Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Лимит терпения 5 – 10 лет»: истории жён, которые убили мужей-агрессоров

По данным ФСИН, из общего числа российских заключённых 92% — мужчины, 8% — женщины. Около 25% представительниц прекрасного пола отбывают наказание за особо тяжкие преступления. В большинстве случаев это убийство. Эксперты говорят, что значительный процент женщин, осуждённых за лишение другого человека жизни, оборонялись от партнёра, защищали себя и своих детей. Жёны-убийцы, совершившие преступления во время самообороны, должны быть оправданы — им место не в колонии, а в кабинете психолога, считают правозащитники. При каких обстоятельствах женщины убивают своих супругов и какую ответственность за это несут — в материале NEWS.ru.

Видео дня

Жительница приморского края Марина Киселёва в канун Нового года получила от мужа привычный «подарок» — удар в челюсть кулаком. Затем муж начал её душить. Женщина попыталась его оттолкнуть, супруг был пьян, отчего быстро потерял равновесие. Марина испугалась, что муж встанет и захочет отомстить. Таких семейных стычек в их жизни были десятки, и поведение супруга она успела изучить. Чтобы остановить мужчину, она наступила ногой ему на грудь. Нога соскользнула в район шеи, но женщина заметила это не сразу. Когда поняла, что супруг не дышит, она начала делать ему искусственное дыхание, но было поздно. Марину признали виновной в непредумышленном убийстве. Четыре года своей жизни она провела в колонии. Суд посчитал, что женщина не находилась в безвыходной ситуации и могла решить конфликт мирным путём.

В 85% случаев объектами домашнего насилия являются женщины. Чаще их истязает супруг или сожитель, чуть реже — другие родственники мужского пола. 5–10 лет — таков средний «лимит терпения» у жён, сообщила NEWS.ru руководитель фонда «Ежевика» Наталья Радиевская. Столько времени проходит от первого удара кулаком в лицо до того, как женщина лишает супруга жизни.

По данным СМИ, около 79% женщин, осуждённых за лишение мужа жизни, оборонялись от него. Типичное убийство, совершённое женщиной в России, с большой вероятностью прямо или косвенно связано с домашним насилием, подтверждает NEWS.ru юрист фонда «Русь сидящая» Артур Дзедзинский. Он описал общий портрет женщины, которая лишила жизни мужа-агрессора и оказалась за решёткой.

{{expert-quote-11813}}

Author: Артур Дзедзинский [ юрист фонда «Русь сидящая» ]

Она наверняка не живёт в мегаполисе, которые считаются самыми безопасными местами в России с точки зрения риска быть убитым. Скорее всего, типичное убийство было совершено женщиной либо в сельском населённом пункте, посёлке городского типа, либо в маленьком городе, потому что такие места считаются самыми опасными с точки зрения риска быть убитым. Такой вывод в целом подтверждается и судебной практикой по делам об убийствах, совершённых женщинами.

Ссылаясь на данные Ген 2020 год, Дзедзинский добавил, что женщина убивает супруга, находясь в возрасте от 30 до 49 лет. С вероятностью около 40% она имеет только начальное и основное общее образование и в 60% случаев не имеет постоянного дохода.

В России около 70% убийств совершают люди в состоянии алкогольного опьянения. Женщины, которые защищались от мужей, не исключение.

Вероятно, совершение женщинами убийств в состоянии опьянения связано с тем, что оно толкает агрессора на более жестокое насилие, чем обычно, что вызывает жёсткую реакцию со стороны женщины, у которой часто просто не остаётся сил терпеть, — поясняет эксперт.

По данным правозащитной организации «Зона права», значительная часть женщин, осуждённых за убийства, защищали своих детей от систематического насилия. Эти данные подтверждает и Наталья Радиевская: больше половины женщин схватились за нож только после того, как почувствовали опасность для детей. Материнский инстинкт выше страха оказаться за решёткой.

Убить мужа может не только женщина, склонная к жестокости и насилию, а абсолютно любая, сообщил врач-психиатр NEWS.ru Евгения и забитая домохозяйка способна стать хладнокровной убийцей. У любого человека есть свой лимит терпения, за пределами которого он не отвечает за свои поступки и действия. Находясь в состоянии стресса, человек выдаёт реакцию, за которую не несёт ответственности в настоящий момент. В юридической практике это называется «состоянием аффекта».

Спаслась от удушения, но попала в тюрьму

Муж Галины Катаровой пил спиртное на кухне с соседом, когда ему внезапно кто-то позвонил. В трубке послышался женский голос. Галина давно подозревала супруга в измене, подошла, спросила, с кем он говорит. Мужчина нецензурно оскорбил жену, затем положил трубку и накинулся на неё — повалил на пол и начал душить. Она бросила взгляд на кухонный нож, лежащий на столе. Доля секунды — и супруг обмяк, из раны показалась кровь.

Когда Галина осознала, что сделала, у неё началась истерика, она захотела покончить жизнь самоубийством возле тела мужа. Но подоспевшие родственники не дали ей этого сделать. Данную историю позднее на суде расскажет сосед, с которым супруг выпивал в тот вечер. Пока на кухне разгорались страсти, мужчина курил на балконе. Женщине помочь он не пытался.

