Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Репортаж из отдела реставрации Государственного Исторического музея

Почти полтора столетия на Красной площади стоит здание Исторического музея, в котором собраны уникальные памятники истории и культуры. Его фонд насчитывает более 5 млн объектов. И несмотря на то, что пока музеи закрыты для посетителей, они продолжают активно работать. Т&P побывали в отделе реставрации фондов музея в Измайлово и пообщались с реставраторами и научными сотрудниками об особенностях их профессии и специфике работы с разными материалами — от металла до тканей.

Видео дня

#note1 {display: none;} .block { background: #f5f5f5; border: 0px ; text-align: left; width: 300px; z-index: 1; padding: 10px; font-family: sans-serif; font-size: small; } .spoiler > .block {display: none; position: absolute;} .spoiler > input:checked + .block {display: block;} label {font-size: small; vertical-align: super;} label:hover {cursor: pointer; text-shadow: 1px 1px 2px #f5f5f5, 0 0 1em #f5f5f5; } .marker { background: #FFE3E0; background: linear-gradient(180deg,rgba(255,255,255,0) 45%, #FFE3E0 55%); }

Реставрационные мастерские Государственного исторического музея расположены в Измайлово. Здесь работают реставраторы, специализирующиеся на разных видах изобразительного и декоративно-прикладного искусства. В структуру отдела реставрации фондов Исторического музея входит сектор технико-технологической экспертизы. Основная задача сектора — предреставрационные исследования материалов музейных предметов, поступивших на реставрацию.

Ольга Лантратова

Заместитель заведующего отделом реставрации фондов, к.х.н.

Наши основные цели исследований следующие:

1. Изучить природу материалов — химический состав, структуру 2. Определить степень сохранности, причины и виды разрушений 3. Выявить наличие предыдущих вмешательств

Проведение подобных исследований позволяет нам выбрать оптимальные материалы и методы консервации и реставрации памятников, дать рекомендации по условиям их хранения и экспонирования. Одновременно они могут помочь в вопросах реконструкции музейного предмета, его атрибуции, а также пополнить базу данных о существовавших в разные времена материалах и технологических приемах.

Исследования материалов проводятся исключительно естественно-научными методами. Некоторые из них мы осуществляем совместно с колдемии наук. Вот основные доступные нам методы:

Микрохимия, гистохимия, термический анализРазличные виды оптической микроскопииИК-спектрометрия органических и ряда неорганических соединенийСканирующая электронная микроскопия и энергодисперсионная рентгеновская спектский центр Института общей физики РАН)

Особенно важна подобная работа для археологических, часто сильно разрушенных, предметов. Так, например, природу остатков текстиля из почвы без специальных микроскопических исследований морфологии волокон невозможно идентифицировать. Для сравнения мы используем коллекцию эталонных текстильных волокон.

Эталонные волокна шерсти

Полученные результаты обобщаются в развернутых заключениях, снабженных доказательными материалами — фотографиями, спектрами и таблицами.

Хотелось бы отметить, что в последние годы существенно возросли требования к профессиональной подготовке реставраторов и, следовательно, к реставрационной документации (реставрационным паспортам), которая должна содержать результаты химико-технологических исследований материалов реставрируемых предметов. Поэтому сильно увеличилась потребность в такой работе.

ГИМ — один из двух музеев Москвы, имеющих лабораторию технико-технологической экспертизы

Как работают реставраторы

В одной из мастерских отдела реставрации идет работа над ценнейшими книжными памятниками, возраст которых насчитывает не одну сотню лет. Одни специалисты работают с переплетами, другие — с бумагой. Этот материал интднице, реставратору Екатерине Ворониной.

Екатерина Воронина

Художник-реставратор

Я попала в реставрационную мастерскую почти пять лет назад, еще будучи студенткой факультета истории искусств РГГУ. Своей специализацией выбрала бумагу: меня с детства привлекали старинные рукописи, книги и искусство иллюстрации. Это ведь удивительно — брать в руки вещи, которым более 100 лет, в буквальном смысле держать историю в своих руках.

Осознание того, что я помогаю сохранить исторические памятники для будущего, воодушевляет

Одним из самых старых экспонатов, который попадал мне в руки, была первопечатная Библия Франциска Скорины 1517 года издания. У нее было очень много утрат, и она практически разваливалась на куски. На реставрацию ушел год, но в итоге получилось дать памятнику новую жизнь.

Работать с одними только книгами все-таки непросто из-за монотонности этого процесса. Поэтому мне нравится чередовать работы разного типа: допустим, я долго делаю книжный блок и отдаю его в переплет, а потом переключаюсь на старинные документы и грамоты.

Рукописная Библия начала XVII века из собрания И.А. Вахромеева

В настоящий момент я работаю над рукописной Библией XVII века из собрания Вахромеева. Библия выполнена на тряпичной бумаге, украшена множеством живописных миниатюр. Это тот случай, когда материалы, использованные для создания книги, таят в перспективе опасность ее разрушения. Начало Библии написано железо-галловыми чернилами, которые повредили бумагу, в результате чего появились утраты в некоторых местах. Книгу пытались чинить, поэтому первые 180 листов у Библии в грубых заклейках.

Перед любыми работами обязательно проводятся реставрационные советы. На них мы утверждаем реставрационные задания. Выполненная работа также принимается реставрационным советом.

