Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Почему наших мужчин бесят браки соотечественниц с иностранцами

По данным ТАСС за прошлый год только в ЗАГСах Москвы было зарегистрировано около 8,5 тыс. браков с иностранными гражданами
«Угроза роду»: почему мужчины против браков с иностранцами
Фото: Кадр из фильма "Зависть богов"Кадр из фильма "Зависть богов"
«Около 5 тыс. иностранных женихов и более 3,5 тыс. невест заключили брак в Москве 2020 году. Чаще всего иностранные женихи и невесты выбирали Дворцы бракосочетания 3 и 1, а также Шипиловский ЗАГС», — рассказали агентству в пресс-службе Управления ЗАГС Москвы.
Чаще всего среди иностранных женихов фигурировали граждане Таджикистана, Украины и Азербайджана, Турции, Вьетнама, Великобритании, Афганистана и Нигерии. А среди иностранных невест больше всего уроженок Украины, Киргизии, Белоруссии, Вьетнама, США и Нигерии.
Несмотря на то, что сейчас браки с иностранцами не являются редкостью, а железный занавес не существует уже 30 лет, мужская часть российского общество в целом негативно отзывается о соотечественницах, которые связывают свою жизнь с иностранцами. «Рамблер» разобрался в истоках предубеждений наших мужчин.
Для нашего государства характерны как периоды изоляции, так и максимальной открытости для остальных стран. Например, в эпоху Московского царства брак с иноземцем (а значит иноверцем) был почти невозможен даже для знатной девушки. Во времена Российской империи браки с иностранцами стали нормой, хотя иногда один из супругов менял веру. Первые послереволюционные годы были отмечены невиданной до этого свободой — практиковались даже групповые браки. А идеи интернационализма позволяли считать любого зарубежного гостя товарищем по классовой борьбе.
Ситуация стала меняться в тридцатые годы, когда на фоне бесконечных процессов против врагов народа каждый иностранец виделся потенциальным шпионом. Впрочем, были и исключения — например, активная поддержка Советского Союза испанских коммунистов обернулась в том числе и советско-испанскими браками. Следующий всплеск интернациональных союзов пришелся на годы войны, когда США и Англия ненадолго стали нашими друзьями, а на фронтах и оккупированных территориях Восточной Европы оказывались люди из самых разных стран.
Но уже в 1947 году выходит указ «О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами». Формально указ защищал женщин, которые «подвергаются дискриминации» после отъезда на родину мужа. В действительности же уже заключенные браки аннулировались, причем даже наличие детей не было основанием для сохранения брака. Иностранные мужья были обязаны покинуть СССР, а женщины — остаться в положении соломенных вдов. Вплоть до смерти Сталина женщины, бывшие когда-либо замужем за иностранцем, могли получить официальное обвинение в антисоветской деятельности и реальный срок.
При этом процедура развода соотечественников стала гораздо сложнее, поэтому многие годами сохраняли официальный брак, при этом не проживая вместе. А многие мужчины, не таясь, заводили сразу несколько семей. Официальные органы смотрели на это сквозь пальцы — государству нужен был демографический бум, чтобы восстановить военные потери. И советская женщина оказалась в двусмысленном положении.
Кадр из фильма "Москва слезам не верит"
С одной стороны, право на труд обязывало ее работать и приносить пользу стране. С другой стороны, о вольнице двадцатых годов уже не было и речи — именно женщину сделали ответственной и за климат в семье, и за детей, и за сохранение брака. В условиях послевоенной конкуренции, метко описанной как «на десять девчонок девять ребят», советская женщина должна была успевать все и везде. Никакая работа не могла оправдать небрежное ведение домашнего хозяйства, запущенный внешний вид, заброшенных детей или пожилых родственников и даже просто плохое настроение. При этом требования к мужчинам неуклонно снижались в условиях фактического отсутствия выбора: достаточно было просто работать и сильно не бить. Непьющий мужчина приравнивался к идеалу.
