Яства вырастают из пола: в петергофском «Эрмитаже» показали подъемный стол Петра I

Яства вырастают из пола: в петергофском «Эрмитаже» показали подъемный стол Петра I
© ТК «Звезда»

Два года кропотливой работы, и павильон отрывает свои двери после реставрации в Петергофе. Небольшое здание на берегу Финского залива было построено по приказу Петра Первого. Полностью восстановлен исторический облик и цвет фасадов дома. Решена главная проблема с сыростью, также много времени уделили реставрации живописи в павильоне. Впервые за 200 с лишним лет петергофский «Эрмитаж» вновь окружен водой. Заполнить глубокий, каменный ров попытки были и раньше, но сырость и влага проникали в подвал и разрушали здание.

Вода приходит из фонтана Ева, регулируется шандорными задвижками на определенный уровень и если нужно ее слить, то это происходит через трубы в Финский залив, объяснил главный архитектор музея .

Теперь это полноценная часть знаменитой водоводной системы Петергофа. «Эрмитаж» больше не боится влаги. Массивное подножие - стилобат из Путиловского известняка обработали специальным гидроизоляционным раствором, а в нижней части стены рва одели в гранит.

«Петр привез ее из Дании, эту идею. Очень загорелся идеей. Особенно идеей подъемного стола. Как известно, Петр никогда не занимался копированием того, что он увидел, а синтезировал внутри это в своей голове, душе, переосмысливал и уже воплощал на Родине», - рассказал врио гендиректора ГМЗ «Петергоф» Роман Ковриков.

Вот только увидеть свой «приют отшельника» в завершенном виде Петр Первый не успел. Работы закончили уже после его смерти. Но на столетия вперед «Эрмитаж» стал излюбленным местом летнего отдыха императорской семьи.

«Они могли здесь развлекаться и трапезничать, не соблюдая придворного этикета. Они же тоже люди были. Могли разговаривать на различные темы, не боясь, то слуги что-то подслушают и дальше разнесут», - объяснила начальник экспозиционной службы «Петергофа» Нино Вахания.

Как раз, чтобы монарших особ и их гостей не беспокоили слуги, на первом этаже в буфетной установили подъемный стол на ручной тяге – изюминка «Эрмитажа». На первое - суп и горячие закуски. На второе - свинина или птица, далее салаты. А уже на четвертое для гостей снизу поднимался десертный стол. Время, порой, коротали за игрой в карты или просто наслаждались морским бризом и видами на Финский залив.

Первоначальная коллекция «Эрмитажа» состояла из восемнадцати полотен. Но до наших дней сохранилась только «Чаша Диогена» - картина голландского художника XVII века Николаса Розендаля. В современной коллекции уже 124 работы, кстати, развеска картин – вплотную друг к другу - это задумка самого .

Европейская живопись XVIII-XIX веков, разделенная золочеными багетами, после реставрации заиграла новыми красками. На некоторых полотнах убрали многочисленные слои лака, восстановили поврежденные фрагменты. А одной картине и вовсе вернули автора.

«Эта картина “Стадо коров на пастбище”, которая наконец-то получило имя художника. Если раньше атрибутировалась картина как неизвестного художника, то теперь она имеет имя. Это немецкий художник Иоганн Фридрих Вейч», - рассказала заведующий сектором «Дворцы и музеи Нижнего парка» Елена Секарева.

Вернули «Эрмитажу» и исторический цвет фасадов, близкий к апельсиновому. Чтобы петергофский «Эрмитаж» окончательной обрел вид эпохи Петра Первого, еще необходимо установить скульптуры на фронтонах здания, а мост сделать подъемным, каким он был почти 300 лет назад.