартира есть, и дача, и сестра моя уже давно туда вернулась, вышла замуж, работает в университете. В принципе, родителей в Москве почти ничего не держит, кроме меня».
Замуж Юля вышла еще в институте. «Практически за такого же приезжего, как я, — делится она. — Только у меня здесь мама и папа, а у него — никого. Родители не обрадовались — конечно, рассчитывали, что найду кого-то более устроенного. Но так уж вышло. Дима (имя изменено по просьбе рассказчицы — прим. »Ленты.ру») учился в техническом вузе, работал со второго курса. Он чуть постарше. Прятал меня в общежитии, потом снял квартиру. Расписывались мы почти тайком, никого не позвали. Его родителям сказали в последний момент, они обиделись и обижены до сих пор. Я с ними незнакома».
Молодая семья год жила в районе «Войковской». «Там есть такие кварталы коричнево-красных пятиэтажек, — рассказывает Юля. — Если убрать машины, можно увидеть нетронутые 1960-е. Белье во дворах сушат. В нашем доме был запах невыносимый — хрущевка со всеми вытекающими. Лестница так обработана кошками, что никакой хлор не поможет. Личную жизнь слышно через несколько этажей. Это вот самый прикол. Квартира была неплохая и недорогая, но место и дом — просто ужас. Я когда возвращалась поздно, от автобусной остановки передвигалась перебежками: до круглосуточного магазина, потом до ларька с мороженым, потом пулей во двор. Выдыхала, когда заходила в подъезд. Страшно было. Ну, да не суть».
Покупать свою квартиру Юля и Дима решили в начале осени 2017-го. «Я как раз закончила институт, на работе (Юля переводчик-синхронист — прим. „Ленты.ру“) наконец официально оформилась, все складывалось неплохо, у Димы — вообще отлично, — вспоминает девушка. — Но это не главное. У меня на счету лежали 800 тысяч рублей — эти деньги подарили родители где-то спустя пару месяцев после нашей с Димой свадьбы, когда оттаяли немного. Чтобы мы откладывали на квартиру. Сами мы накопить ничего не успели и не особенно стремились, но жить по-человечески хотелось. Плюс боялись, что деньги обесценятся. И вообще подсчитали: ставки по вкладам смешные, лучше куда-то вложиться. Ну, не в платину же».
Ипотеку паре одобрили без проблем — Дима получал высокую (даже по московским меркам) зарплату, работая в крупной IT-компании. «Мы думали — ну вот снимаем мы квартиру, отдаем за это временное удовольствие по 40 тысяч в месяц. В чем смысл? Лучше уж купить свое жилье и выплачивать кредит, чем спускать деньги в трубу. Рассчитывали, что расплатимся с банком лет за пять — за счет денег, которые Диме периодически выдавали в конвертах. Это так называемые премии, совершенно серые, но кого это волнует… Дают — и хорошо», — поясняет девушка.
Супруги купили квартиру там же, между «Войковской» и «Петровско-Разумовской». «Район не стали кардинально менять — выбрали новый дом неподалеку от станции Московского центрального кольца, — рассказывает Юля. — Двухкомнатная квартира с относительно приличным ремонтом стоила девять миллионов рублей, первый взнос — полтора миллиона — кое-как наскребли. Переехали и полтора месяца жили счастливо. Ежемесячный платеж получился чуть больше 100 тысяч рублей — более чем приемлемо для нас. Это при десятилетнем сроке кредитования, но мы собирались все погасить быстрее».
Планам молодой семьи не суждено было сбыться. «Гром грянул прямо под Новый год, — вспоминает Юля. — Подарочек сделало начальство. У Димы на работе был такой персонаж — не буду говорить прозвище, оно неприличное и бодишейминговое, — в общем, господин Х. И вот он спалился на каких-то махинациях. То ли ему давали откаты, то ли он давал… Скорее — ему. Полетел весь отдел — практически за неделю. И Дима еще хорошо отделался — получил две зарплаты и ни одного вызова на ковер. Вообще все постарались замять, но уволили людей безжалостно. Мы там не одни были с ипотекой».
