Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Мазут и плесень. Как титановую столицу Урала восстанавливают после наводнения

Последствия беды Мы выезжаем с раннего утра из Екатеринбурга и около 12 часов приезжаем в Верхнюю Салду. Если на прошлой неделе здесь бушевала водная стихия, затапливая территории частных домов, то сейчас не видно ни единой лужи. Мы на месте – улица Розы Люксембург. О том, что здесь было наводнение, демонстративно говорят только последствия – грязь и лужи. Во дворе одного дома у обочины дороги разбирают завалы несколько человек – волонтеры в красных комбинезонах – молодые парни, девушки и люди постарше. Им помогают сотрудники . Они носят и разбирают со двора какие-то полусгнившие доски, бросая их в общую кучу. «Забор разбираем, его снесло. Воды было так много, что без высоких резиновых сапог не было смысла и соваться», – говорит волонтер Михаил. Рядом стоит мужчина лет 35, в синей футболке, черных штанах и белых кроссовках. Это местный житель , дом которого тоже пострадал от ненастья. «Воды в доме было много. Уровень быстро поднимался. Сначала по щиколотку, а потом по грудь. Успел сделать три ходки – спас документы, домашних животных и самое ценное. Вода ушла только спустя двое суток. Фундамент размыло, жить в таком доме нельзя», – рассказал он. По его словам, в районе подтопления живут в основном пожилые салдинцы. В разговор тут же вступают две пенсионерки. «Каждый день откачиваем, а вода прибывает, плесенью пошел дом», – сетуют они. И добавляют, что если бы в домах было газовое отопление, то справляться с последствиями ЧП было бы куда проще: как минимум, вещи просушить. В разговор вступает крупный мужчина средних лет – Леонид Салтыков. Он тоже пострадал от паводка, только заботит его совершенно другое. «Семьи убирались сами, волонтеров не было. Самим приходилось все выносить. МЧС сушат дома, им спасибо!» – говорит он. Пока же местные рассказывают друг другу о последствиях потопа, осматриваем дома. В одном из них сквозь окно: на полу лежат доски, стоит детская мебель, грязная от воды, столы, стулья. На деревянной лестнице сушится одежда. На полу лежит насос, шланг уходит в подпол. На тропинке между домами жидкая грязь с лужами. Много мусора и разных вещей. Детская коляска – вся в грязи. По пути встречается – одна из немногих молодых женщин в этом районе:«Только купили участок, планировали строить дом, запаслись с мужем стройматериалами. Но 5 июля начала приходить вода. Ничего не успели спасти. Вода до сих пор стоит. Полметра глубиной». Действительно, за забором виден их участок. Вместо земли мутная жижа с радужными переливами. Здесь же расположилась пожарная машина и пять пожарных. Спрашиваю, почему не откачивают воду. «Из домов откачиваем мазутную воду. С участков – нет», – кратко отвечает один из них. Они ждут распоряжения, чтобы можно было включить насос. Но и работы хватает: водой принесло мусор, который предстоит разобрать. Окликает уже знакомый Александр Гришин, который приглашает осмотреть его дом после потопа. Точнее – небольшая деревянная избенка. Внутри пахнет сыростью и плесенью. Александр указывает на дверцу шкафчика – там грязная полоса на уровне колен. «Столько воды было», – говорит он. На внешней стороне дома тоже виден след от воды, но куда выше: по уровень плеч. Возвращаюсь. У одного из пострадавших жилищ женщина радуется, что ей компенсацию за ущерб назначили. Показывает экран телефона, на котором значится сумма выплаты в 10 тыс. рублей. На вопрос, достаточно ли такой суммы, отвечает: «Хоть бы восстановить, что было». Ее подруги стоят рядом. Им выплаты не пришли. Что сказал губернатор Дожидаемся приезда губернатора Е Если мы сегодня в спецобуви, то губернатор в обычных кроссовках, заходит в один из дворов. Осмотрев ущерб от наводнения, подходит к женщинам. Их волнует насущный вопрос – кто будет компенсировать нанесенный ущерб. «Условия такие, чтобы человек обязательно был прописан. Не важно – собственник или нет. Такого быть не должно. Мы здесь живем», – жалуется она губернатору. Глава региона обещает проконтролировать ситуацию с выплатами. И направляется в другой пострадавший дом. «На самом деле это жутко неприятно. Сегодня перед комиссией по ЧС стоит задача оценить ущерб от утраты урожая и самих домовладений, а также в течение недели посчитать ущерб территориям общего пользования: дворам, подъездам и инфраструктуре. Все необходимые выплаты сделаны. Есть одна проблема, которую мне сегодня озвучили местные жители – о том, что они проживают здесь, но не прописаны. По ним решим», – говорит губернатор. Известно, что на возмещение ущерба поступило уже 700 обращений от жителей из трех муниципалитетов: Верхней Салды, Нижней Салды и Горноуральского городского округа. Все они пострадали от подтопления, но только в Верхней Салде вместе с водой принесло мазут со старого завода. Именно поэтому здесь ситуация на особом контроле. «Людям необходимо помочь и с ремонтом домов, и с восстановлением садовых участков. Электричество, вода, газ или дрова в домах должны быть. Выводы по причинам появления нефтепродуктов на участках должны сделать специалисты. Прошу не затягивать с этим вопросом», – требует на месте Евгений Куйвашев. И обращается к сотрудникам МЧС ускоренными темпами разбирать завалы, откачивать воду и просушивать дома. Отдельное внимание необходимо уделить маленьким салдинцам: отправить детей на отдых в загородные лагеря, пока спасатели и взрослые восстанавливают дома. Еще одно поручение – как можно скорее восстановить работу дамб и отремонтировать разрушенные в результате наводнения мосты и дороги. Размытые части дамб и плотин восстановлены уже сейчас, но пока режим ЧС в городе снимать не планируется. Над городом тем времен нависают тучи. Стихия еще не ушла. Фото: ФедералПресс / З

Мазут и плесень. Как титановую столицу Урала восстанавливают после наводнения
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"