Сотни и тысячи женщин послевоенного поколения, вынужденно оставаясь матерями-одиночками, транслировали эти идеи своим детям. Девочки росли в убеждении, что им придется постараться, чтобы поймать приличного мужа. А мальчикам ненавязчиво внушали, что они в любом состоянии — приз для любой девушки, ведь их меньше. Дети вырастали и устраивали свою жизнь, опираясь на эти ценности.
Все это четко отражалось в советских фильмах. Отечественный кинематограф сформировал яркие образы неприкаянных мужчин, которые не могут ни на что решиться, и женщин, которые несчастны просто оттого, что они не вышли замуж. Какой бы умницей и красавицей не была героиня, какое бы положение в обществе она не занимала, если она была одинока, то она автоматически считалась неудачницей. После 30 лет отсутствие обручального кольца становилось драмой. Даже развод был лучше, чем «невостребованность». Причем эта тенденция продлилась до самого конца восьмидесятых годов.
Кадр из фильма "Ирония судьбы, или С легким паром!"
Героиня в «Служебном романе» рыдает от одиночества, хотя она крупная начальница, которой по статусу доступны услуги, вещи и знакомства, для большинства советских людей невозможные. Но полноценной женщиной она станет только рядом с застенчивым отцом-одиночкой Новосельцевым. В «Иронии судьбы» ленинградская учительница с внешностью кинозвезды покорно выслушивает от московского холостяка-врача следующую снисходительную тираду:
«- Сколько вам? Тридцать два? Тридцать три?
- Тридцать четыре..
- Тридцать четыре? А семьи все нет, ну, не получилось. Не повезло, это бывает. И вдруг появляется он. Вот такой...Серьезный, положительный. Красивый. С ним удобно. Надежно. За ним, как за каменной стеной. Да и жених, наверно, выгодный, и подруги советуют "Смотри, не упусти".
-А вы, оказывается, жестокий».
В «Дневном поезде» мама отчаянно пытается познакомить героиню Тереховой с героем Гафта, чтобы хоть как-то пристроить незамужнюю интеллигентную ленинградку средних лет. Героиня фильма «Москва слезам не верит» Катя Тихомирова покорила столицу, стала директором предприятия, но все равно мучается от своей неустроенности и готова терпеть все выходки деспотичного слесаря Гоши. В «Родне» дочь в исполнении Крючковой истошно кричит матери о том, что «Одинокая женщина — это неприлично!», а сама мать, гениально сыгранная Мордюковой, готова принять обратно бывшего мужа-алкоголика, просто потому что его жалко и он же не чужой человек.
В грустной комедии «Дамы приглашают кавалеров» героиня Нееловой едет на курорт, чтобы с кем-нибудь познакомиться и соглашается на первое же предложение нелепого героя Куравлева, который пытается развлечь ее шевелением ушей. Потому что в родном Поварихино ее уже прочно записали в старые девы. В фильме «Любовь и голуби» горожанка Раиса Захарьевна мертвой хваткой вцепляется в обычного деревенского Василия. Словом, одинокая женщина автоматически считалась несчастной.
Таким образом, фильмы варьировали нехитрую формулу «Женское счастье — был бы милый рядом». Мужчина же считался завидным кавалером в любом возрасте и в положении, тогда как тридцатилетняя женщина попадала в зону невидимости, ей полагалось соглашаться на любого кандидата.
Кадр из фильма "Дамы приглашают кавалеров"
В таких тепличных условиях советские мужчины фактически отвыкли от конкуренции, наслушавшись заверений мам о том, что они и так лучшие. Но в восьмидесятые годы железный занавес стал более проницаемым, а в девяностые границы исчезли совсем. В Россию хлынули иностранцы и женщины внезапно поняли, что у них есть выбор больше чем из одного неказистого соседа.
Зато отечественные мужчины впервые почувствовали конкуренцию и необходимость добиваться женского внимания, а не просто его принимать. Тогда же зазвучали первые призывы о сохранении нации в свете угрозы наступления иноземного ДНК на русскую землю, которые не смолкают до сих пор. А межнациональные конфликты девяностых изменили отношение и к бракам женщин с бывшими братьями по Советскому Союзу. От былого условного единства не осталось и следа, особенно если речь шла о выходцах из Средней Азии или с Кавказа.
