Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Заболтать после секса: откровения вебкам-модели

Почему иностранные «клиенты» лучше русских и как совмещать «работу» и личную жизнь — в материале NEWS.ru

Заболтать после секса: откровения вебкам-модели
Фото: DepositphotosDepositphotos

Вебкам-бизнес в России не регламентирован, но о существовании таких студий известно всем. Запрос в поисковике сразу выдаёт сотни организаций с адресами и номерами телефонов. NEWS.ru уже посвящал этому явлению видеорепортаж. Данная область находится на стыке эротики и порнографии. Для одних девушек обнажение перед камерой — единственный способ заработать на достойную жизнь. Для других — подработка, совмещённая с основной деятельностью. NEWS.ru узнал от вебкам-модели из Новосибирска Ксении (имя изменено по просьбе собеседницы), почему иностранные клиенты лучше русских и как совмещать «работу» и личную жизнь.

Видео дня

Ксении 27 лет. По профессии она преподаватель английского языка. В реальном мире девушка — частный репетитор, а в вебкам-бизнесе с 19 лет. За это время три раза уходила и возвращалась. Её ежедневный заработок составляет две — пять тысяч рублей, ежемесячный — 50–70 тысяч. Работает девушка от трёх до шести часов в день четыре раза в неделю.

— Почему вы решили заниматься вебкамом?

— Конечно, из-за денег. Мне кажется, это единственное, зачем сюда идут. Никто не занимается таким из-за удовольствия или веселья. В 19 лет я была студенткой, хотелось жить хорошо, поэтому решила попробовать. Работала тогда на себя, получала около 100 тысяч рублей в месяц. По тем временам это было немало. Я просто их спускала на одежду и развлечения. Через три месяца у меня начались отношения с будущим мужем, который оказался против этой работы. Поставил перед выбором: или я, или вебкам. На тот момент для меня мужчина был важнее, и я, конечно, ушла из этой сферы.

Парень сказал, что будет меня обеспечивать, но надолго меня не хватило. Это стало задевать моё самолюбие: я зарабатываю меньше него. Хотелось иметь свои средства, поэтому решила вернуться в индустрию. Конечно, я ему честно сказала об этом, так как не люблю секретов и недомолвок в отношениях. Ему пришлось это принять. Однако расстались мы совсем не из-за этого.

В третий раз я вернулась, чтобы заработать денег на машину и погасить часть ипотеки. Не знаю, надолго ли меня хватит. Если устану или «сгорю», сразу же уйду.

— Я опрашивала психологов — многие из них утверждают, что подобная работа меняет личность, сказывается на отношениях с противоположным полом. Человек перестаёт получать удовольствие от личного общения и секса. Вы чувствовали что-то подобное?

— Зависит от степени загруженности. Заниматься этим долго и на постоянной основе, не имея основой профессии и другого дохода, наверняка очень тяжело. И физически, и эмоционально. Это может сломать девушек, которые хотят заработать большие деньги всеми возможными способами. Они будут переживать, что кому-то не понравились (что вполне нормально), будут делать всё, что захочет клиент, переступая через себя. Конечно, это ломает психику. Правильнее, когда внутри чётко очерчены границы: это я делаю, а это — ни за какие деньги.

У меня в личной жизни всё хорошо. Молодой человек в курсе, чем я занимаюсь, он принял это. Я ему рассказываю истории с работы, даже могу отправить какую-то горячую фоточку. Вебкам, напротив, даже помог мне — я стала более раскрепощённая, в сексе в том числе. Меня расстраивает, что не все люди такие толерантные, как я. Не понимаю, когда вебкам сравнивают с проституцией, например. Это разные вещи.

— В XXI веке сложно сохранить приватность контента. Любое фото или видео может просочиться в Cеть. Стоит вспомнить хотя бы случай с . Вы не боитесь этого?

— Да, такое случалось даже с моими знакомыми. Теоретически твоё фото и видео может оказаться где угодно: на порносайтах, в социальных сетях, попасть к родственникам. Когда я шла заниматься вебкамом, представляла себе ситуацию: слили самое горячее видео с моим участием. Об этом узнали мама, папа, коллеги, все знакомые. Я к этому теоретически готова, потому что в этом мире не очень много людей, чьё мнение меня волнует или интересует. Что касается основной работы, я частный преподаватель. Откажутся одни ученики, найду других. Не бывает безвыходных ситуаций.

— Легко ли вам обнажаться перед камерой?

— У меня никогда не возникало стеснения. Первое время было неприятно видеть на экране другого человека. Хорошо, что есть возможность отключить видео собеседника. А в остальном — нет. Я очень сильно люблю своё тело, оно красивое. Мне кажется, что барьер может возникнуть только потому, что человеку не нравится, как он выглядит. Тем более почти каждый собеседник при общении делает тебе комплимент.

— Опишите портрет вашего типичного собеседника.

— Я не выгляжу на 27. В анкете у меня указан возраст 19 лет. У меня типаж такой девочки-припевочки с двумя хвостиками, в маечке и шортиках. И я популярна у так называемых daddy. Такому «папику» далеко за 40. Их привлекает подобный типаж.

— Человек, имеющий деньги, может снять девушку лёгкого поведения и заняться с ней сексом. Почему люди выбирают виртуальное общение, ведь это, по сути, некий суррогат?

— Я сама не до конца понимаю их мотивы. Платить деньги за образ обнажённой, незнакомой женщины в Интернете, которую ты даже потрогать не можешь. Это странно. Мне кажется, мои собеседники — люди одинокие и закомплексованные. Им сложно общаться в реале. Редко, но бывают пары, которые просто хотят разнообразить интимную жизнь. Со мной в приват выходили парень с девушкой, которые хотели, чтобы я смотрела, как они занимаются сексом. Это было очень мило. Такое я понять ещё могу.

— Вы работаете только с иностранцами. Почему?

— Они платят больше, у них всё в долларах. В России таких денег нет у людей. У меня хороший английский и знание испанского. Почему бы этим не пользоваться? Кроме того, с ними общаться интереснее. Заграничные мужчины более милые и вежливые. Перед русскими мне было бы неприятно обнажаться. Я же знаю, как они выглядят, встречаю их в магазинах, на улице. Для меня это живые люди. Там же безликая англоговорящая масса с другим менталитетом.

— О чём вы говорите с мужчинами? Всё построено вокруг секса или не только?

— Нет, конечно. Обо всём подряд. Один раз человек увидел мою татуировку и спросил, в чём её смысл. Я долго объясняла, он слушал. Был ещё случай — мужчина лежал на диване и курил, я видела только его лицо. Он был из Пенсильвании. У нас 40 минут был диалог обо всём на свете — разнице подхода к демократии в России и США, гормоне окситоцине, который выделяется у человека, когда он гладит собаку. Дальше разговора дело так и не дошло. Мужчине оказалось это не надо. Вообще, есть масса хитростей, как заболтать собеседника. Когда он уже удовлетворил свои потребности, можно затянуть беседу. Главное — интересоваться им, задавать вопросы. Например, спросить, что он любит на завтрак. Это позволяет зарабатывать больше.