Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Невероятная Диана Балашова и её проекты, которые меняют сознание

Невероятная Диана Балашова и её проекты, которые меняют сознание
Фото: Roomble.comRoomble.com

Имя уже более 15 лет знают все, кто хотя бы мимолётно коснулся мира интерьерного дизайна. В её проектах нет ни намёка на стереотипы, зато столько смелых и экстравагантных решений, сколько не найдёшь ни у одного другого российского дизайнера. Но главное — все эти решения очень удачно гармонируют друг с другом, и на этом основании вполне можно назвать Диану одним из лучших дизайнеров интерьеров в нашей стране.

Видео дня

Как происходило волшебное превращение в икону интерьерного стиля? Диана согласилась рассказать нам эту захватывающую историю.

О том, как всё начиналось

— После окончания школы я не сразу поступила в художественное училище и какое-то время работала в театре декоратором. Так называли человека, который из маленького эскиза делает большую декорацию, например задники для спектаклей размером 10 на 20 метров. Я была несовершеннолетней, у меня был короткий рабочий день, но мне приходилось рисовать все эти огромные декорации в одиночку: зарплата в декоративном цехе была маленькой, все взрослые художники уволились.

Потом я окончила Московское театрально-художественное училище имени Моссовета по специальности «художник по костюмам» и продолжила работу в театре, но уже в новом качестве. В результате многие театральные приёмы я перенесла и в свои интерьерные работы. А попала я в этот мир, как и многие другие, в 90-е — когда приходилось менять профессии.

О первом проекте

Тогда дизайнерами становились архитекторы, филологи, врачи и лингвисты. Многие из них действительно стали успешными дизайнерами. Вот и я переквалифицировалась, но не сразу. Началось всё с того, что я продавала кухни. Делала я это с энтузиазмом, покупали у меня очень хорошо — едва успевала оформлять спецификации. Мне хотелось сделать кухни как можно более интересными, я усложняла чертежи, комбинировала разные модели в одном заказе. Опыта у меня не было, а поток был большой. У меня начали возникать технические ошибки, в итоге меня уволили.

Обидно было, но тут появился первый заказ на дизайн интерьера — трёхкомнатная квартира в Гольяново. Я ничего не знала кроме того, как планировать кухни. Всему пришлось учиться на практике. Но в то время это было совершенно нормально, ведь настоящих дизайнеров интерьеров тогда в нашей стране просто не существовало. Мне пришлось оформлять квартиру заказчика при помощи бригады строителей, которые когда-то возвели для него деревянный дом. Хорошими специалистами они не были, но быстро поняли, что мне не хватает знаний. Они постоянно загоняли меня в тупик — то спросят, где в квартире ливнёвка, то доказывают, что перегородка толщиной 8 сантиметров — несущая. Так что работала я в панике, но это был лишь первый мой проект.

О первом знаменитом проекте

Каждый дизайнер мечтает о свободе творчества и самореализации за счёт своего заказчика. И это возможно — надо только, чтобы повезло встретить заказчика на твоей волне. В начале 2000-х мне попался такой заказчик, и я сделала тот самый проект, благодаря которому стала известной. Заказчик хотел, чтобы в его квартире были чёрные потолки и красные полы, чтобы было похоже на бордель, но выглядело дорого и модно. И мне удалось создать нужную атмосферу, а получившийся интерьер до сих пор актуален, хотя занималась я им в 2003 году. Владелец квартиры ценит этот интерьер, ничего не меняет, ну только картины прибавляются — впрочем, исключительно уместные.

Мой проект стал первым российским интерьером, который попал на обложку ELLE Decoration. У этого журнала тогда была масштабная рекламная кампания, и по всей Москве стояли щиты с обложками. На гонорар я купила свой первый джип. И вот еду я по Тверской в левом ряду и ужасно кайфую от Москвы, от новой машины. И вдруг вижу свой интерьер на фоне зубцов кремлёвской стены — это был незабываемый момент!