Чемпионат мира по футболу в 2018 году ознаменовался гневными обсуждениями в Сети поведения российских девушек, которые активно знакомились с иностранными болельщиками. В интернете даже появились данные и адреса таких женщин, а в соцсетях гремели призывы, что отступниц надо бы наказать. Создатель «Мужского государства» Владислав Поздняков даже предложил присылать ему фото девушек, был создан печально известный паблик Buceta Rosa, а девушкам устроили массовую травлю.
Но даже сейчас публикация статистики браков с иностранцами сопровождается резкими комментариями. Орфография и пунктуация авторов сохранены.
«Это показатель того, насколько русские вырождаются. Вспоминается ЧМ по футболу сразу»
«Правительство должно препятствовать нашим женщинам выход замуж за иностранцев и содействовать выходить замуж за коренных мужчин в собственной стране и речи быть не должно о двойном гражданстве!»
«Кому будут помогать наши россиянки, вышедшие замуж за турков (китайцев), если Турция (Китай) начнет войну с Россией? Ясно, что их заставят помогать Турции (Китаю) и своим мужьям, чтобы они как можно больше убили россиян. Что касается массового выхода наших девушек за китайцев, то вообще это грозит полной катастрофой для российского народа. Нас 1,5-миллиардный Китай просто ассимилирует и народа нашего не станет. Так что ни о каком свободном выходе россиянок замуж за иностранцев и речи быть не может, если российский народ хочет сохраниться».
«Вообще за Русь не ратую, у меня просто в голове не укладывается как женщина может совокупляться с людьми другой расы. Это так же говорит о том насколько мужики у русских запущены, раз позволяют бабам своим вести так себя».
«Браки северянок с инородцами — уничтожение своего РОДа, и, как следствие, угасание этноса!!! Славянки, любите славянских парней, и не ведитесь на интернациональную экзотику!!»
В последние годы меняется и само отношение женщин к браку — все больше тех, кто не готов терпеть первого встречного по принципу «плохонький, но мой». Все это сбивает с толку отвыкших от соперничества мужчин и вызывает инстинктивную агрессию, желание восстановить статус-кво.
Одни обращаются к различным «Мужским движениям», клеймят антимужские законы Российской Федерации и пропагандируют невинность как главное достоинство девушки. Другие называют себя инцелами и требуют предоставить им женщин в принудительном порядке. Ухаживать и добиваться они не собираются, им нужны девушки по талонам. Среди наиболее одиозных предложений — отменить возраст согласия. В сообществе «Инцел» объясняют это тем, что «разные типы мужчин, природой рассчитаны на определенный возраст женщин». По этой версии, тринадцатилетние девочки и младше от инцелов без ума.
«Можете провести эксперимент - придите в поликлинику - там много детей сидит в очереди к врачам - сядьте напротив девочки, (будто сидите к врачу или кого-то ждёте) и окажите ей знаки внимания - улыбнитесь какой-нибудь девочке и подмигните - в ответ девочка сразу начнет кокетничать с вами».
«Эгалитарное мужское движение» выступает за отмену алиментов, которые позволяют женщинам безбоязненно подавать на развод, запрет на аборт без согласия отца и обязательный ДНК-тест для установления отцовства. «Мужской путь» объясняет, что лучшее украшение женщины — целомудрие, кротость и послушание. Понятно, что послушная женщина останется на родной земле и не будет искать счастья за морями.
Идеологии всех этих движений сводятся к одному постулату: право женщины на выбор — это угроза для мужчин и в целом для нации.
Сейчас необходимость конкурировать с иностранцами воспринимается как оскорбление, угроза традициям, которые на самом деле были всего лишь вынужденной мерой в тяжелые времена, а вовсе не природным правом. Но ведь гораздо проще попытаться запретить, чем изменить свое поведение.