На совете по поводу этой книги мы решили, что первые 180 листов необходимо демонтировать из блока. Так как эта рукопись написана железо-галловыми чернилами и украшена миниатюрами, выполненными неводостойкими красками, промывать бумажную основу нельзя. И поэтому в данном случае я все буду делать всухую: деликатно механически очищать поверхность листов с помощью ластика, кисти, флейца. Затем предстоит аккуратно снять старые реставрационные заклейки.

Утраты будут восполнены японской реставрационной бумагой в тон оригинальной, затем листы я положу под пресс, чтобы новая бумага вошла в структуру старой. Потом я сложу эти листы по порядку, сформирую тетради и отдам реставраторам переплета для дальнейшей работы. Они присоединят отреставрированные мною тетради к остальному блоку, который не будет разбираться. Мы стремимся к наименьшему вмешательству в предмет и в данном случае постараемся сохранить оригинальное шитье, которое частично осталось.

Елена Москвина

Занимается реставрацией станковой масляной живописи

Поскольку сейчас выставочные проекты временно приостановлены, основные силы направлены на консервацию памятников. Мы постоянно занимаемся этой работой, но параллельно с подготовкой экспонатов для временных выставок и постоянной экспозиции, и это занимает основное время. Сейчас появилась возможность полноценно заняться всеми объектами, требующими консервации и приведения в экспозиционный вид.

Познакомившись в художественном училище с реставраторами старших курсов, наблюдая за их работой, я поняла, что больше ничем не хочу заниматься, и вот уже 20 лет в профессии. Рационально объяснить этот выбор трудно — наверное, это определенный склад характера. Наша работа очень кропотливая, требующая аккуратности, вовлеченности и полной самоотдачи.

У художника всегда есть амбиции творца. А реставратор понимает, что он на втором плане, и тихо служит искусству

Реставратор — тихий служитель. Зачастую его самого не видно — виден лишь результат долгой кропотливой работы. Мы поэтому не очень любим фотографироваться, сниматься. Просто получаем огромное удовольствие от того, что делаем свою работу и понимаем ее ценность.

Все музейные предметы уникальны и так же индивидуальны, как люди. Они иногда выдают такие сюрпризы, которых вообще не ждешь. Могут точно так же капризничать и обижаться просто потому, что им что-то не понравилось. Они живые. Поэтому очень важно, чтобы у реставратора был своего рода контакт с экспонатом, понимание его структуры, того, что с ним происходит. Этому способствует долгое изучение предмета и комплекс исследований перед началом работ.

Для реставратора не может быть ничего невозможного. Нужно быть любопытным, проявлять интерес, ломать голову, придумывать способы восстановления, чтобы максимально сохранить задумку автора и ни в коем случае не внедрять ничего своего.

Я бы выделила три основных принципа работы реставратора:

«Primum non nocere» — «Прежде всего не навреди». Самое главное — это осторожность и взвешенность каждого действия в работе. Мы не имеем права утратить даже микрочастичку, все должно быть сохранено.Понимать, что ты всегда на втором плане. Никакой конкуренции с автором быть не должно ни на каком этапе.Любите то, что вы делаете. Без любви ничего не получается, жизнь не ладится и клей не клеится.

В другой мастерской работают с тканями. Под пластиковым куполом происходит бережное увлажнение холодным паром. Это необходимо для осторожного расправления фрагмента древнего сукна, найденного в середине XX века на островах Фаддея (недалеко от полуострова Таймыр). Пока историю этого предмета только предстоит разгадать, но реставраторы надеются, что изучение остатков текстиля поможет в этом.

В мастерской реставрации металла ведутся работы по восстановлению и сохранению экспонатов, выполненных из черных, цветных и драгоценных металлов. Мы смогли увидеть, как ведется реставрация хоругви Хоругвь — религиозное знамя, которое носили во время военных действий. На необразы святых, чаще всего Иисуса Христа, Богородицы. «Чудо м мастерской Даниилом Юрьевичем Фоминым. Один из первых этапов этого процесса — очистка предмета от верхних слоев загрязнений, которые глубоко забиваются в орнаменты изделия. Используя ультразвуковую ванну, можно добиться необходимого эффекта, не используя механическое вмешательство в историческое покрытие предмета.

Ультразвуковая ванна

В дальнейшем реставратор уделяет особое внимание совмещению фрагментов, подбору деталей в соответствии с рисунком, восстановлению слоев (если это было согласовано и принято на реставрационном совете), исправлению деформаций.

В мастерской реставрации керамики в данный момент идет работа по восстановлению археологических памятников. Ежегодно коллекции Исторического музея пополняются предметами, найденными во время археологических раскопок. Вера Александровна Шестак работает реставратором более 30 лет. Ежегодно она выезжает в поле вместе с музейными археологами для обработки находок. Затем работа продолжается в реставрационной мастерской.

Первым этапом в работе над археологическими памятниками из керамики является удаление стойких поверхностных загрязнений. На фотографиях представлена работа над кубком, датируемым VIII–VII веками до н. э. Он был найден в 2019 году в предгорьях Кавказа на могильнике Заюково-3. Кубок был обнаружен в погребении подростка с интересной деталью погребального обряда: под левое плечо ему было воткнуто бронзовое копье. Керамические кубки были элементом застольной культуры древнего населения Кабардино-Пятигорья.

Поверхность кубка была покрыта толстым слоем стойких загрязнений, которые мешали рассмотреть цвет, орнамент и возможные следы бытования. На фотографиях мы видим процесс химической очистки поверхности сосуда.