Ещё

«У меня было около пятидесяти кредитов» 

«У меня было около пятидесяти кредитов»
Фото: Wavebreakmedia Ultra / Diomedia
В России участились случаи потери жилья из-за низкой финансовой грамотности. Под видом займов россияне подписывают дарственные на свои квартиры или берут на себя кабальные обязательства, которые заведомо не смогут исполнить. Но бывают и случаи, когда неминуемая, вроде бы, перспектива потери квартиры отступает. «Лента.ру» публикует рассказ жителя Пскова Федора, которому удалось сохранить свое жилье, несмотря на долги и банкротство.
«Я вырос в сельской местности, сколько себя помню, у нас всегда были свиньи, куры, овцы — я помогал родителям с хозяйством, в том числе и с животными. Не скажу, что мне это особенно нравилось, но нужные навыки есть с детства. В двадцать с небольшим я уехал в Петербург — на заработки. Работал на стройке, таксовал, одно время у приятеля в компании был менеджером, продавали удобрения. В общем, как-то крутился, но мысль о собственном фермерском хозяйстве не отпускала. Понемногу стал деньги откладывать, хотя шло это со скрипом — я снимал квартиру, потом взял ипотеку (купил маленькую «однушку» на окраине, за десять лет выплатил этот кредит почти полностью), какие-то деньги отправлял родителям.
Вернулся в Псковскую область, когда мне было уже за тридцать, — накоплений больших так и не собрал, но тысяч сто-сто пятьдесят, может, с небольшим на счету лежало. Конечно, для своего дела этого было недостаточно, но я сразу рассчитывал, что возьму кредит — до этого несколько раз брал уже по мелочи, отдавал всегда вовремя, так что кредитная история у меня была хорошая.
Сначала думал заняться свиньями, но потом «переключился» на кроликов. Рассуждал так: кролики дают диетическое мясо, оно будет популярно у дачников и у пожилых людей, которые сидят на диете. А таких у нас сейчас — каждый второй. Потом мех — шкурки тоже можно продавать. А еще кролики — самые «скороспелые»: в три месяца кролик может весить три килограмма, в пять месяцев — четыре, а то и больше. Плюс крольчихи некоторых пород могут размножаться с 3,5 месяцев, и происходит это круглый год. Одна самка за год может дать 50-60 крольчат — почти 200 килограммов одного только мяса! Короче говоря, от таких перспектив голова шла кругом.
/ РИА Новости
Взял кредит в банке — на полмиллиона рублей. И началась игра «Веселый фермер». Взял в аренду землю, построил крольчатни, закупил животных… Первую неделю ходил в эйфории, потом начались проблемы. Во-первых, кролики жрали явно больше расчетной нормы. Во-вторых, чуть ли не в том же месяце выросли цены на корм — почти на 20 процентов. В-третьих, спрос оказался не таким уж и высоким — да, кроличье мясо, вроде как, вкусное и диетическое, но стоит дороже не только свинины, но и курятины. А люди у нас, как я понял, делают выбор строго с позиций экономии. Нет, были, конечно, какие-то постоянные клиенты — тусовка то ли немцев, то ли австрийцев, которые по соседству жили коммуной. Из Пскова хипстота местная что-то покупала, но все это были не промышленные объемы.
Нету у нас в регионе никого, кто бы занимался заготовкой крольчатины и системными поставками. Так что приходилось биться за каждый заказ. Шкурки тоже на ура не пошли, в итоге продал их даже ниже себестоимости.
Еще я не учел затраты на вакцинацию. Прочитал о случае в Тверской области, как на ферме из-за эпидемии передохло все поголовье кроликов — пришлось тратиться еще и на это. Потом пришлось купить электрооглушитель, оборудование для выделки шкур… Короче, вышел из бюджета напрочь. А бросать дело уже не хотелось — несколько месяцев труда, куча денег вложена… Да и хотелось мне свое дело.
Короче, не стал фиксировать убытки, пошел за новым кредитом, потом еще за одним. Потом родителям надо было помочь с ремонтом — еще один кредит. Так потихоньку осторожность притупилась, и в итоге я набрал хренову тьму кредитов — и потребительских, и карточек разных. Перестали одобрять кредиты — пошел в МФО. Набрал там займов, еще у частного кредитора занял — из той серии, что расклеивают объявления «Деньги всем, без отказа». Это уже был заем под залог квартиры — дали мне около трети ее стоимости. Не знаю, почему в голову не пришло, что эти договоры вообще составляются не для того, чтобы заработать на процентах по займу, а исключительно, чтобы отнять квартиру. И документ специально так и составляется, чтобы я не мог его исполнить. Это уже потом мне юристы объяснили.
Я погасил просрочки по тем кредитам и займам, что у меня были, некоторые закрыл совсем. И докупил кроликов — хотел увеличить объемы продаж и так выйти на самоокупаемость.
Но снова просчитался. Залоговый договор был составлен таким хитрым образом, что вначале платятся только проценты, а сам кредит — в конце срока его действия. И суммы там выходили такие, что мне даже пришлось резать кроликов до того, как они набирают вес. Короче говоря, бизнесу новый кредит не помог, я не тянул обслуживание своих займов, взял еще несколько там, где давали без проверки кредитной истории…
Выставил ферму на продажу — покупать никто не захотел. Пошли просрочки, кредиторы обрывали телефон. Я продал по дешевке кроликов и оборудование, вернулся в Петербург, снова начал таксовать. Работал все время, которое не спал, деньги отдавал на кредиты и займы. В итоге разбил машину (наверное, сказались и усталость, и тревога, и общее состояние, понятно, оно было депрессивным) — остался без последнего источника дохода.
Перспектива остаться еще и без квартиры меня отчасти отрезвила. И я пошел к юристам, чтобы объявить себя банкротом. Таких объявлений тоже хватает на столбах — как и объявлений про займы. Все-таки не один я такой. Но у меня хватило ума пойти не по объявлению, а к юристам, с которыми я раньше работал.
К тому моменту у меня было около 50 кредитов, займов и карточек, по которым я задолжал. Меньшую часть я обслуживал, хоть и с просрочками, на большую — забил.
Как только суд принял мой иск о банкротстве, кредиторы и коллекторы прекратили меня донимать, наступила передышка. Я надеялся, что деньги от продажи жилья покроют кредиты и проценты по ним, остальное при банкротстве спишется, и я смогу какое-то время прожить без работы. Перспектива, конечно, грустная — лишиться жилья. Но к тому моменту до меня уже дошло, что это в любом случае неизбежно.
Удивительно, но тут жизнь наконец-то повернулась ко мне светлой стороной! На включение в реестр кредиторов подали заявление все, кроме того самого черного кредитора. Он был против того, чтобы включать квартиру в конкурсную массу. Наверное, думал, что, если вступит в реестр, сумма от продажи жилья распределится на всех кредиторов, а если нет — все ему достанется. Уже потом я узнал, что кредитор решил добиваться возврата долга способом, указанным в договоре — то есть через третейский суд. А все повестки от арбитражного суда, в котором слушалось банкротное дело, кредитор игнорировал.
Третейский суд кредитор ожидаемо выиграл, только это ему не помогло. Процедура моего банкротства как раз перешла в стадию реализации имущества, а кроме разбитой машины имущества, которое можно реализовать, у меня и не было. По закону, если залоговый кредитор пропускает срок для включения в реестр кредиторов, то он не имеет права распоряжаться заложенной недвижимостью. И суд исключил мою квартиру из конкурсной массы, так как это единственное жилье.
Черный кредитор, конечно, расстроился. Везде стал слать жалобы, пробовал восстановить сроки исковой давности. Только раньше ему надо было думать.
Я тоже понимаю, что надо было думать, когда начинал эту историю с фермой. Да и вместо кредитов и займов я мог бы сразу продать и квартиру, и машину. С другой стороны — как получилось? Все, долги списаны, машины я лишился — но она и так разбитая. А квартиру сохранил. Другое дело, что это история из серии — «не пытайтесь повторить»: мне просто повезло. При обычном течении дела не видать бы мне квартиры.
Но сейчас думаю вот что — раз уж все обошлось, вернусь в малый бизнес. По интернету списался с одним фермером-кролиководом. У него дело идет потихоньку: жалуется, конечно, на чиновников, сложности со сбытом и малую выручку — но все-таки и дом себе строит, и машину новую купил. Так что хочу ему предложить сначала в найме поработать на него, а потом, может, партнером стану. ИП мне, конечно, теперь не открыть, да и кредит никто не даст… Но мечта меня не отпускает, так что попробую. Опять же, можно будет жить на ферме, а квартиру сдавать».
«Лента.ру» уточнила у юристов, насколько вероятен подобный исход дела. По мнению опрошенных экспертов, рассчитывать на удачу другим должникам не стоит.
«Федору крупно повезло на этом этапе — черный кредитор оказался юридически неграмотным. Но другим заемщикам, находящимся в подобной сложной ситуации, не нужно рассчитывать на такой подарок, — говорит генеральный директор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова. — При крупных долгах и ситуации, когда становится невозможно обслуживать долг, мы советуем, как и сделал Федор, самостоятельно идти на банкротство и не ждать, когда другие кредиторы начнут инициировать эту процедуру. Тогда кредиторы будут в позиции отстающих и могут пропустить какие-либо важные действия».
«Черные кредиторы действуют по отработанной схеме: выдается кредит под залог, происходит невыплата долга в срок, затем кредитор подает в суд, выигрывает суд и забирает предмет залога. Но работающий закон о банкротстве данную схему поломал. В данном примере кредитор вообще не имел права обращаться в третейский суд, пока идет исполнительное производство, — подчеркивает генеральный директор компании «Современная защита» Леонид Файнберг. — В декабре 2018 года пленум Верховного Суда постановил, что кредитор при инициированном банкротстве должника утрачивает права на залог, если вовремя не вошел в требования кредиторов. За исключением случаев ненадлежащего уведомления — тогда кредитор может восстановить сроки».
Женский форум37
Читайте также
Новости партнеров