О «Квартирном вопросе»

Журнал ELLE Decoration тогда был партнёром программы «Квартирный вопрос». И , рекламируя его на экране, держала в руке экземпляр с моим интерьером на обложке. Тогда я позвонила в программу и спросила: «Вы всё время показываете журнал с моим проектом, а может, и меня покажете?». И меня пригласили для первого телепроекта. Это была комната для 16-летнего мальчика, который хотел стать ботаником. В его комнате было всё, что не понадобилось в других: стенка с собранием сочинений Ленина, хрустальная люстра, офисный диван с французской раскладушкой и ковёр люберецкой фабрики.

Но мальчик был такой симпатичный и интересный, что мне захотелось ему показать: он важный человек, подростком быть круто. Я сделала сложный и спорный интерьер, который кричал: в этом мире всё для тебя! Поставила круглую кровать, на потолке сделала принт с аниме, добавила множество ярких акцентов и неоновую надпись: «и целого мира мало». Я была готова к тому, что родителям это не понравится, но для меня главное было, чтобы понравилось мальчику.

А мальчик вошёл в комнату, сел на кровать, и у него в глазах были слёзы счастья. В результате новая комната повлияла на него. Он добавил туда сабвуфер и колонки, сделал себе пирсинг. Девчонки выстроились в очередь — они даже на телевидение писали, чтобы раздобыть его телефон. Он передумал становиться ботаником и выбрал стоматологическую хирургию.

О проекте для

Рейтинги программы с комнатой для мальчика зашкаливали, и мне стали предлагать всё больше проектов. Одним из знаковых в моей карьере стал кабинет Аллы Пугачевой на радио — в то время она этим занималась. Мне очень хотелось, чтобы ей понравилось, ведь от её реакции зависело всё моё будущее. Но я решила проявить смелость, рискнуть и не выполнять пожелания Аллы Борисовны.

Она хотела сделать из своего кабинета будуар в классическом стиле, чтобы было ясно, что там работает Примадонна. Но мне показалось, что её настроению и состоянию не совсем подходит классика. Было очевидно, что она хочет остаться молодой, быть модной, актуальной, на гребне волны.

И я сделала интерьер кабинета не классическим, а современным, гламурным, с большим перебором. Такой дизайн никому больше не подойдёт, только Пугачёвой. И она была в полном восторге, звонила мне потом и благодарила. А когда её отношения с радио закончились, она забрала всю мебель с собой.

О стиле

Стиль, в котором я работаю, я бы назвала максимализмом. Использую много цвета, разных форм, необычных предметов, красивых самих по себе и в сочетаниях друг с другом. Моя известность и обусловлена яркими и необычными проектами, и это неудивительно. Ведь проще запомнить именно такого дизайнера, чем безукоризненно стильного, грамотного, но нейтрального.

У меня в проектах всегда есть юмор, ирония какая-то. И я радуюсь, когда мне попадаются заказчики, готовые на такие эксперименты. Люблю провокацию, риск, чтобы было что-то на грани фола, но цельная картинка получалась гармоничной. Мне нравится нарушение масштабов, например очень крупные предметы в обычных помещениях. Стараюсь каждому заказчику придумать его стиль, можно сказать, брендбук, и следовать ему. То есть беру определённый набор цветов, фактур и материалов и не выхожу за рамки, потому что без здравых ограничений гармонии в интерьере не будет.

Если говорить о том, что я не делаю ни за что, так это планировки со скошенными углами. Я терпеть не могу угловые ванны — они занимают много полезной площади, а места внутри мало. Не люблю цельные душевые кабины, стараюсь, чтобы их роль выполняли простые стеклянные перегородки. Не люблю сочетание бежевого с коричневым — в таких интерьерах всегда есть ощущение затхлости, но нет свежести, новизны интерьера. Нет смысла делать ремонт, чтобы впустить в дом такие грустные цвета. А ещё я считаю, что всё должно быть рационально заполнено: никаких пустующих углов.

О начинающих дизайнерах

Искала я себе ассистентку и проводила собеседование с девушками, которые окончили МАрхИ. Я предлагала им просто провести со мной весь день, поездить по моим делам и поболтать. За шесть часов человек обязательно проявит себя, даже спрашивать ничего не надо. Заодно я узнала много об особенностях образования наших дизайнеров. Они могут прекрасно разбираться в творчестве Фостера, но не знать, сколько нужно места человеку, чтобы почистить зубы. Не 60 сантиметров — по ширине раковины, а больше, ведь у человека есть локти!

Дизайн интерьера — это ремесло, в котором можно быстро разобраться на практике. И теория — это, конечно, хорошо, но и она должна быть правильной и полезной. Многие начинающие дизайнеры, например, никогда не изучали, как нужно правильно комбинировать принты. Конечно, эти правила потом можно нарушить, но знать же их надо. Вот почему и учиться нужно у практиков.

Я была удивлена, узнав, что когда студенты делают проект в институте, они придумывают ему девиз, слоган. Один раз мы приехали на объект, и кандидатка в ассистенты меня спросила: «чем же вы вдохновляетесь, если у вас нет слогана?». Главное вдохновение — мои заказчики, так и должно быть, а остальное вторично.

О вдохновении

Но, конечно, чтобы добывать новые идеи, недостаточно просто много работать, нужно получать свежие впечатления и обмениваться опытом с другими людьми. Я считаю необходимостью для каждого дизайнера хотя бы раз в два года посещать крупнейшие в мире интерьерные выставки — Salone del Mobile.Milano и Maison & Objet. Пока ходишь по выставке, ты напитываешься всей этой модной дизайнерской атмосферой, дышишь одним воздухом с мировым дизайном и учишься создавать прекрасные интерьеры.

Полезны для дизайнера вообще любые поездки и путешествия. Одни только музеи таят в себе столько вдохновения и оригинальных идей! А ведь есть ещё отели, рестораны, историческая архитектура. Пока вы находитесь дома, для вдохновения можно читать книги, журналы, смотреть фильмы, но главное — общаться с коллегами, делиться с ними впечатлениями. Главные вдохновители — люди, в них скрыто столько всего необычного.

Два года назад я познакомилась с Каримом Рашидом. Я не ожидала, что он окажется таким глубоким дизайнером. Внутри него целый мир. Какаса, который создал «Звёздные войны», илтона. Обычно люди, у которых есть особый мир и которые умеют показать его другим, делают это с помощью литературы или кино. А Карим Рашид делает это с помощью дизайна. Главное, что он хочет сказать своими работами, — будущее уже наступило, просто заметьте это! Теперь и я в это поверила и смотрю по-другому на многие вещи.

О работе над самолётом

Заказчик, для которого я когда-то делала тот самый чёрно-красный интерьер, купил самолёт и позвал меня его оформлять. Предполагалось, что я займусь только интерьером, но самолёт был совсем маленький, не развернёшься, и мне захотелось сделать ещё и ливрею. В итоге внутри самолёт напоминает нечто среднее между автомобилем и квартирой. Оказалось, что бытовые материалы использовать почти невозможно, потому что они должны быть максимально негорючими, к тому же самолёты проходят проверку на соответствие. Столярку сделали в России, стены отделали мастера из Австрии, кресла заказали во Франции, а смонтировали всё французский авиатехник и армянский прораб.

Выкрасили самолёт силами французского подрядчика, который специализируется на частных небольших самолётах и вертолётах. Когда мы приехали, чтобы впервые осмотреть этот самолёт, мой друг сказал, что он похож на Angry Birds. Так что в первую очередь мы в фотошопе пририсовали самолёту клюв и отправили заказчику. Он перезвонил мне только через два часа — всё это время смеялся и пересылал рисунок друзьям. Все одобрили эту идею!

Так наш самолёт стал ярко-красным, а французская компания, которая занималась окраской, предложила сделать ещё чёрный градиент и растительную роспись. В 2017 году самолёт выставлялся на авиасалоне в Германии. Считаю это почётным и горжусь своим заказчиком и всеми исполнителями.