Когда 10 лет назад Галина Катарова встретила и полюбила своего будущего мужа, многие называли их союз мезальянсом. Девушка из хорошей семьи с высшим экономическим образованием и мужчина без образования из неблагополучной семьи, с криминальным прошлым. Накануне свадьбы супруг в первый раз проявил агрессию. В ночь перед торжеством жених поехал к друзьям в деревню и крепко там выпил. Галина пришла его забирать. Мужчина оказался этим крайне недоволен и избил будущую жену. Тогда бракосочетание пришлось отменить. После первого скандала обидчик стал добрым и ласковым, сообщил, что его «бес попутал», клялся в вечной любви. Галина смягчилась: всякое может с человеком случиться. К тому же давило общественное мнение: в 30 лет пора выходить замуж, а кроме него больше не за кого. Свадьба состоялась, когда на теле женщины зажили гематомы и ссадины.

За семь лет брака муж дважды жестоко избивал Галину. Женщина снимала побои, а затем приходила в полицию. Заявление ни разу не регистрировали — давали неделю на примирение. За это время супругу удавалось уговорить Галину не обращаться в органы. Всё по старой схеме: люблю, «бес попутал», больше не буду.

{{expert-quote-11815}}

Author: Алёна Нестреляй [ адвокат, эксперт по проблеме семейного насилия ]

Абьюзеры умеют красиво попросить прощение, они вызывают жалость. Это же тот самый стокгольмский синдром. Муж же не только жестокость показывает, но и человеческую сторону свою. Женщины верят, что он исправится, а этот удар в челюсть был действительно в последний раз.

Галине дали три года реального срока. Суд посчитал, что женщина превысила пределы необходимой самообороны. Гособвинитель заявил: у Галины была возможность покинуть место преступления или защитить себя «социально приемлемым способом». Суд признал эти доводы.

Свой срок Галина уже отсидела. Сейчас она живёт во Владивостоке, и, по словам бывшего адвоката, ведёт замкнутый образ жизни. Клеймо преступницы до сих пор не даёт ей спокойно жить. Женщина винит себя за смерть человека, которого любила, и продолжает тосковать по нему.

В российской судебной практике оправдательные приговоры — редкость (менее 1%), особенно в отношении особо тяжких преступлений. Женщины, которые убили своего супруга, обороняясь от него, судятся наравне с теми, кто сделал это умышленно и хладнокровно, считает Наталья Радиевская. Чтобы сломать стену, нужен мощный ресурс.

{{expert-quote-11817}}

Author: Наталья Радиевская [ руководитель фонда «Ежевика» ]

Должны быть первое — силы, второе — ресурс, третье —деньги и четвёртое — адвокат. Жертвы чаще всего находятся в таком шоке и стрессе, что не понимают, как доказывать свою невиновность вообще. Выигрывают только те, у кого есть связи, деньги на адвоката.

Убийство легче предотвратить, чем потом доказывать в суде невиновность. Профилактика семейного насилия в России находится на низком уровне. По данным руководителя фонда, до совершения рокового поступка женщина в среднем два-три раза обращается в полицию. Но праворинимают мер. Заявление если и регистрируют, проверки по нему не проводят.

Типичная ситуация — женщина подаёт заявление в полицию. Срок проверки по закону — 30 дней. За это время правоохранители ни разу не связываются с потерпевшей, они избегают лишней работы и к тому же уверены, что супруги сами разберутся, сообщила NEWS.ru адвокат одной из сестёр Хачатурян (по нашумевшему делу об убийстве дочерьми отца, который издевался над ними) Мари щина понимает, что ничего не происходит. В это время она продолжает жить под одной крышей с агрессором. Защитить её от мужа никто не может. В этот момент как раз и может произойти убийство.

Нужно, как в Америке

В России системной борьбы с домашним насилием нет, сообщила Мари Давтян. Основная проблема — в отсутствии специализированного законодательства, которое предусматривало бы систему защиты пострадавших. Необходимо принять закон о профилактике домашнего насилия, считает она.

{{expert-quote-11819}}

Author: Мари Давтян [ адвокат ]

Нужно создать систему, когда есть кризисный центр в каждом районе. И женщина, которая столкнулась с насилием в семье, может туда прийти за помощью. Когда каждый полицейский подготовлен и понимает, как решать эту проблему. Когда агрессору, как в США, выдаётся охранный ордер с запретом на приближение. Должно быть межведомственное взаимодействие и системная профилактика на всех уровнях — от федерального до местного.

Не все случаи рукоприкладства можно квалифицировать как семейное насилие, сообщила замдиректора Национального центра по предотвращению насилия «Анна» Лариса Понарина. Главный его индикатор — наличие у одного человека страха перед другим. Есть немало семей, где никто никого не боится, но культура общения отсутствует. Например, жена бьёт мужа сковородкой, а он ей в ответ даёт подзатыльник. Такие случаи требуют участия не полиции, а семейных психологов. Поэтому очень важно, чтобы правоохранительные органы разбирали каждый случай индивидуально, а не поддавались на провокации одного из партнёров, отмечает она.