Вход в «Полторы комнаты». Как готовятся к открытию первого музея Бродского

Маленький пятачок, где жил Бродский, – 10 квадратов с книгами, маленьким топчаном и рукописями – может предстать теперь не только в поэзии поэта, но и наяву. Фонд музея Бродского спустя 20 лет вышел на финишную прямую: 24 мая, в день рождения нобелевского лауреата, квартира, где жил Иосиф с родителями, откроет свои двери для посетителей. С концепцией музея пока точно не определились. Однако сделано главное: есть помещения и желание рассказать о жизни и творчестве поэта. Не выходи из комнаты Как выглядела комната при жизни Иосифа Бродского, известно не только по воспоминаниям друзей поэта, но и благодаря фотографиям. В день, когда писатель навсегда уехал из России, его друг Михаил Мильчик (сейчас он председатель фонда создания музея - прим.ред.), тщательно сфотографировал всю обстановку: расположение стола и кресла, открытки, расположение книг на полках. После смерти родителей Иосифа в 1984 году Михаил Мильчик вновь пришел с фотоаппаратурой в дом – на этот раз, чтобы запечатлеть обстановку родительской комнаты. «Пока есть две концепции музея, – рассказывает исполнительный директор фонда создания музея Иосифа Бродского Антон Алексеевский. – Первая – воссоздать обстановку «полутора комнат», используя сохранившиеся вещи поэта. Для родительской комнаты – приобрести в антикварных магазинах мебель. Вторая концепция – оставить комнаты пустыми, а на стенах в видеопроекциях рассказывать о жизни поэта, используя архивные снимки». Для воплощения первой идеи есть все имеющееся. Друг Бродского Яков Гордин сохранил вещи писателя. «После смерти Александра Ивановича (отца Бродского – прим. ред.), я по его завещанию взял рукописный архив Бродского, сохранил мебель – стол и все, что было на нем, кресло, полку с книгами, шкаф, – вспоминает Яков Аркадьевич. – Архив был отдан в публичную библиотеку, мебель – в Музей Ахматовой и городской музей. Сейчас это, естественно, находится на балансе, и просто так никто не будет отдавать вещи в частные руки. Это юридически невозможно. Однако договориться о временной выставке вполне реально». По мнению Гордина, воссоздание комнаты Бродского (именно настоящими вещами поэта, а не новоделом), будет иметь особое значение для музея. «На первый период после открытия музея нужно, чтобы были настоящие подлинные вещи, потому что это психологически важно для людей, которые приходят, – размышляет Гордин. – Видеопроекции тоже имеют место быть, но для этого необходимо подготовить хороших гидов. Водить полноценные экскурсии по такому музею будет сложно – нужно на что-то опираться в подаче материала. Гид должен знать не только биографию поэта, но и разбираться в его творчестве, отвечать на вопросы посетителей... Музей вообще очень сложная организация. Окончательно, узнаем, как будут выглядеть «полторы комнаты» только к 24 мая». Решать судьбу будут и фонд Бродского, и меценат Максим Левченко. Длинная история Комната, в которой жил поэт, – часть коммуналки. Удивительно, но квадратные метры семьи до наших дней дошли почти нетронутыми. Сохранилась лепнина на арках, орнамент балкончика, фурнитура на окнах и даже полосы со следами от шкафа на паркете. На реставрации сейчас чугунные батареи, которые тоже вернутся на историческое место. Однако выкупить жилье и начать работу по созданию пространства музея было непросто. Единая комната, в которой жила семья Бродских, оказалась разделена на две – договариваться о сделке пришлось с двумя разными семьями. О том, кто раньше жил в этой коммуналке, знали все – поэтому и цены «заламывали». К 2010 году фонду с помощью меценатов удалось выкупить не только квадратные метры Бродских, но и соседнюю комнату с эркером. «Осталась только комната, в которой жила Нина Васильевна, – вспоминает Антон Алексеевский. – С ней никак не могли договориться о сделке. Казалось, что она просто хочет хорошую сумму. Ей предлагали квартиры, большие деньги (вплоть до 13 млн рублей), но в итоге поняли: Нина Васильевна просто не хочет уезжать из дома Мурузи. Она прожила здесь всю жизнь: до Бродских, вместе с ними и после. Уже несколько лет переговоры о переселении не ведутся». Однако музей создать не удавалось не только из-за соседки. «По правилам пожарной безопасности в музее должно быть два входа, а у нас – один. В 2017 году предприниматель Максим Левченко выкупил смежную квартиру, чрез которую и организован вход в будущий музей», – рассказал Антон. На квадратах, которое принадлежит меценату, разместится общественное пространство с библиотекой, небольшим лекционным залом, местом для посиделок и баром. Осталось отреставрировать пространство. «К созданию музея шли еще с конца 90-х годов, – говорит Алексеевский. – У истоков стояли в том числе и Дмитрий Лихачев, и Мстислав Ростропович... Сейчас, надеемся, дело идет к логическому завершению. Бродский – наше все, как Пушкин. Александр Сергеевич был крупнейшим поэтом своего времени. Во второй половине XX века тоже нет величины, равной Бродскому. Поэтому создание музея в его доме – закономерность». Кстати Только полторы комнаты Бродского (порядка 10 квадратов) обошлись в 12 млн рублей. Смежная квартира, которую выкупил предприниматель Левченко, стоит 35 миллионов рублей.

Вход в «Полторы комнаты». Как готовятся к открытию первого музея Бродского
© АиФ Санкт-Петербург
АиФ Санкт-Петербург: главные новости