Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Продолжаем публиковать отрывки из авантюрно-приключенческого романа Андрея УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мустанга». В предыдущих частях руководители и США начинают спецоперацию по приведению к власти в своих странах либеральных политиков. В СССР – , в США – . Едва ли не главными фигурами в этой игре становятся неизвестный сирота-беспризорник , дочь Михаила и Ирина и сотрудник КГБ . Все трое в далёком 1972 году оказались в состоянии клинической смерти, на пути в царство мёртвых. Там они узнали о пророчестве, которое изменит всю картину мира с 1972 года по наши дни, и возвратились в мир живых. В предыдущей части. В 1987 году миллиардер Трамп летит в Москву с первой женой, куда его заманили руководители КГБ и посол СССР в Дубинин. В самолёте вместе с американцами возвращаются с гастролей в США участники советского ансамбля «Берёзка». Напоминаем, что все события, имена и действия персонажей полностью вымышлены и существуют только в параллельной реальности. В романе нет ничего общего с реальной историей. Трамп позвонил послу Дубинину через полгода. Ещё через месяц он летел с женой в Москву. Последние часы полёта оказались особенно загадочными. Размякшие от алкоголя танцовщицы менялись губными помадами, которые лежали в их сумках десятками. Они начинали громко и заливисто смеяться, когда кто-то из них доставал помаду в форме мужского достоинства. Такие продавали по шесть долларов за дюжину на улицах Нью-Йорка. Артисты, похоже, допили всё и принялись утрясать финансовые вопросы. Дональд понял это, когда один из молодых людей пришёл с другого конца самолёта и сел на ручку его кресла. Его мощный зад тёрся об американского бизнесмена без всякого стеснения. Он агрессивно жестикулировал, зажав в руке пяти- и десятидолларовые бумажки. Трамп не понимал по-русски, но, судя по громкому спору, речь шла о занятых в командировке деньгах. Его невольный сосед явно был должен человеку, сидящему от Трампа через проход. Было страшно неудобно и тесно, но американец не хотел вляпаться в пьяный скандал. Даже бортпроводницы не смогли бы ему помочь, и он терпеливо ждал развязки. Человек же, присевший на ручку его кресла, вовсе не думал, что доставляет кому-то беспокойство. Он всё тяжелее наваливался задом на левое плечо американца, пока сила тяжести не уронила его на колени Дональда. Ручку кресла между собой и Иваной он убрал давно, русский танцовщик со всей дури упал спиной на свернувшуюся клубочком жену. Она вскрикнула и забилась под его спиной. Трамп подцепил парня за плечи и поставил в проход. Положил руку на ручку кресла и откинул голову. Других происшествий не было. Совсем скоро самолёт приземлился в новом московском . *** Чёрная «Чайка» из гаража Моссовета подхватила чету Трампов из зала приёма иностранных делегаций Шереметьево. Бронированный автомобиль из гаража особого назначения – ГОНа, на котором возили только членов политбюро, послал за ними лично председатель исполкома Моссовета . Формально именно он прислал приглашение американцу. Впрочем, в то время в Москву зазывали многих богатых иностранцев, и Трампы никак не выделялись бы из общего потока. Машина остановилась у подъезда гостиницы «Метрополь» с той стороны, которая выходит к Китайгородской стене. Их встретил молодой мужчина, поздоровался и поставил чемоданы в гостиничную тележку. Дональда и Ивану провели в холл, они зарегистрировались, получили ключи с деревянной «бомбочкой», на которой был указан номер их апартаментов, и на лифте поднялись на шестой этаж. Чемоданы уже стояли в номере. Ивана пошла искать ванную комнату. – Я приму душ и спать, – сказала она, сняла туфли, бросила дамскую сумочку на диван и босиком пошла в ванную. – Удачи! – ответил Дональд и пошёл осматривать номер. В огромной гостиной чёрным пятном выделялось пианино с прикреплёнными на лицевой деке двумя золотыми подсвечниками. Остальной