«А вот теперь представьте: на дворе новогодние праздники, настроение у нас — хуже некуда, надо срочно искать работу, а у людей вообще-то каникулы, — сетует Юля. — Кому ты нужен в январе-феврале… Дима первое время шевелился, потом впал в депрессию. Это очень жутко, когда человек лежит сутками в кровати. Денег, которые он получил после увольнения, хватило на пару месяцев, до весны. И с марта мы получили следующую ситуацию: у меня оклад в 80 тысяч и нестабильные дополнительные доходы, у Димы — ноль рублей, ноль копеек, родители помочь не могут — сами снимают, куда им».
Владимир Комбаров, соучредитель «Юридического бюро №1», профессиональный психолог: «Проблемы с кредитами, конечно, влияют на психологическую устойчивость молодых людей, причем преимущественно в возрасте до 30 лет. В нашей практике было много случаев, когда молодожены вносили первый взнос за квартиру деньгами, подаренными на свадьбу, а остаток суммы добирали ипотекой. При этом у них нет стабильной работы, стабильного дохода — они слишком молоды для этого. Расчет тут на будущие доходы и помощь родителей, и как только такая шаткая конструкция рушится, например, кто-то из новоиспеченных супругов теряет работу, или вообще брак распадается, то платить большой ежемесячный платеж уже невозможно. Человек оказывается у разбитого корыта, да еще и с перспективной судебного разбирательства — конечно, он получает урок на всю жизнь».
В последние полгода Юля выплачивает ипотеку самостоятельно — ее муж так и не справился с депрессией. «Он лежал до августа, потом уехал к родителям и вот уже три месяца живет с ними, — жалуется девушка. — Для понимания — это не Подмосковье, а тысячи километров от Москвы. То есть я осталась без мужа. Думаю, ему просто стыдно стало, что я одна кручусь. А сил что-то поменять нет. Надо было быстро на работу выходить, но внезапное увольнение его просто убило. А я пашу на автомате — подъем в семь утра, основная работа до семи вечера, через день подработка — нашла через интернет учеников, английский и немецкий преподаю. Детей не люблю, но и с ними приходится заниматься».
Просрочек по ипотеке Юля пока не допускала, и в банке об изменившемся финансовом положении семьи ничего не знают. «Насколько я помню, мы обязаны сообщать о смене работы. Естественно, ничего я никому не сообщала. Думаю, их это не касается, пока я плачу», — поясняет девушка.
«Физически я очень устала, но больше всего меня угнетает совсем не это, а полное отсутствие свободного времени и перспектив, — говорит она. — Я и замужем-то толком не была, а теперь, видимо, буду разводиться. И тащить все на себе. Одно хорошо — стала полностью независимой. Но какой ценой! Мне 23 года, денег ни на что, кроме квартиры и еды, нет. Минуты свободной нет, друзей нет — некогда с ними общаться. Муж сбежал. Живу на московских задворках. Отпуск? Без шансов. Родители меня, конечно, жалеют. Все рассчитывают с кем-то познакомить. Но я не хочу, отхватила уже счастливой семейной жизни. У меня есть одна знакомая переводчица, так вот она откровенно посоветовала приторговывать телом. Слегка так. Мы же ходим на мероприятия, там иностранцы всегда… Но пока такой вариант не рассматриваю, воспитание не позволяет. Так что у меня на ближайшие девять лет — работа, работа и еще раз работа. Когда расплачусь, мне будет 32 года. Вот так ипотека убьет мою молодость. Знаю, что скажете: думать надо было. Но мы-то думали. Только на десять лет вперед планировать — это рулетка. Можно лишиться доходов, заболеть, развестись, умереть в конце-концов. Так что не только я тут лох, но и сам инструмент, который везде рекламируется как легкий способ покупки квартиры, — сплошная засада».
«Информационное поле сейчас переполнено информацией о кредитах, предложения приходят по СМС, огромное количество рекламных объявлений публикуется в печатных и интернет-СМИ, — соглашается Илья Шабшин, ведущий специалист «Психологического центра на Волхонке». — Кредиты вообще и ипотека в частности преподносятся как быстрый и простой способ улучшить свою жизнь. И здесь кроется ловушка. Далеко не каждый человек тщательно просчитывает свои возможности, а потому громадное количество людей сейчас оказались должниками, которые не в состоянии погасить свои задолженности».
Эксперт отмечает, что молодые люди в большей степени, чем другие, верят в свои возможности, они смотрят в будущее с оптимизмом, но их расчеты часто оказываются ошибочными. «И молодые люди оказываются в долгах, как в шелках. Это сильно стрессовая ситуация, и не каждый может с ней справиться. У людей эмоционально нестабильных она может привести к тревожному или депрессивному расстройству, и тогда потребуется помощь психолога или психотерапевта», — подчеркивает Шабшин.
Клинический психолог Михаил Владимирский указывает, что перед оформлением кредита стоит составить «небольшой чек-лист, как это делается в авиации». Пункты следующие.
1) Финансовая компетентность и знание конъюнктуры рынка недвижимости. В ряде случаев жилье выгоднее снимать, в зависимости от города и типа недвижимости. Если с учетом стоимости ремонта, который владелец съемной квартиры производит за свой счет, выгоднее ипотека, ставится галочка.
2) Надежность перспектив, касающихся семьи и карьеры. «Зачем покупать жилье, если возможно прибавление семейства и квартира станет тесна? Как брать крупный кредит, если источник заработка может иссякнуть?» — задается вопросами эксперт. Если обстоятельства жизни таковы, что эти два вопроса не возникают, планы тверды и сформированы, ставится галочка.
3) Ценность обладания собственным жильем. Если потенциальный ипотечник испытывает особенное чувство удовольствия от того, что будет иметь свой, лично ему/ей принадлежащий угол, ставится галочка.
4) «Собственность является обузой, она накладывает обязательства, порабощает. Если вы готовы платить налоги, заботиться о недвижимости, согласны быть привязанным к ее местоположению — ставьте галочку», — говорит Владимирский.
5) Общая стоимость жилья с учетом всех выплат банку — если после всех подсчетов она кажется адекватной, ставится галочка.
6) Вы знакомы с прогнозами жилищного строительства в вашем городе? Не упадет ли стоимость квадратного метра в ближайшие годы? Если все в порядке — отмечается и этот пункт.
7) Главный вопрос. Он относится скорее к самой покупке квартиры, а не к способу ее приобретения (в кредит). «Покупка жилья — это решение, подобное решению жениться или выйти замуж. Его стоит принимать, когда все в человеке говорит "да". И страхи рассеиваются на фоне этого желания», — указывает эксперт. Есть уверенность? Ставится галочка.
«Уже более 10 лет живу и работаю в Америке, помогая социальной адаптации мигрантов из стран СНГ. И одним из ключевых различий между коренными американцами и эмигрантами, с которыми я работаю, является отношение к обязательствам — прежде всего кредитным, ипотечным, — рассказывает Юрий Моша, основатель компании «Второй паспорт». — Выходцы с постсоветского пространства убеждены, что если ипотеку в США легко получить, то ее нужно брать как можно раньше. Этот этап Америка уже давно прошла».
По словам специалиста, ипотека, как и необходимость получать высшее образование, заводить семью, становиться родителями, — шаг, который требует психологического дозревания. «Нет такого понятия "надо" в этих вопросах, есть только понятие "хочу и готов", — резюмирует Моша. — Если молодежь берет ипотеку под давлением родственников, общественного мнения, беспочвенных страхов, уже очень быстро эти обязательства начинают их тяготить, давить. А любые обязанности, которые мы выполняем из-под палки, приводят только к нервным срывам, болезням и депрессиям».
Женский форум58
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео