"Теперь я вообще все могу". Как женщины помогают участникам спецоперации

"Дай мне сил"

"Теперь я вообще все могу". Как женщины помогают участникам спецоперации
© ТАСС

Жена подполковника артиллерийской бригады с Камчатки Юлия Минаева с улыбкой достает с полки свадебный фотоальбом. Это теперь она — статная председатель женсовета известной на полуострове воинской части, а с фото 15-летней давности смотрит бойкая 18-летняя невеста выпускника военного института. На погонах наспех наброшенного на свадебное платье кителя — буква "К", впереди — распределение в Дагестан, служба в Южной Осетии и Сирии и с десяток переездов в казенные квартиры

С раннего утра Юлия пакует коробки с гуманитарной помощью для военнослужащих, находящихся в зоне СВО, а вечером поедет в роскошном платье танцевать мазурку на балах, которые организовывает для их детей.

"Наверное, мои родители до сих пор не могут смириться, что я, их любимица и домашняя девочка, уже больше 15 лет колешу по стране за своим мужем, — говорит она. — Встреча взглядами на дискотеке в военном институте в Туле, редкие свидания в увольнениях, свадебное платье из секонд-хенда, веселая курсантская свадьба — и вот я уже в солнечном Дагестане, в городе, где в начале 2000-х можно было стоять в одной очереди за хлебом с главой подпольного бандформирования".

В 2008 году мужа Юлии направили в Южную Осетию. "Тогда мобильной связи там почти не было, все новости я узнавала от сослуживцев, которые по разноголосой цепочке передавали: "Кажется, видели", "Да, вроде это был он", "Жив, здоров, передавал привет", — вспоминает женщина.

Через шесть лет службы в Дагестане семья переехала в Анапу, а после — на край земли, в Петропавловск-Камчатский. По военным меркам это место можно назвать "козырным": бригада находится в городской черте, благоустроенная служебная квартира, майорские звезды на плечах, служба в штабе. Казалось, можно выдохнуть, но в 2018-м его отправили в командировку в Сирию, а потом наступил февраль 2022-го.

"Я думала, что наконец смогу заняться карьерой: у нас сын — суворовец, дочка в детский сад ходит. Только убрала чемоданы на верхние полки, как началась СВО и муж одним из первых отправился на Украину", — вспоминает Юлия Минаева. Она призналась, что первые несколько дней была в растерянности. "Но поддержка тогда нужна была и мне, и всем. Так я стала заниматься общественной деятельностью, работать с семьями военнослужащих, собирать гуманитарную помощь. Понимая, что так всем будет легче".

Особенно сложно было в первые дни. Тогда в Союз женщин Камчатки, который одним из первых начал собирать гуманитарную помощь для защитников Донбасса, стали приходить и предпринимательницы, и пенсионерки.

"Все поражались, как хрупкие девочки таскают такие большие коробки, а мы без устали паковали и возили грузы, решали десятки оргвопросов, — говорит Юлия. — Параллельно я помогала женам сослуживцев моего мужа: у кого-то сгорели свечи зажигания в автомобиле, у кого-то — проводка, кому-то не с кем оставить детей… А дома ждала семилетняя дочь, которая постоянно спрашивала, когда вернется папа. Кстати, когда он прилетел, пробыв в зоне СВО почти год, она сказала: "Теперь я вообще все могу!" Мы вместе с девочками пережили много сложных моментов, и кажется, что теперь все могу и я".

Чтобы не хандрить в ожидании мужей со спецзаданий, жены камчатских военнослужащих проводят мастер-классы по рукоделию, организуют балы. "Дети наших ребят подходили ко мне и говорили: "Тетя Юля, смотрите — мама наконец улыбается. Какая она красивая", — рассказывает Юлия Минаева. — Девочки говорили, что я даю им силу, не подозревая, что и они мне ее дают".

Подставить плечо

Екатерина Васинкина из Саратова до прошлого года жила размеренно: воспитывала троих детей, работала преподавателем в Саратовском государственном техническом университете имени Гагарина, недавно защитила кандидатскую диссертацию. Все изменилось, когда почти сразу после объявления о мобилизации ее супруг, участвовавший во второй чеченской кампании, добровольно отправился на спецоперацию.

"Я была морально готова к такому решению мужа, так как с самого начала спецоперации он не раз писал в Минобороны — просил призвать его на службу. Чтобы мужу легче служилось, решили собрать на квадрокоптеры, приборы ночного видения, — рассказывает Екатерина. — Хорошо помогли коллеги — собрали часть суммы".

Когда гуманитарную помощь удалось отправить в часть, Екатерина стала по выходным помогать на складах с сортировкой гуманитарки. Там познакомилась с другими женами мобилизованных. Со временем ей предложили возглавить саратовский штаб Комитета воинов Отечества, и она согласилась.

"Мобилизация коснулась не только мужчин, но и нас — женщин, — откровенничает Васинкина. — У нас глава семьи — мой муж, все решения мы принимаем совместно. А остаться в одиночку с детьми, с бытовыми, социальными и финансовыми проблемами, с душевными ранами, наконец, — очень тяжело. Я это пережила и понимаю, как важно другим подставить плечо".

В работе саратовского штаба участвуют женщины почти со всей области. Они собирают и сортируют гуманитарные грузы — медикаменты, запчасти, оборудование. Все это каждую неделю отправляют на фронт. Руководство университета, где преподает Екатерина, выделило ей для этой работы отдельное помещение. Кроме того, представительницы штаба помогают семьям мобилизованных в юридических вопросах, выезжают с православными психологами к родственникам погибших, закупают коляски и детское питание для молодых мам.

Екатерина говорит, что недавно сама ездила в зону спецоперации с подарками бойцам на День защитника Отечества. Там ей удалось на несколько минут увидеться с мужем, который был против таких поездок. "Он объяснял, что только свыкся с мыслью, что мы далеко, что только душа начала успокаиваться. Тем более опасно, если оба родителя подвергнутся риску, — рассказывает Екатерина. — Но в итоге он все же дал мне добро, узнав о цели поездки".

Псковские традиции

Была творческая мастерская для мам и детей, а стала — настоящая швейная фабрика, где жительницы Пскова вяжут для российских военнослужащих носки, шьют балаклавы и лонгсливы. Координирует работу волонтеров профессиональная швея . Вместе с другими женщинами она работает волонтером при псковской службе помощи "Белый цветок", которая уже много лет действует при храме Василия Великого.

На звоннице Васильевской церкви несколько веков назад висел осадный колокол, в который звонили в 1581 году при виде шедшего на приступ войска . Тогда псковичи всем городом встали на защиту своей земли, а сейчас, рассказывает Наталья, большинство горожан сплотились, чтобы помогать русским солдатам, участвующим в СВО. В Пскове почти каждая семья связана с армией, ведь здесь дислоцируется 76-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия — старейшее из существующих соединений Воздушно-десантных войск России.

"Я сама — жена военнослужащего, муж больше 20 лет отслужил в армии. У кого-то из нас среди военных есть знакомые, у кого-то — родственники. Поэтому и раздумий не было — взялись за работу. Кто-то деньгами помогает, кто-то находит время, чтобы прийти сюда, связать что-то или сшить. У нас уже сложившийся коллектив: кто-то даже мыло варит, а одна женщина пряники пекла. Кто что умеет, тот тем и помогает".

Псковички занимаются шитьем раз в неделю, как правило, в мастерской одновременно трудятся от трех до пяти женщин. Для работы оборудовали помещение в цокольном этаже одной из многоэтажек. Начинали с теплых вязаных носков.

"Когда освоили вязание носков, решили — попробуем шить. Начали с балаклав, выкройку нашли. Отшили образцы, на мужьях и на знакомых мужчинах тестировали, что-то корректировали. А потом перешли на лонгсливы, теплые вещи на зиму, — говорит рукодельница. — Если считать в метрах, то мы уже больше сотни метров ткани перешили, купили не один рулон. С осени отправили больше 500 пар носков, около 200 балаклав".

Так и зовут — "мама Лера"

Что такое большая человеческая беда, Валерия из Краснодара узнала в 2012 году во время наводнения в Крымске, где была волонтером и помогала пострадавшим. Затем, когда в 2014 году на Украине обострилась политическая ситуация, жительница южного города активно участвовала в приеме и размещении беженцев, некоторые из них стали ее друзьями.

"Я была обычным чиновником. Мы встречали беженцев, делали какую-то рутинную работу, а у меня в голове роились вопросы: "А как будут жить эти люди? Чем я могу им помочь?" Всякое бывало: и размещала людей у себя дома, и помогала с пропиской, документами, трудоустройством. Так обрела близкую подругу Ирину: она эвакуировалась из Светлодарска (ныне Донецкая Народная Республика — прим. ТАСС), приехала в слезах, без вещей, без документов, жила тогда у меня. Сейчас она уже получила российское гражданство, вышла замуж, живет в одном из регионов России. Так несчастье счастью помогло".

С началом спецоперации Валерия решила, что должна помогать российским военнослужащим. Осознание пришло, когда отправила в зону СВО посылку для своего зятя. "Зять — мое золотце, сыночек мой. Он — сотрудник , его отправили туда сразу, 24 февраля 2022 года. Когда мы узнали, что можно передавать посылки, начали с дочерью собирать ему гостинцы. И я так отчетливо представила, как он будет разбирать нашу посылку вместе с ребятами, а не всем ведь гостинцы из дома присылают. И знаете, так защемило сердце".

Остаться равнодушной женщина не смогла. Сначала на свою зарплату собирала ребятам посылки, затем создала в мессенджере группу для сбора гуманитарной помощи для участников СВО. Женщина включила туда своих друзей, однако затем круг единомышленников стал разрастаться. Сейчас в эту группу входят сотни людей из разных регионов России.

"Кто мед пришлет, кто передаст термобелье, колбасу, сало, чай, кофе или конфеты. А кто-то деньги отправляет на покупку продуктов и предметов первой необходимости, — рассказывает Валерия. — Я уже не менее десяти раз ездила с гуманитарными грузами в зону проведения СВО. Как самый дорогой подарок храню в телефоне фотографии и видеозаписи, сделанные на память с российскими военнослужащими. Ребята радуются не только посылкам, но и общению с волонтерами, которые приезжают их поддержать".

Валерии помогают и отдельные люди, и целые организации. "Я выросла в детском доме, где у нас все было общее, где мы друг друга поддерживали. Я считаю, что добро нужно не только принимать, но и отдавать, — делится женщина. — Я многих ребят, которые там находятся, знаю, для меня все они — тоже мои дети, некоторые так меня и называют — "мама Лера". И главным подарком на Восьмое марта для меня было бы сплочение россиян в желании помочь тем, кто выполняет свой долг перед Родиной".

"Много тех, кто русских ждал"

из Краснодара сразу, как только это стало возможно, начала возить гуманитарную помощь на освобожденные территории. Говорит, что, когда началась специальная военная операция, решение пришло мгновенно: нужно доставить продукты мирным жителям, узнать, в чем нуждаются бойцы ополчения.

"В марте 2022 года мы сели в машину и поехали, — вспоминает Артемьева. — Везли около трех тонн продуктов в Куйбышевский район Донецка, на тот момент самый обстреливаемый. Тогда я впервые надела бронежилет и каску. Приехали: люди выстроились в очередь, мы раздали продукты, в госпиталь в Горловке передали лекарства. Узнали, что нужно ополченцам: какие бронежилеты, какой степени защиты. С тех пор и договорились, что будем постоянно возить туда гуманитарную помощь".

В родном Краснодаре Анна возглавляет агентство социальных коммуникаций, участвует в благотворительных проектах. Ей удалось сформировать сообщество бизнесменов-единомышленников "Добро и Дело", которое оказывает гуманитарную помощь мирным жителям освобожденных территорий и российским военнослужащим. За время работы фонда в зону проведения спецоперации доставили около 550 тонн гуманитарной помощи. Представительства фонда есть в ДНР и ЛНР.

Артемьева рассказывает, что без неприятных встреч с украинскими боевиками, конечно, не обошлось. "В Северодонецк (Луганской Народной Республики — прим. ТАСС) мы приехали на следующий день после его освобождения. Гуманитарная колонна следовала по городу, а в Лисичанске еще стояли вооруженные силы Украины. Нас отследили и ударили. Случайно повезло: мы увидели пожилых женщин во дворе, остановились и пошли к ним, чтобы узнать, нужны ли им продукты. И в этот момент, впереди по маршруту следования колонны, был прилет. То есть если бы мы не остановились, то, наверное, сейчас с вами и не разговаривали".

Порой гуманитарную помощь мирному населению приходилось разносить по подвалам, потому что люди боялись выходить наружу. "Если честно, там суета такая, что, когда меня спрашивают: "Плачешь ли ты там от всего увиденного?", я отвечаю, что мне некогда, — добавляет Анна. — Но знаю, для кого мы все это делаем. Например, в Лисичанске живет Зинаида Евгеньевна — двоюродная внучка Маршала Советского Союза . При нашем первом знакомстве она рассказывала, как встречала российских военнослужащих с цветами, срезав все розы в палисаднике у пятиэтажного дома, как бросала цветы на военные автомобили. Или один пожилой мужчина рассказывал, как провел колонну с российскими военнослужащими через брод, когда в окрестностях еще стояли украинские войска. Там много тех, кто русских ждал".

Ульяна Бакуменко, Алена Задворная, , Екатерина Савина