Карина Набиуллина и Ко построят экосистему дизайна в Татарстане

Синергию промышленности и образования обеспечит новый научно-производственный кластер в сфере пространственного дизайна на базе КФУ в Kazan Expo

Карина Набиуллина и Ко построят экосистему дизайна в Татарстане
© Реальное время

Основанный в 2021 году Институт дизайна и пространственных искусств КФУ строит в Казани новый научно-производственный кластер с вузом и технопарком — в сфере пространственного дизайна. Его инициатором и движком выступила команда известных в профессиональной среде казанских дизайнеров во главе с директором института Кариной Набиуллиной. Проект родился в муках: арест , временное безвластие в вузе, бюрократия, санкции на технологии и оборудование на фоне украинской СВО. Впрочем, перспективность затеи не вызывает сомнений ни у экспертов "Реального времени", ни у абитуриентов. Конкурс в новый институт уже в первый год составил 14 человек на место, а созданные участниками кластера продукты могут быть востребованы у 30 компаний-партнеров.

Сложнее, чем кажется

Первый в Татарстане научно-производственный кластер в сфере промышленного дизайна организационно вырос из центра промдизайна, созданного в 2020 году на базе КФУ с прицелом на "институциализацию" и специально под Карину Набиуллину. Она стала его руководителем сразу после увольнения из Казанской архитектурно-строительной академии, где проработала 12 лет, в том числе четыре года руководителем Института архитектуры и дизайна. В 2021 году КФУ учредил Институт дизайна и пространственных искусств, под который Ильшат Гафуров отдал уютный особняк на Булаке.

Перечень преподаваемых дисциплин выглядит предельно модно: коммуникативный дизайн, архитектурное пространство и дизайн среды, дизайн интерьера, моушен-дизайн. Студенты могут получить знания и навыки в компьютерной графике и веб-дизайне, анимации и мультимедиа, дизайне национального искусства, концептуальном, ландшафтном и реставрационном проектировании. Здесь есть лаборатория света и звука, которая "создана для того, чтобы изучать комплексное воздействие света, звука, иммерсивной среды, которая наполнена различными шумами, запахами". Изучив его, можно создавать пространство как комфортное для человека, так и вызывающее дискомфорт — например, для того, чтобы ограничить посещение опасных мест. В лаборатории можно разработать элементы зонирования сред — например, чтобы в одной зоне торгового центра хотелось есть, в другой — смотреть кино, в третьей — совершать покупки.

— Мы выбрали для себя три ключевых направления развития: предметный, промышленный дизайн, интерьеры и экстерьеры, дизайн среды. Второй блок — это история про коммерциализацию, мы видим, насколько сегодня важен запрос, связанный с персонализацией, неким эксклюзивом, который может проявляться в текстиле — как предметов интерьера, так и одежде. Третий блок — это медиаискусство, программно-аппаратный комплекс, NFT-биржа, — рассказала Набиуллина.

Тем временем самым сложным, реальным, востребованным "на земле" и откликающимся лично у Карины Набиуллиной, но без модного названия направлением работы новорожденного вуза является промышленный и предметный дизайн. Лаборатория вычислительного проектирования и цифрового дизайна объединяет компетенции в сфере новой архитектуры, прикладного программирования, инженерии, прототипирования и производства. Сюда закупили мощные станки и уникальное для российских вузов оборудование. Именно это направление стало основой для нового научно-производственного кластера с центром в виде технопарка на 1,5 тыс. квадратных метров в комплексе Kazan Expo.

"Рука" — немецкая, мозги — казанские

Идеологи промышленного, предметного дизайна в технопарке — Эдуард Байрамян и из EdWorks. Эта студия работает в Казани с 2011 года и хорошо известна всем, кто профессионально занимается созданием дизайнерской мебели, предметов интерьера, заказывает лазерную гравировку, в том числе на MacBook и iPad, а также технологичные подарки для высших государственных служащих. Именно они сформулировали суть и наполнение той научно-производственной базы, которую строят Карина Набиуллина и Инсаф Саттаров, выполняющий в команде административные функции в качестве руководителя лаборатории вычислительного проектирования и цифрового дизайна КФУ.

Технопарк оснащен современнейшим оборудованием, которое не встретишь даже в ведущих профильных российских вузах: фрезерным и лазерными станками и граверами, 3D-принтерами, трехмерным сканером и прочим. Главная изюминка — это немецкий промышленный робот-манипулятор KUKA стоимостью несколько миллионов рублей. Такие используются не только для многозадачных манипуляций с крупными объектами на конвейерах крупнейших производств, но и в ведущих лабораториях предметного дизайна в мире.

