Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Осторожно, модерн! Как цифровой двойник дома помогает его ремонтировать

Многие жители столицы, проходя мимо исторических домов в центре Москвы, полагают, что они уже давно превратились в музеи или своего рода памятники, где никто не живет. Однако среди старинных построек есть вполне жилые дома, и, конечно, многие из них нуждаются в серьезном капремонте. И вот здесь перед Фондом капитального ремонта встает поистине "невыполнимая" миссия, так как по стандартной схеме приводить в порядок такие дома просто не получится. Корреспондент сайта "РИА Недвижимость" заглянул в один из исторических домов Таганского района Москвы и узнал, как современные мастера продлевают его очередную "молодость".

Видео дня

Усадебный апгрейд

В Большом Дровяном переулке (21, строение 1) расположился небольшой трехэтажный дом, построенный в конце XIX века. Впрочем, на момент создания в 1880-х годах он был пониже и представлял собой одноэтажную усадьбу с мезонином, которая принадлежала купеческой семье. После того, как сменился владелец, Петр Дриттенпрейс, один из мастеров московского модерна, надстроил, расширил и переделал фасад дома. В таком виде он и дошел до наших дней.

Реставрацию начали в сентябре прошлого года, рассказывает начальник управления по работе с объектами культурного наследия службы строительного контроля ФКР . По его словам, самое важное при ремонте таких объектов – сохранить их неизменном виде.

"Внешний вид зданий, характер отделки, планировка, архитектурные решения – все это восстанавливается в прежнем виде. Такой дом можно назвать многоквартирным памятником, который обладает сложным архитектурным декором. С этим связаны и трудности в работе", – говорит эксперт.

В частности, проводится реставрация сложных декоративных элементов, в том числе в подъезде, у входной группы над дверью. Да и саму дверь придется ставить не современную из стекла и металла, а делать из дуба точную копию той, которая была при постройке дома. Причем даже сорт дуба приходится искать такой же, указывает Краснов.

А вот с чем работать совсем еще труднее, так это с окнами в самих квартирах. С одной стороны, собственник вправе поставить у себя любые рамы, в том числе и пластиковые, с другой – у домов, которые являются объектами культурного наследия, оконные рамы на каких-то фасадах могут являться отдельным предметом охраны. А значит, собственник обязан учитывать определенные ограничения при замене этих элементов. Если же окна не попадают в охранные списки, то специалисты могут лишь посоветовать учесть общий ансамбль и согласиться на вариант, который соответствует историческому образу, объясняет Краснов.

Реставрационный детектив

Разумеется, к работе над объектами культурного наследия подключаются и реставраторы, причем им приходится где-то побывать в роли археолога, а где-то в роли детектива.

Как отмечает руководитель проектов компании "Ярославгражданпроект" , самое сложное при реставрации – это "докопаться до сути и установить истину". По ее словам, часто бывают случаи, когда при натурных исследованиях фиксируется существующая деталь в проекте, а когда мастера приступают к реставрации, вдруг на небольших участках удается найти более ранние образцы.

Например, в Большом Дровяном переулке при обследовании дома зафиксированы дубовые поручни лестничных ограждений, и именно они приняты за оригинал. Позже, уже при производстве строительно-монтажных работ, был найден небольшой участок с более сложным профилем, произведены дополнительные исследования, и уже найденный образец принят за основу для воссоздания поручней, рассказывает она.

В свою очередь, при определении колористического решения здания к работе подключаются химики-технологи, так как исторический цвет в принципе очень сложно установить по архивным источникам, указывает Васильева.

"Большинство домов было построено во времена, когда цветная фотофиксация отсутствовала, а цветовые палитры в описании архивов упоминались очень условно. Поэтому непосредственно на объекте и работают специалисты, которые слой за слоем снимают красочные слои, чтобы установить хронологию ремонтов, а также определяют химический состав черновой отделки (штукатурки и шпатлевки)", – подчеркивает эксперт.

Что касается дома в Дровяном переулке, то основная сложность по нему заключалась в том, что в 60-е годы здесь провели капитальный ремонт подъездов с глобальным изменением в том числе черновой отделки, в результате чего исторические цвета были утрачены.

