Рубрика «Неожиданно»: Дом печати мог стать розовым. А еще у него есть родственник в Баку

Токсичная Баумана отучила нас смотреть по сторонам и тем более наслаждаться красотой ее зданий. Улицу принято проходить со скоростью антилопы, бегущей от голодного гепарда. Но если однажды жизнь все-таки забросит вас сюда, скажите ей спасибо. Хотя бы за то, что дала возможность поближе рассмотреть главную звезду казанского конструктивизма — Дом печати. Он только кажется таким скучным и серым, а на самом деле — о-го-го!Дом печати построили в виде раскрытой книги Адрес: Баумана, 19 Год: 1935 Архитектор: Семен Пэн В начале 1930-х Татарская АССР решила сделать подарок самой себе — построить настоящий дворец агитации и пропаганды. Власти хотели уместить в одном комплексе редакции всех главных газет, книжное издательство, типографию и тому подобное. Оригинальный проект доверили архитектору с красивой фамилией Пэн. Семен Самойлович никак не был связан с Казанью: он родился в Одессе в семье раввина, учился в Ленинграде, а жил и творил в Москве. Проект. Из книги С. Саначина «Экскурс в архитектурную жизнь советской Казани» По меркам старомодной Казани тех лет, Пэн предложил прорывной проект с вау-эффектом. На пятачок, окруженный ажурными зданиями, он усадил серого гиганта с идеальными линиями и большим количеством стекла. Причем усадил только на корточки: под Домом печати осталась пешеходная улица — нынешняя Кави Наджми. Благодаря этому мы можем пройти по ней от Баумана до Профсоюзной. Не забыли и о символике. Если присмотреться к Дому печати и включить воображение, можно увидеть раскрытую книгу. Окна — это строчки, полукруглый вертикальный выступ — книжный корешок. В центре — книга. Фото: Andris Malygin/CC BY 3.0/wikipedia.org По неизвестным причинам проект дорабатывал не Семен Пэн, а местные архитекторы. И тут есть взрывоподобный момент: в финальной версии проекта Дом печати предлагали сделать розовым! Архсовет идею зарубил и заодно отказался от разных украшательств (спасибо им).Оказывается, у Дома печати есть родственник в Баку Проект был ярким, но не эксклюзивным. Еще до Казани Семен Пэн сочинил такую же историю для Баку. Так что да, у нашего Дома печати есть родственник в Азербайджане. Посмотрите, как похож: Дворец печати в Баку. Фото: urbipedia.org Не знаем, как было в Баку, но казанская стройка проходила безалаберно и ме-е-едленно. Ее планировали завершить за год, а в итоге растянули на три. В книге «Экскурс в архитектурную жизнь советской Казани» Сергей Саначин п была образцом бесхозяйственности. На площадке “сплошной Вавилон”: хаос, овраги, ямы. Рабочие живут прямо на стройке в бывшей пивной “Касьяныч”». Часы на козырьке Дома печати. Фото: Marat Kamalevsky/CC BY SA 4.0/wikipedia.org Несмотря на все проблемы, Дом печати все-таки достроили и торжественно открыли 1 мая 1935 года. Как и планировалось, сюда переехали ведущие издания и все отделы Татгосиздата. Здесь же располагались типографии, крупнейший в республике книжный магазин, правление Союза писателей Татарии и связанные со всем этим госведомства. Внутри здания. Фото: Александр Латинский/parktatar Красивая и сытая жизнь у Дома печати продолжалась примерно до 80-х. К концу нулевых он уже стоял изрядно помятым, обшарпанным и побитым. Спасение пришло в 2009 году: за шесть лет и 1,2 млрд рублей Дом печати превратился в гостиничный комплекс «Ногай». Во время этой реконструкции в подвале нашли останки млекопитающих ледникового периода: челюсть мамонтенка, череп лошади Стенона, кости бизона и шерстистого носорога. Об этом как-нибудь в следующий раз, а пока продолжим архитектурное путешествие. На очереди капром — великая эпоха постсоветского строительного беспредела. Она подарила нам «Кольцо», «Пирамиду», «Корстон» и заставила написать вот этот текст.

Рубрика «Неожиданно»: Дом печати мог стать розовым. А еще у него есть родственник в Баку
© Казанский Портал