С помощью "руки KUKA" можно создавать любые объекты: от элементов интерьера и экстерьера, а также малых архитектурных форм до самых необычных павильонов. Но главное не в этом, а в том, что управление таким манипулятором требует не только творческого вдохновения, но и прокачанных навыков в объектном программировании, а также физике и математике. При должном развитии промышленности в стране студенты, прошедшие здесь обучение или стажировку, будут нарасхват. Научившиеся управлять такими роботами спецы составят золотой кадровый фонд "прекрасной России будущего".

Кроме того, на средства гранта федеральной программы стратегического академического лидерства "Приоритет-2030" до сентября в технопарк вуза будут докуплены швейные станки, оборудование для маппинга (проецирования изображений и видеоинформации на различные поверхности), а также приглашены ведущие российские специалисты. В пропорциональном соотношении 65% средств на оснащение выделил КФУ, 35% — федеральный центр.

Большая часть оборудования и программного обеспечения к нему — производства Германии и Турции. Вузу удалось закупить и привезти их до начала украинского кризиса. А после на отправленный в Европу запрос о приобретении дополнительного программного комплекса пришло сообщение, что с Россией они больше не работают. На помощь пришли ближайшие соседи из Института вычислительной математики и информационных технологий КФУ, который разработает отдельный комплекс программ под специальные задачи для робота КUKA и совместимого с ним оборудования. Дооснащать технопарк придется уже станками из Турции, России и, возможно, Китая.

— В настоящее время мы ведем пусконаладку и работаем над проектом павильона, который хотим разместить также на этой локации. Восьмиосевой станок KUKA позволяет реализовывать сложные задачи параметрического дизайна. В первую очередь мы проектируем объект посредством программирования и моделирования, то есть выполняем вычислительное проектирование. Далее уже осуществить этот проект нам помогает роботизированный комплекс, в связке с которым можно реализовывать как целый объект, так и большое количество совершенно разных по размеру и форме деталей, участвующих в проекте. Планируем делать предметы интерьера, объекты предметно-промышленного дизайна, малые архитектурные формы. Также мы привлекаем студентов к реализации некоторых проектов, сейчас это простые формы, но со временем будем приглашать и на более сложные объекты, — рассказал "Реальному времени" Инсаф Саттаров.

"Дорогостоящее оборудование нужно оправдывать"

Созданные в технопарке научно-производственного кластера разработки студентов Института дизайна и пространственных искусств КФУ будут выставлены в шоуруме, который откроется в сентябре. Карина Набиуллина сообщила "Реальному времени", что у команды уже сегодня есть коммерческие заказы — предметы интерьера для молодежного центра. Кроме того, вуз имеет 30 предприятий-партнеров, заинтересованных в сотрудничестве. Быстрый старт обеспечивают педагоги — практикующие специалисты, которые пришли со своей базой клиентов.

Автор проектов казанских ЖК Legato, "Островский" и Rotterdam, руководитель компании OFFICE DE Architects / DE Project считает, что востребованность проектов начинающих дизайнеров будет зависеть от качества конечного продукта и технологий. "С другой стороны, пример , Vitra и других говорит о том, что лучшие образцы дизайна для больших компаний придумывались персоналиями. Поэтому важно, что студенты смогут сами увидеть, что такое производство, сделать высокотехнологичную модель в реальном времени, понять, как "работает" материал", — подчеркивает Куликов.

— Когда мы говорим о дизайне и архитектуре, то речь идет о создании искусственной среды, или так называемой второй природы, — напоминает руководитель компании "Архитектурная практика Новиковых", член Союза архитекторов России . — Я бы здесь не проводил различий между архитектурой и дизайном предметной среды. Сейчас в создание "второй природы" начинают внедряться современные технологии, связанные с цифровым проектированием и моделированием. Роботизированный комплекс KUKA как раз используется для создания архитектурных объектов — я, например, его видел в швейцарских архитектурных школах. Сегодня это норма — сидя за компьютером, строить трехмерную модель будущих зданий или создавать с помощью робота объекты — частями или целиком.

По его словам, в Казани — это первый образец такой современной техники. "Это замечательно, что студенты смогут на ней работать, это расширяет кругозор, выводит архитектуру на новый качественный уровень, сопоставимый с машиностроением, хотя, конечно, не заменяет мыслительный и творческий процесс архитектора", — подчеркивает Новиков.