"В одной из точек мы смыли около 14 слоев краски и обнаружили колоссальный спектр цветов: от темного красно-коричневого цвета до серо-голубого. На фасаде же в итоге нашли на нескольких участках подлинный охристо-бежевый цвет, который и приняли за основу", – добавляет она.

Реставрация – это комплекс работ, направленный не только на сохранение или воссоздание исторической подлинности, но также предусматривающий дальнейшую долговременную эксплуатацию, напоминает Васильева.

"В многоквартирных домах, являющихся объектами культурного наследия, этот вопрос стоит особенно остро, ведь эксплуатационные нагрузки в доме большие, как и количество собственников, у каждого из них свои вкусы и интересы. Но если исторические элементы декора дошли до нас в хорошем состоянии, то их в обязательном порядке восстановят с использованием подлинных технологий", – говорит она.

Историческая цифра

Реставрации дома в Большом Дровяном переулке предшествовала основательная подготовка с использованием современных технологий. Сначала был создан цифровой двойник строения, который позволил увидеть все инженерные узлы, их состояние и возможные проблемы.

"Специальное оборудование – лазерный 3D-сканер в виде комплекса на треноге – снимает точки с фасада, а потом по ним строит трехмерную модель, детальный чертеж, можно сказать, цифровой двойник здания. На основе этой модели ведется проектирование. Таким образом, мы получаем точные чертежи, размеры, параметры, дефектную ведомость и смету. Программа позволяет увидеть проблемы при проектировании. Например, когда инженерные сети пересекаются или коммуникации проходят через декор. На обычных чертежах это можно сразу не заметить, а в цифре проблемные точки – так называемые коллизии – обозначаются автоматически. Если вдруг проектировщик ошибется, то архитектор его поправит", – раскрывает нюансы сложнейшего процесса Краснов.

Еще один пример использования современных технологий при реставрации – восстановление первозданного вида лестницы.

"В этом доме ступени лестничных маршей выполнены цельными из натурального камня – доломитизированного известняка. У этой породы очень приятная структура и нежный цвет, но очень высокие показатели истираемости, поэтому со временем появились сколы, ямы на ступенях. Ступени маршей первых этажей полностью утратили свою геометрию. Поэтому при реставрации этих элементов были применены специальные современные растворы, которыми выполнили докомпановку утрат по заранее заготовленным формам", – рассказывает Васильева.

Обращение к первоисточникам – неизменный принцип работы, подчеркивает Краснов. По его словам, при реставрации специалисты изучают множество фотографий, документов, чертежей. Это касается всех деталей: внешнего вида здания, характера отделки, планировки, любых архитектурных решений.

"К примеру, всю лепнину нужно было максимально сохранить, а что утрачено или отваливается – воссоздать или укрепить. Причем гипсовую лепнину мы на фибробетон заменить не имеем права. Но технические новшества применяем", – указывает собеседник агентства.

Если специалистам не удается найти фотографии, документы и иные исходники, тогда рассматриваются их аналоги, указывает Васильева.

"Аналоги – это объекты одного периода постройки того же архитектора, который был автором первоначального проекта. Либо воссоздание производится по элементам, которые имеются уже на объекте", – поясняет она.

Опять же, наглядный пример реставрации дома в Дровяном переулке – тамбурные двери в подъезд. Фотофиксация и чертежи боковых фасадов в архивах отсутствовали, поэтому было принято решение взять за аналог декор тамбурных дверей парадного подъезда.

В целом же, если оценивать состояние таких исторических домов, отмечает Краснов, то в части конструкций они в весьма хорошей форме.

"Это добротные толстые стены, крепкий фундамент, нет конструктивных повреждений. По некоторым домам есть утраченные балконы, которые в советское время были срезаны, потому что находились в аварийном состоянии, мы их будем воссоздавать по чертежам. Все работы в этом доме мы планирует завершить до середины лета 2021 года", – заключает он.

Важно заметить, что капремонт объектов культурного наследия обходится дороже, чем ремонт того же обычного панельного дома, а потому, чтобы не перекладывать бремя дополнительной оплаты на плечи собственников, реставрация проводится за счет городских субсидий.