Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Особняки иностранных подданных, квартиры с лепниной и студии от 3 миллионов на Английской набережной в Петербурге

Три столетия подряд Английская набережная служит парадным фасадом Петербурга – ее первую видят с прибывающих кораблей. Но в первые годы существования города она не радовала глаз. Историк М. И. Пыляев описывал ее так: «В 1710 году Английская набережная имела непривлекательный вид, здесь жили одни бедные рабочие в жалких избушках».

Особняки иностранных подданных, квартиры с лепниной и студии от 3 миллионов на Английской набережной в Петербурге
Фото: Мир квартирМир квартир

Парадный фасад Петербурга – Английская набережная. Фото: fotostrana.ru

Видео дня

В апреле 1714 года Петр I издал указ о застройке набережной. Внешний вид домов определяли законодательно – со стороны Невы здания не должны были иметь въездных арок, но строиться с высоким крыльцом. Через несколько лет Петр, инспектируя застройку набережной, приказал сломать все деревянные особняки, под этот указ попали и «княжеские мазанки» царского фаворита .

Вскоре на набережной стали селиться богатые английские купцы, была открыта Англиканская церковь  (дом № 56), и по ней набережную назвали Английской – официально название закрепилось за ней в 1829 году. До того набережная была рекордсменом столицы по переименованиям – в документах XVIII столетия встречаются 22 ее названия!

«Прелестнейшее гульбище Петербурга»

В 1840-е набережная превратилась в модное место для прогулок. Газета «Северная пчела», например, писала: «Настало время года, в которое Невский не в моде для гуляния. Там ныне ходят и ездят только по делам... гуляющая же публика собирается от 2-х до 4-х часов на Английской набережной и наслаждается там первыми лучами весеннего солнца... на набережной можно пройтись от Сенатской площади, где обыкновенно остаются экипажи и лакеи гуляющих, до самого Нового Адмиралтейства по широкому гранитному тротуару, чистому и сухому в нынешнее время распутицы, тогда как на Невском проспекте на каждом шагу должно переходить через улицы по тротуарам, занесённым грязью... все гуляют по Английской набережной – одному из прелестнейших гульбищ Петербурга…».

Так набережная выглядела в 1908 году. Фото: pastvu.com

С 1918 года «прелестнейшее гульбище» именовалось Набережной Красного флота, и лишь в 1994 году ей вернули прежнее название.

Дом Лавалей, где Лермонтов ссорился и вызывал на дуэль

«Богатство, блеск!

Высокий дом на берегу Невы,

Обита лестница ковром,

Перед подъездом львы…».

Так в поэме «Русские женщины» описал один из самых заметных домов на Английской набережной – дом Лаваля, или Лавалей (№2) с двумя «философскими» львами (питерцы называют их так из-за задумчивого выражения морд).

Известно, что изначально этот особняк принадлежал дворянам Строгановым, а в 1800 году его купили молодожены Лаваль – французский эмигрант Жан-Щарль-Франсуа Лаваль (по-русски его звали Иваном) и дочка статс-секретаря Екатерины II Григория Козицкого и наследницы уральских горнозаводчиков Мясниковой-Твердищевой (об их роде Пушкин в «Истории Пугачева» писал как о «богатейших людях России»). Брак был неравным, родители Александры запретили молодым венчаться, но те обратились к Павлу I, и император велел влюбленных обвенчать.

Особняк Лаваля – свидетель исторических событий. Фото: decabristy-online.ru

Приданое 27-летней Александры составляли Воскресенский завод на Урале, множество угодий, часть Аптекарского острова с роскошной дачей на берегу Невы и 20 млн рублей. Из этих денег Лаваль выдал ссуду будущему французскому королю Людовику XVIII, находившемуся в изгнании, и за эту денежную помощь удостоился графского титула, а его жена стала графиней. Позднее Лаваль сделался камергером, действительным тайным советником и видным чиновниксии.

Архитектор Тома де Томон по желанию Лавалей перестроил фасады купленного ими здания, дополнив их портиками с колоннами и переделав интерьеры в дворцовые. Тогда же рядом с дворцом установили скульптуры двух грустных львов.

Самые философские львы города на Неве. Фото: peterburg.biz

В доме Лавалей вершилась история. В нем любили бывать Пушкин, Карамзин, Лермонтов, Грибоедов, Крылов... Именно в этом дворце в 1840 году на балу Лермонтов поссорился с сыном французского посла Э. Барантом, потом стрелялся с ним и был сослан на Кавказ. И именно здесь декабристы устроили собрание накануне своего восстания. Дело в том, что старшая дочь Лавалей, Екатерина, была женой декабриста Сергея Трубецкого.

После кончины супругов Лавалей, не отменявших балы и литературные собрания и после отъезда их дочери в Сибирь вслед за мужем, дом стал собственностью их младшей наследницы Софьи, жены графа А. М. Борха. А в 1912 году дворец выкупила казна. Сегодня это здание Конституционного суда России.

Особняк Мейера: потолки с лепниной и камин из розового мрамора

На набережной сохранились и жилые дома английских подданных. Один из них – трехэтажный особняк Эдварда-Магнуса Мейера (№30). Фасады этого дома, построенного по проекту профессора архитектуры Рахау в 1872 году, отличаются пропорциональностью частей и изящными деталями. В пролетах между окнами – женские головки в крылатых шлемах, склоненные мужские головы с раздвоенными бородами и львиные морды.

После реставрации дом Мейера позеленел, а до нее был серого цвета. Фото: livejournal.com

Хозяин дома купец Мейер был сначала баварским генеральным консулом, а потом подданным Великобритании. В его доме жили инженрин и мореплаватель, исследователь Арктики и президеатке.

Сейчас на втором этаже этого дома продается пятикомнатная квартира размером 158,5 кв. м. Она с дизайнерским ремонтом. Ее изюминка – зал площадью более 43 «квадратов» и потолком высотой 4,2 м с отреставрированной позолоченной лепниной, с камином из розового мрамора, большими окнами, эркером с видом на набережную и выходом на балкон. Старинные двери в квартире тоже отреставрированы. Кухня-столовая, кабинет, две спальни, гардеробная и два санузла – результат согласованной перепланировки. Стоимость этого объекта – 89,8 млн рублей.

Пятикомнатная квартира в доме Мейера обойдется в 90 млн рублей. Фото: Итака

Дворева: коммунальный рай в кожаных обоях

В доме №44, выстроенном в стиле классицизма, сейчас находится музей истории города. Известно это здание и как дворец Румянцева. Но одним из первых собственников этого дворца был князь Михаил Голицын, не оставивший после своей кончины наследников. Императрице Анне Иоанновне, занимавшейся вслед за Петром застройкой набережной, хотелось, чтобы на улице находились «знатные строения». Для этого она выслала из Москвы князя Голицына, и он начал на Английской набережной строительство каменных палат.

Особняк Румянцева – музей истории. Фото: citywalls.ru

В 1796 году в этом доме поселился король Густав IV Шведский со своим дядей, герцогом Зюдерманландским, будущим королем Карлом XIII. А в 1802-м здание купил меценат Николай Румянцев. Для того чтобы установить огромное зеркало в бальный зал, пришлось разбирать фасад особняка. У Румянцева часто собирались художники и литераторы. А напротив стоял крейсер Аврора, давший сигнал к штурму Зимнего.

В советское время во дворце среди кожаных обоев на стенах, дубовых столов и шкафов гостиной был устроен коммунальный рай. Об этом сейчас рассказывает экспозиция музея истории города. Здесь же и залы с историей блокадного Ленинграда.

Дом Головина: студии вместо коммуналок

Первый жилой дом на участке нынешнего дома №52 был построен еще в XVIII веке и принадлежал сподвижнику Петра Автоному Головину. С 1849 по 1917 годы домом, построенным архитекторвым, владели купцы Струковы, и именно их герб с хлебным снопом и тремя львами с высунутыми языками украшает фасад дома и сегодня. В вестибюле парадной сохранились колонны XVIII века и кое-где остались наборный паркет и лепные карнизы начала позапрошлого столетия!

Дом Головина с гербом Струковых. Фото: citywalls.ru

Судьба этого особняка такая же, как и у многих других домов на Английской набережной: после революции здесь сделали коммунальные квартиры, в наше время здание расселили, отремонтировали, а квартиры превратили в студии. Сейчас студия с отделкой размером 20 «квадратов» на первом этаже этого дома стоит 3,1 млн рублей.

Особняк Вяземского – рекордсмен перестроек

Как нет в Петербурге другой такой улицы, подвергшейся множественным переименованиям, как Английская набережная, так, пожалуй, не существует другого дома, претерпевшего столько перестроек, как особняк князя Вяземского.

Теперь здесь продаются студии от 2,9 млн рублей. Фото: twitter.com

В середине XVIII столетия на нынешнем участке дома №66 находился каменный особняк в два этажа, с подвалами и семью окнами, с барочными наличниками, балконом, треугольным фронтоном и, как того требовал закон, – высоким крыльцом. В апреле 1812 года в доме поселился известный сахарозаводчик Яков Молво. По его желанию фасады дома перестроили в ампирном стиле. К главному зданию пристроили галерею, а дворовый флигель повысили на один этаж. В честь купца Молво назвали сорт сахара, его упоминаков в своем «Левше».

Сын купца Николай после кончины отца продал дом астраханскому купцу-миллионщику и старообрядцу Алексею Петровичу Сапожникову, имевшему рыбные промыслы. (Внучка Сапожникова была замужем за архитекторнуа). Сапожников снова переделал фасады – теперь уже в стиле позднего классицизма.

Но еще большим перестройкам особняк подвергся при князе Леониде Вяземском, когда выходящий на набережную фасад оформили аттиком с гербом и наличниками с пилястрами, а слева пристроили трехэтажный дворовый флигель, и на набережную стал смотреть большой балкон. Во двор дома строители вывели стеклянную веранду. Но Вяземский в своем доме жил недолго, потому как много времени проводил на Балканской войне.

В 1880 году его дом перешел к математику и механику, будущему министру финансому, который устраивал балы и вообще жил на широкую ногу. А через 13 лет переехал с женой и четырьмя детьми в дом побольше на соседний Конногвардейский бульвар.

Фасад дома со двора. Фото: citywalls.ru

Потом у дома сменилось еще несколько владельцев. Пролетарии, пришедшие к власти, поделили большие квартиры на коммуналки. В запущенном вестибюле, где когда-то стоял камин с зеркалом, к 1920-м годам сохранилась плитка на полу, а в квартирах бельэтажа в бывшей анфиладе из трех залов еще оставалась золоченая лепнина, забеленные плафоны и массивные двери. Комната в той квартире принадлежала в 1970-х художнику-нонконформисту Владимиру Бугрину. Он эмигрировал в Париж, но умирать вернулся в свою комнату на набережной.

Недавно дом отреставрировали, а комнаты превратили в студии. И сегодня студия размером 18 кв. м на первом этаже обойдется в 2,9 млн рублей. За отдельную плату продавец обещает отделку помещения по вкусу будущего собственника.