Ещё

Что наука говорит о любви 

Фото: Умная
«Любовь — это огонь, зажигающий душу», — писал великий философ Джордано Бруно. Но что говорит о любви наука?
И правда, любовь — такое чувство, о котором слагали стихи и пели песни. На протяжении истории человечества философы разных школ пытались придумать объяснение, найти причину этого состояния, которое толкает людей на немыслимые поступки и дарит целую гамму различных эмоций. Как только любовь не называли и не старались дать ей определение. Древние греки выделяли 4 «вида» любви — влюбленность (эрос), привязанность, дружба (филия), нежность (сторге) и, наконец, безусловная, жертвенная любовь (агапэ). Но за всеми этими словами скрывается одно единственное чувство.
Но что мы знаем о любви, кроме того, о чем рассказывается в искусстве и философских трактатах?
С того момента, как древние греки пытались дать определение любви, развитие науки шагнуло далеко вперед. Люди полетели в космос и спустились на дно океана. При помощи мощных телескопов можно наблюдать за далекими галактиками, а современные микроскопы позволяют увидеть невидимые невооруженному глазу частицы. Но продвинулись ли люди в понимании самих себя?
На этот вопрос нам поможет дать ответ нейробиология.
В человеческом теле ежесекундно протекает огромное количество химических реакций. Дыхание, сокращение мышц, обработка визуальной, слуховой, тактильной информации — все это регулируется с помощью биохимических реакций, которые могут показаться довольно сложными на первый взгляд. И среди всего многообразия химических веществ, участвующих в этих миллионах реакций, следует выделить класс веществ, называемых нейромедиаторы.
Особенность нейромедиаторов заключается в том, что они участвуют в передаче электрохимического импульса между нейронами. Синтезируются нейромедиаторы в клетках тела, после чего эти молекулы выбрасываются в синаптическую щель — расстояние между двумя соседними нейронами — и активируют рецепторы следующего нейрона. Так и передвигается импульс по нервной системе — от нейрона к другому нейрону, или же от нейрона к мышце, например. Этот процесс немного напоминает движение автомобилей по магистрали — если затормозит один автомобиль, то он передает сигнал «стоп» следующей машине, которая передает сигнал дальше.
Нейромедиаторов существует довольно большое количество, и каждый из них несет определенную функцию. Например, адреналин — возбуждающий нейромедиатор. В больших количествах адреналин выделяется в стрессовых состояниях. Он словно сигналит нервной системе «Угроза! Срочно мобилизоваться!». Сигналы от нервной системе передаются к мышцам — возникает повышенное сердцебиение, повышается давление… В общем, происходит общая мобилизация организма, направленная на устранение опасности и борьбу со стрессом.
Но есть не только нейромедиаторы, сигналящие об угрозе — есть и их противоположности, передающие сигнал о том, что ситуация, наоборот, приятная. И, как выяснилось в ходе исследований, эти нейромедиаторы и отвечают за загадочное чувство, будоражащее людей с древних времен, воспетое в стихах и прозе.
Одним из нейромедиаторов, играющим прямую роль в получении удовольствия от совершения каких — либо действий, является дофамин. Он является одним из главных факторов возникновения мотивации, ведь именно благодаря этому нейромедиатору человек испытывает чувство удовольствия. Это может быть все, что угодно — прием вкусной пищи, секс, какое — либо определенное действие. И у этого есть обратная сторона медали — отчасти именно из-за действия дофамина возникает наркотическая зависимость. Наркотики стимулируют дофаминовые рецепторы, вследствие чего человек получает приятные ощущения.
Дофамин является частью целой системы, называемой системой вознаграждения. Ее принцип очень прост и основан на стимуляции какого — либо поведения путем награды в виде положительных эмоций. Поначалу в ходе эволюции закреплялись действия, необходимые для выживания вида, вроде питания и секса. Сделал правильное действие — держи награду в виде дофаминового стимула. Может показаться, что сейчас действия, необходимые для получения эмоциональной награды, немного усложнились, вроде зарабатывания денег, поиска комфортного жилища. Тем не менее, они напрямую связаны с самыми первыми моделями поведения и тоже награждаются дофамином.
У дофамина есть еще одна особенность — он начинает вырабатываться до того, как действие совершилось. То есть, в мыслях человека формируется какая-либо субъективно приятная ситуация — дофамин выделяется. Человек стремится к воссозданию этой ситуации и, в случае успеха, дофамин выделяется снова. Именно так и работает наркотическая привязанность — человек испытывает удовольствие еще до того, как принял наркотик, может быть, только начал подготавливать место для этого — но дофамин уже синтезировался. При последующем приеме наркотика после подготовки, дофамин снова выделился. Теперь уже человек попадает в замкнутый круг.
Иронично то, что любовь в этом плане не сильно отличается от приема наркотиков с химической точки зрения, ведь происходит тот же самый выброс дофамина в кровь. Но теперь стимулом для этого является другой человек и желание быть с ним, добиться взаимной привязанности. Именно дофамин играет важную роль во время периода влюбленности.
Но не только дофамин является единственной химической основой любви. Другим важным нейромедиатором является серотонин, который иначе называют «гормон счастья». Функции серотонина очень многогранны — он и стимулирует мышечную ткань, и усиливает внимание, помогая концентрироваться на поставленной цели. Но одна из этих функций связана с работой мозга. В мозгу человека происходит стимуляция как центров, отвечающих за положительные эмоции, так и центров, отвечающих за негативные эмоции. И если роль вышеуказанного дофамина заключается в стимулировании центра положительных эмоций, то серотонин — подавляет центры, ответственные за негативные эмоции. И, что логично предположить, при недостатке серотонина может возникнуть депрессия. Но и избыток серотонина чрезвычайно вреден — в медицине известно состояние, называемое «серотониновый синдром», возникающее как раз при высокой концентрации этого нейромедиатора. Эйфория, мания, бессонница и галлюцинации — вот лишь малая часть того, что может возникнуть при «серотониновом синдроме».
Любопытно то, что на первоначальных порах влюбленности уровень серотонина снижается, что отчасти и обуславливает чувство тревоги и переживания.
Третьим гормоном, вносящим свой вклад в чувство любви, является окситоцин. Благодаря окситоцину возникает нежность и привязанность в той фазе, когда отношения влюбленных стали постоянными. Окситоцин в целом играет значительную роль в возникновении социальных связей. Большая концентрация окситоцина вызывает чувство доверия и благожелательность к другим людям. Предполагалось даже использовать окситоцин в медицине для лечения людей, больных аутизмом, так как из-за аутизма возникают сложности в установлении социальных контактов и в целом в распознавании эмоций других людей.
Есть у окситоцина и другая функция — стимуляция сокращений матки. Во время родов в кровь женщины выбрасывается настолько огромное количество окситоцина, что…вызывает такое сильное чувство, как любовь матери к ребенку.
Мозг человека — достаточно сложная структура, но постепенно в нем остается все меньше белых пятен. Так и такое загадочное явление, как любовь, постепенно находит свое объяснение — но не теряет от этого всей своей значимости.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео