Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Александра Власова: «Мы поженились, мне было двадцать три»

Александра Власова: «Мы поженились, мне было двадцать три»
Фото: WomanHit.ruWomanHit.ru
О взрослении вместе и судьбоносных совпадениях — в интервью актрисы
Изящная, с длинными белокурыми волосами и огромными глазами, Александра Власова напоминает принцессу из диснеевской сказки. Однако чувствуются в ней стержень, твердый характер. Иначе не смогла бы круто изменить свою жизнь, отказавшись от карьеры юриста в пользу актерской профессии. Силы дала поддержка любимого мужа, ведущего и шоумена Артема Хворостухина. А познакомились они при столь мистических совпадениях, что невольно поверишь в судьбу. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера». — Александра, вы рассказывали, что в детстве были настоящей пацанкой, при этом мечтали стать балериной. И как такие противоречия уживались в человеке? — Вообще, мне всегда было интереснее с мальчишками. Дружили, могли и подраться иногда. У нас была чудесная компания — три пацана и я. Подруги у меня стали появляться гораздо позже, в старших классах. А балериной я мечтала стать в детстве. Тогда моего папу-­военного перевели служить на Кипр, где мы прожили два с половиной года. Там была одна танцовщица, которая проводила со мной занятия. Балерины казались мне воздушными, неземными созданиями и сам балет — очень красивым видом искусства. Но увы, с танцами меня надолго не хватило. Кстати, о карьере актрисы я тогда тоже думала, но это была своего рода мечта о чем-­то недосягаемом. Оказалось, надо слушать свое сердце: есть какие-­то знаки, которые посылает нам провидение, надо их распознать вовремя. — Все-таки чего в вас больше: задора или женского изящества? — Думаю, пятьдесят на пятьдесят. В нас много всего уживается, и с разными людьми мы можем вести себя абсолютно по-­разному. С кем-­то я прямо рок-­н-ролльщица, а вот с мужем «девочка-­девочка». (Улыбается.) Кстати, карантин наглядно продемонстрировал, какая, оказывается, я ответственная хозяйка. Я уже четыре года в актерской профессии, работала всегда много, переходила из проекта в проект, пытаясь совместить это со званием хорошей жены. А тут, вынужденно сидя дома, начала и цветочки разводить, и авокадо на балконе выращивать. Готовлю просто нон-­стоп. Уже не могу себе такого представить, что мы с мужем оба дома, а я не накормлю его завтраком. (Улыбается.) И я не из тех, кто в домашней обстановке сильно расслабляется и позволяет себе ходить в растянутых трениках. На мой взгляд, девушка всегда должна быть привлекательной. При этом я обожаю спортивный стиль, в моем гардеробе есть и кроссовки, и толстовки, и нос у меня проколот. (Смеется.) Так что я многогранна, и это здорово. — Когда вы впервые ощутили свою женскую привлекательность? — Я, наверное, не так давно начала это осознавать. (Улыбается.) Мужа спрашиваю: «А я вроде и ничего собой?» А он: «Будто ты об этом не знала!» А я жила себе, жила и красоткой себя не считала. Помню, лет в одиннадцать я впервые почувствовала внимание парней, мальчишки были старше года на три-­четыре, дарили какие-­то подарки, цветочки, но я не думала о себе, что прямо красавица, принцесса. И я всегда была очень худенькой. Все твердили: «Саша, тебя надо поправиться». Сейчас понимаю, это очень здорово, что у меня такая конституция, камера прибавляет несколько кило. В кадре по любому смотришься полнее, чем на самом деле. Кроме того, эти замечания по поводу моей внешности могли быть вызваны банальной завистью. Девчонкам тоже хотелось быть стройняшками, но не получалось. — А как вы попали в модели? — По первому образованию я юрист, но уже к окончанию института поняла, что это совершенно не мое. И когда переехала из Королева в Москву к тогда еще будущему мужу, начала себя, что называется, искать. Поработала в event-­агентстве, спортивном маркетинге. Как-­то я нашла эти кастинги в Интернете, отправила фото. И помню, как сейчас, что сижу на работе в офисе и мне приходит приглашение на участие в рекламе . Что делать? Я соврала, что мне срочно нужно к врачу. Приехала — и меня сразу утвердили. Два с половиной года я плотно снималась в рекламе. — Не было внутренних ограничений, что рекламировать? Уверена, вы не питаетесь фастфудом. — Вы ошибаетесь. Иногда я заезжаю в «Макдональдс» и с огромным удовольствием съедаю огромный бигмак. И при этом никакого чувства вины по отношению к себе не испытываю. Если очень хочется, надо делать себе приятное. А что касается рекламных контрактов, возможно, если бы мне предложили рекламировать презервативы или крем от геморроя, я бы отказалась. Но на тот момент никаких вопросов к контенту у меня не возникало. Есть немало людей, которые довольны работой модели и ни к чему другому не стремятся. Мне это тоже нравилось, но я чувствовала, что мой творческий потенциал гораздо больше, это не предел. И когда в Москву приехал , я пошла на двухнедельные курсы Нью-­Йоркской киноакадемии. Пол меня вдохновил. Сказал, что у меня получится стать актрисой. Наверное, со стороны люди замечают в тебе нечто, чего ты сам пока еще не видишь. Ну и потом уже осознанно я поступила в Школу драмы Германа Седакова. — Муж вас поддерживал в этих поисках себя? — Да, огромное спасибо Артему. Помню, когда меня утвердили в рекламу, он сказал: «У тебя все только начинается!» Он верил в меня и относился с пониманием, даже когда я с головой уходила в работу. И я поступала так же по отношению к нему, когда он уезжал в дальние командировки. Прекрасно, когда про своего спутника жизни можно сказать, что это еще и твой самый близкий друг. Я очень ценю это в наших отношениях. — Вы уже давно вместе? — Мы познакомились девять лет назад, а женаты семь. Но они пролетели как одно мгновение. Может, мы и не ощутили бы, что на самом деле так давно вместе, если б не карантин. Все-таки наши отлучки по работе создавали динамику жизни, а тут мы почти пять месяцев были дома. Но нам понравилось. (Смеется.) — Девять лет — большой срок, люди сильно меняются, особенно в молодом возрасте. — Когда мы поженились, мне было двадцать три, Артему тридцать один. Безусловно, мы поменялись за это время, повзрослели, но наши отношения стали только лучше, крепче. Мы оба молодцы! Я читаю, что отношения — это работа, как бы скучно для кого-­то это ни звучало. Это труд — услышать другого человека и быть услышанным. В чем-­то ущемить свое эго, пойти на компромисс. Мы стали более чуткими к друг другу. Мне приятно, когда Артем признается, что, приезжая в другой город, замечает какие-­то новые вещи и думает: а как бы Саша отреагировала? Ему любопытно взглянуть на мир моими глазами. А я, наоборот, в какие-­то моменты беру на вооружение его мужской взгляд, более сухой и неэмоциональный. Мы друг друга уравновешиваем. — По нынешним меркам вы очень рано вышли замуж — Согласна. — Это была большая любовь? — Абсолютно. Мы начали встречаться, а через полтора года Артем сделал мне предложение. Я этого не ожидала, подумала: «Что, уже все?» (Смеется.) Мы сыграли свадьбу, а поскольку Артем часто ведет всевозможные мероприятия, у нас не было тамады. (Смеется.) Мы просто организовали большую вечеринку для друзей, и я своими руками украшала свадебную арку. Сейчас думаю: боже, двадцать три года, я была совсем ребенком! Но это здорово. Многие ведь и дожив до тридцати, не могут найти своего человека. Я считаю, это судьба. — А как вы познакомились? — О, это была чудесная история. Есть одна крупная компания, которая проводит спортивные мероприятия, одно из них флюгтаг — конкурс самодеятельных летательных аппаратов. Со всей России люди присылают заявки на конкурс, строят свои машины, придумывают номера. Я тоже участвовала, у нас была команда, а Артем вел это мероприятие. Если бы мне тогда сказали, что этот обаятельный мужчина станет моим мужем, я бы посмеялась. А вскоре после этого конкурса мы вместе с другом попали в аварию. Нас резко занесло на повороте, два отбойника были наши. Перед ударом я прямо ощутила, как время замедляется. К счастью, все остались живы, я отделалась переломом руки. Приехала «скорая», и первое, что я увидела внутри машины — табличку «Сегодня первый день вашей новой жизни». Спрашиваю: «Почему такая надпись?» — «Ну вы выжили? Считайте, сегодня у вас новый день рождения». А через несколько дней после этого я сижу с рукой в гипсе, читаю посты в соцсетях. И натыкаюсь на фотографии с этого флюгтага и пост Артема, мол, молодцы девчонки! Решила написать свой комментарий. Он тут же отреагировал: «Ну наконец-­то, давай встречаться!» 18 октября мы сходили на первое свидание — и все было сразу понятно, химия. (Смеется.) А друзья Артема мне потом рассказали, что за два дня до флюктага он отмечал свой день рождения и загадал желание: найти настоящую любовь. Я смеялась: нагадал так нагадал! — Артем любит экстрим. Переживаете за любимого, пытаетесь его как-­то сдерживать? — У нас есть нечто общее: мы оба считаем, что если чего-­то очень сильно хочется, надо это попробовать. Артем обожает мотоциклы, серфинг, я тоже встала на доску, и у меня неплохо получалось. Но это на самом деле опасно. Может доска опрокинуться, ударить по лицу — и прощайте тогда, мои съемки. Так что я стала более осторожной. Но он мужчина, и любит драйв. Я, конечно, переживаю, делаю тонкие намеки, но ничего не запрещаю — я считаю, это неправильно. Главное, чтобы он был счастлив. — Были у вас бытовые притирки? — Когда мы начали жить вместе, Артем любил работать по ночам, писал музыку. Мы купили икеевский стеллаж, перегородили комнату, и я нормально засыпала. Какие-­то притирки были, но все решалось. Опять же можно пустить в ход женскую хитрость. «Давай ты будешь складывать на место свои вещи, а я перестану оставлять на столе грязную кружку». Это как пример. Но ощутить быт в полной мере мы смогли только на карантине. Я считаю, мы прекрасно провели это время. А ведь многие пары расстались, актерские в том числе. Сейчас у меня новый проект, были съемки в Калининграде, Артем улетал во Владивосток вести мероприятие, так что мы успели и соскучиться друг по другу. — Муж вас не ревнует? Такая девушка эффектная. — Мне кажется, ревность — это про уверенность в себе и доверие к партнеру. У моего мужа нет проблем ни с тем, ни с другим. А вот я ревнивая, и меня периодически «накрывало» в начале отношений. Я не привыкла, чтобы мужчина на неделю уезжал в командировки. Но ничего, работа над собой помогла — и вот уже девять лет как мы вместе. — И он с легким сердцем отпустил вас на съемку для мужского журнала? — Меня очень порадовала его реакция. «Круто, пока молодая, дерзай!» Смотрели потом вместе фото, он восхищался: «Какая же ты красивая у меня!» Артем молодец. Наверняка у него есть какие-­то мужские заморочки, но он этого никак не показывает. Думаю, ему было тяжело, когда я на четыре месяца уехала в Минск на съемки сериала «Сильная слабая женщина». Но я старалась компенсировать разлуку и в первые же свободные выходные прилетала в Москву. Женщина должна уметь балансировать: находить время и на работу, и на мужа, и на друзей. Тогда случился перекос в сторону работы, и это был не самый простой период в жизни, хотя Артем и здесь проявил свои лучшие качества, отнесся с пониманием. Но с тех пор я стараюсь не злоупотреблять и скорее всего не соглашусь на роль, если предстоит долгая киноэкспедиция. Я считаю, если работа твоя, от тебя не уйдет, и она подождет. Была сейчас подобная история. Мы с Артемом вместе планировали долгожданный отпуск. И тут меня утвердили в хороший многосерийный проект, к которому долго шел кастинг. Условием было, что съемки начинаются немедленно, и я должна отменить поездку. И я отказалась, ответила: работа приходит и уходит, а муж остается. У меня даже тени сомнения не возникло в правильности выбора. И, видимо, я поступила так, как нужно, потому что буквально через два дня продюсеры перезвонили: мы тебя подождем, отдыхай. — Скоро у вас премьера сериала «Теорема Пифагора» на канале «Россия» — вы играете провинциальную девушку. Как думаете, почему вам, москвичке, уже не в первый раз предлагают роли провинциалок? — Наверное, это вопрос типажа. Все-таки сейчас типажное кино. А у меня и глаза большие, и «профиль принцессы», и голос высокий. (Смеется.) Я до сих пор благодарна режиссеру Стасу Назирову, который взял на главную роль в свой сериал «Сиделка» — меня, девочку, у которой в то время за плечами не было больших ролей. Но моя сиделка получилась с характером. (Улыбается.) — Как вы считаете, девушки из провинции отличаются от столичных сверстниц? — Думаю, да, — неизбалованностью своей. Они смотрят на мир другими глазами, умеют восхищаться, удивляться. Но я хоть и родилась в московском роддоме, москвичкой себя не считаю. Выросла я в Королеве. Только в этом году стала замечать Москву, какие-то красивые здания, парки. До этого я воспринимала столицу как место, где я работаю. Может, лет через десять я смогу назвать себя москвичкой, так же, как я не сразу могла сказать про себя: актриса, хотя и фильмография была немаленькая. Недавно, кстати, говорили на эту тему с друзьями, и кто-­то сказал, что у приезжих как раз карьера лучше складывается. Они напористы, упорны, понимают, ради чего приехали в этот город, и добиваются успеха. — Чем вдохновлялись в работе над образом Алены? — Я понимаю, что эта история связана с менталитетом провинциала, но для меня она, в первую очередь, про любовь. Это больше мама Алены жаждала квартир, обеспеченной жизни. Сама девушка искренне влюбилась. И, наверное, если бы не случилось ее беременности, она бы закончила эти отношения. Но в этом треугольнике, когда она ждала ребенка от любимого мужчины, конечно, она мечтала, чтобы мужчина был с ней. Я считаю, никогда не появится третий, если в отношениях все хорошо. Надо быть чуткими друг к другу, разговаривать, чтобы не было неискренности и фальши. — Вы сами могли бы простить измену? — Такой сложный вопрос Думаю, это зависит от обстоятельств. Простить, потому что любишь, и жить вместе реально. Другое дело — сумеешь ли внутри отпустить свою обиду. Наверное, я бы не смогла. Измена — это же предательство. — Какие цели ставите в работе? — Я хочу, чтобы у меня были и полные метры, и красные дорожки. И все так и произойдет, я уверена. Пока благодарна предложениям, которые приходят. Скоро будет запускаться еще один интересный проект — и я играю там вовсе не милую девочку, чему очень рада. Я меняюсь, роли меняются, и это очень здорово. Когда-нибудь у меня будет все, о чем я мечтаю. Главное — работать, не останавливаться. — Как вы относитесь к светским мероприятиям? Вы упомянули красные дорожки. — Ни разу пока не ходила. (Улыбается.) В целом ничего против подобных мероприятий не имею, пообщаться с коллегами всегда интересно. Я с удовольствием бываю на кинопремьерах. Но особо времени на светскую жизнь нет. До карантина у меня был такой плотный график, что я не успевала отметить дни рождения друзей и к родителям съездить. Совесть моя была не спокойна на этот счет. — С тех пор, как вы стали актрисой, окружение поменялось? — Оно расширилось, стало появляться больше людей из моей сферы. Но старые друзья, проверенные временем, остались со мной. И это ценно и важно.