интерьер не отличался разнообразием, но поражал доисторической роскошью мебели из карельской берёзы. Угловая горка, диваны и кресла – всё радовало глаз дорогой обивкой. Наборный паркет в тон карельской берёзе с вкраплениями чёрных элементов тускло блестел новым лаком. С левой стороны от входа в номер на полу стояла большая, расписанная цветочными орнаментами ваза. Её ограждал плетёный канатик, висящий на четырёх столбиках. Ваза представляла собой тёмно-зелёный фарфоровый шестигранник с цветочным набором картинок в изумрудном обрамлении на каждой из граней. Из нижней части шестигранника, от каждой его грани, уходили вниз белые изогнутые плоскости. Расширяясь, они соединялись внизу, образуя основание вазы. Его зеркальное отражение уходило вверх центральной части вазы. Лишь цветочный орнамент на плоскостях был другой. Над вазой висела довольно большая картина в скромной чёрной раме и почему-то под стеклом. В первую очередь в глаза бросились распущенные веером огромные чёрные листья. Среди них алели растрёпанные бутоны цветов. Когда Дональд приблизился к картине, чтобы рассмотреть её внимательнее, то увидел, что от чёрных листьев уходят вниз тонкие стебли, между которыми притаились утки. От ансамбля вазы и картины попахивало чем-то китайским. Так и оказалось. На стене рядом с картиной висела медная табличка. На кириллице и по-английски было написано: «Ваза. Китай. Период Канси (1662–1722). Картина «Лотос и утки-мандаринки». Автор Чжан Дацянь. 1947 год. Дар председателя Коммунистической партии Китайской Народной Республики товарища . 1950 год». Дональд решил отложить изучение гостиничного номера. Голова после долгого и неспокойного перелёта стала совсем тяжёлая. Страшно хотелось спать. Спальня с зашторенными тяжёлыми портьерами окнами выглядела не интимно, но располагала ко сну. Рядом с большой кроватью стоял зеркальный трельяж, и Трамп безошибочно узнал стиль начала века модерн. Дональд, считавший себя крупным специалистом как раз в гостиничном бизнесе, всё же отметил про себя всю архаику, которую он так себе и представлял. В московских апартаментах не было стекла, белых стен и мягкого коврового покрытия, что в Америке считалось обязательным для гостиничных номеров. Даже обои в люксовом номере были продолжением сочно-медового цвета мебели, отчего апартаменты казались отгороженной от мира богатой капсулой или шкатулкой для хранения семейных реликвий и драгоценностей. Он подошёл к кровати, сбросил ботинки, снял пиджак и упал на мягкую кровать. Высокая и удобная перина поглотила его. Звон в ушах после ревущих двигателей Ил 62 постепенно слабел, Дональд провалился в глубокий сон. Скоро в спальню пришла Ивана, откинула одеяло на своей половине кровати и легла рядом с ним. В Москве было десять часов утра – полночь по нью-йоркскому времени. *** Он проснулся от телефонного звонка. Поначалу казалось, что звонят во сне. Но резкие трели не прекратились, когда он повернулся на бок, потом на другой. Ивана лежала рядом, накрыв голову подушкой, как она делала всегда, чтобы ей ничто не мешало спать. Американец встал и прошёл в гостиную, где на небольшом ломберном столике трезвонил телефон. Дональд уселся на кресло и снял трубку. – Господин Трамп, здравствуйте, меня зовут Сергей, – услышал он голос в трубке. Человек говорил на хорошем английском. – Я референт председателя Исполкома Моссовета товарища Сайкина. – Привет! Как дела? – автоматически ответил американец и вытянул ноги. – Надеюсь, вы отдохнули с дороги? – Да, всё прекрасно! – Завтра у вас рабочий день с посещением московских строек, осмотром гостиничного комплекса и экскурсией в Алмазный фонд Кремля. Всё очень интересно, – продолжал Сергей. – Сегодня в восемь часов вечера вас приглашает на дружеский приём председатель Московского городского совета товарищ Сайкин. Ресторан «Арагви». Сейчас шесть часов вечера, в 19:45 у входа в гостиницу вас будет ждать автомобиль, на котором вас привезли из аэропорта. – О’кей, – привычно ответил Трамп и посмотрел на часы. Супермодные электронные Casio G-Shock показывали восемь утра. Он прибавил семь часов разницы – получилось шесть вечера. Менять время на московское, нажимая маленькие кнопочки, ему не захотелось, он отправился в ванную. И через полтора часа они с Иваной вышли из «Метрополя», где их ждал чёрный автомобиль. Трамп проснулся окончательно и только сейчас обратил внимание на русский «кар». – Отличная машина, – обратился он к водителю, который услужливо открывал левую заднюю дверь для Иваны. – «Паккард»? Оказалось, что водитель его прекрасно понял и ответил на хорошем английском: – Извините, но это советский автомобиль ГАЗ-13 «Чайка». – У вас делают хорошие машины. У меня есть почти такая же – «Паккард Партисиан», раритет 58-го года. Сколько стоит «Чайка»? Я хочу купить. В Нью-Йорке такого «кара» нет ни у кого! – Он хлопнул по плечу шофёра, который открывал правую заднюю дверь для самого Дональда. – Спросите у кого-то другого, – ответил, улыбнувшись, водитель и сел за руль. Машина тронулась, быстро сделала два поворота и через три минуты остановилась около огромного постамента. На лошади сидел человек в шлеме и кольчуге. Он указывал рукой куда-то в сторону и вниз. Лошадь показалась американцу тяжеловатой, но он промолчал. Мало ли на свете лошадей? Бывают и такие. Дональд и Ивана вышли из машины. К ним подошёл молодой человек в чёрном костюме и представился: – Меня зовут Сергей. Это я звонил вам два часа назад. – Он отошёл в сторону и рукой указал на вход в ресторан. Они вошли в зал. Все столики были заняты. В воздухе плавал дым, слышался шум разговоров сидящих мужчин и женщин. Было много людей в военной форме, со звёздами на погонах и медалями. – Нам туда, – указал Сергей на массивную дверь в стене, за которой оказался кабинет с большим круглым столом посредине. – Присаживайтесь, господа! Валерий Тимофеевич сейчас придёт. Его кабинет через дорогу, в здании Моссовета. Он будет с минуты на минуту. Трамп и Ивана подошли к столу. Такого нагромождения блюд они не видели никогда. Только в фильмах, где показывали пирующих королей со своими свитами. Не хватало быка на вертеле. Первыми в глаза бросились десятки бутылок. Дональд различил водочные, винные, с шампанским и минеральной водой. Бутылки торчали островками небоскрёбов посреди десятка тарелок с нарезанным мясом, розовой и белой рыбой, овощами, зеленью и чем-то прозрачным, чего он не видел никогда. В глубоких серебряных чашках лежала чёрная икра. Середину стола украшало огромное блюдо с осетром, обложенным вафельными розетками с красной икрой, дольками лимона и печёной картошкой. У стен стояли четыре официанта. Двое отодвинули стулья, и американцы сели за стол. На родине было не принято заставлять столы выпивкой и всей едой сразу. Приносили по мере надобности, вино наливали официанты, как только бокалы пустели. Дональд по привычке надел на себя маску отрешённости, сложил руки на животе и замер. Ивана знала о его привычке и достала из сумочки путеводитель по Москве. Но ждать пришлось недолго. Дверь распахнулась, и в кабинет вошёл высокий человек, брюнет с зачёсанными назад волосами. Трамп встал. Они оказались одного роста с Сайкиным и крепко пожали друг другу руки. За Валерием Тимофеевичем в кабинет вошли ещё несколько человек, и Сергей поочерёдно представил их американцу. Все они были начальниками, связанными со строительством в Москве. – Рад, что вы решили посетить Советский Союз и Москву, – начал говорить Сайкин, а официанты принялись наливать в рюмки и бокалы алкоголь. Делали они это так ловко, что ни Дональд, ни Ивана не заметили, как не только рюмки были наполнены водкой, но и тарелки загрузились русскими закусками – рыбой, селёдкой, солёными грибами и отварным языком. Затем московский начальник долго говорил о родном заводе – оказалось, что до недавнего времени он руководил гигантским и не посмел отказать Горбачёву, когда он начал менять кадры после объявления им перестройки. Трамп знал такую породу людей. Они всегда говорят только о своём бизнесе. Такие, как Трамп, интересны им количеством денег, которые они готовы вкладывать в их часто безумные проекты. Он вспомнил предупреждения партнёров по бизнесу, побывавших ранее в перестроечной Москве. Вспомнил, как они восхищались бесконечным застольем, длинными и пустыми разговорами, потому что русские не разбирались вообще ни в чём! Ни в инвестициях, ни в банковских кредитах, ни в правах собственности. Для них всё было общее, народное. Они смотрели на иностранцев как на сумасшедших, готовых осыпать их деньгами. За это их поили «в хлам», кормили на убой. Приглашали с семьями в гости и обещали познакомить с папой или мамой, часто большими партийными начальниками, коротающими дни на пенсии. В тот вечер всё случилось ровно по этой схеме. Голодные помощники Сайкина принялись зачищать тарелки и дружно чокаться бокалами с вином и рюмками с водкой за дружбу с Америкой, перестройку, Горбачёва и Рейгана. Вспомнили фильм «Великолепная семёрка» и оркестр Глена Миллера. В длинной череде этого мусорного разговора Трамп отметил лишь тост самого Сайкина, который он произнёс в адрес «лучшего в мире американского автопрома». В разгар веселья, когда и Трамп, и его супруга были уже заметно пьяны – отказаться от тостов было никак нельзя, – он вежливо попросил переводчика спросить господина Сайкина, когда они смогут поехать на Болотную площадь, где советский посол в США Дубинин обещал ему место для строительства московского Трамп-тауэра. – На Болотной обещал? – переспросил Сайкин и вытаращил на Дональда глаза. – Там же режимная зона, Кремль рядом, подземные коммуникации, закрытая ветка метро Сайкин осёкся. Видно, наговорил лишнего. Он задумчиво посмотрел сначала на американца, затем на стол, всё так же забитый едой. В его голове шла борьба – как поступить? Остаться и оттянуться по-крупному, к тому же все расходы проведены по линии международных контактов, их уже не вернуть. Или быстро уйти, пока не наговорил лишнего. Сайкин знал особенности этого ресторана. Все столики здесь имели уши! Метрдотель этого заведения – отставной полковник КГБ, а все столики, за которые сажают иностранцев, технические сотрудники из «органов» готовят за два часа до их прихода. Слушают и пишут всех. – Завтра с вами свяжутся, господин Трамп. Вас отвезут в Черёмушки, это лучший московский район новостроек. Выберите место – и, как говорится, Бог вам в помощь! Он протянул Дональду руку, не дождался и похлопал его по плечу. Затем резко повернулся к выходу и ушёл. За ним, словно по команде, встали его подчинённые. Двое успели опрокинуть по рюмке, но и они ушли. – Господин Трамп, вы можете остаться сколько захотите. Машина будет ждать у ресторана хоть до утра, – это был Сергей. – Я буду рядом, ни о чём не беспокойтесь. – И скрылся за дверью. Дональд посмотрел на Ивану, затем на стол. Спать абсолютно не хотелось, хотя в Москве уже был поздний вечер. Он протянул руку к бутылке водки, бросил в сторону официанта, который хотел ему помочь: – Отвали! – И налил рюмку. «В конце концов, должен я ощутить всю прелесть идиотизма, о котором меня предупреждали, но я не верил?» Он налил жене красного сладкого вина, сухого не было, поднял свою рюмку. Они чокнулись с Иваной, рассмеялись. Трамп оглянулся на официанта и сделал знак – наливай! Первый приезд в Москву Дональду запомнился только этим застольем. И номером в гостинице «Метрополь», в которой больше четверти века назад останавливался китайский диктатор Мао Цзэдун. Второй и третий дни прошли в пустых разговорах и прекрасных экскурсиях по Кремлю. На третий они улетели в Нью-Йорк. Билеты взяли на американскую «Дельту», хотя она и летела с промежуточной посадкой в Германии. В Советском Союзе он не был больше никогда.
Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели