Ещё

«Он вел свой род прямо от царя Соломона и царицы Савской» 

«Он вел свой род прямо от царя Соломона и царицы Савской»
Фото: Lenta.ru
Все помнят «Золушку»: простая девушка отправляется на бал, встречает там принца, а в финале, как водится, играют свадьбу. Оказывается, такое бывает не только в сказках. Современная версия этого сюжета начинается в американском клубе, а заканчивается в православном храме. «Лента.ру» разобралась в этой необычной истории.
В 2005 году Ариана Остин и ее подруга Джами пошли в вашингтонский клуб Pearl. Там к ним подошел самонадеянный тип, которого они никогда раньше не встречали. Он попытался понравиться девушкам. «Вы будто сошли с рекламы джина Bombay Sapphire», — сообщил он. Сомнительный комплимент не впечатлил их. Однако странный парень не терял уверенности в себе и вскоре объявил, что Ариана все же станет его девушкой. Он не ошибался.
«По его точеному лицу, окаймленному черной вьющейся бородкой, по большим полным достоинства газельим глазам и по всей манере держаться в нем сразу можно было угадать принца. И неудивительно: он был сын раса Маконнэна, двоюродного брата и друга императора Менелика, и вел свой род прямо от царя Соломона и царицы Савской», — написал в 1913 году поэт , когда во время путешествия по Африке встретил будущего императора Эфиопии Хайле Селассие I.
Именно его правнук стоял перед Арианой на танцполе Pearl. Впрочем, тогда она об этом даже не подозревала. О его библейской родословной девушка узнает гораздо позже.
Царица Савская, которая приехала в Иерусалим к израильскому царю Соломону с дарами и загадками, упоминается в Ветхом завете. Через девять месяцев она вернулась в собственное государство. О том, что было дальше, в Библии ни слова, но эфиопские предания утверждают, что у нее родился ребенок. Царица назвала его Менелик — сын мудреца. Императоры Эфиопии считали его основателем своей династии.
Спустя 222 поколения на свет появился Хайле Селассие — последний император Эфиопии. Он правил своей державой сорок лет и считался одним из богатейших людей мира. Ему принадлежали золотые прииски, железные дороги, фабрики и заводы в разных странах. На счета императора в швейцарских банках поступали миллиарды долларов. Приверженцы растафарианства считали его своим мессией — воплощением бога Джа.
Так продолжалось до 1974 года, когда в Эфиопии произошел государственный переворот. Семья императора бежала в Европу, но опасность грозила ей и там. За наследниками царя Соломона охотились агенты новых властей страны, поэтому потомкам Хайле Селассие приходилось часто переезжать с места на место. 1982-й год застал внука последнего императора Эфиопии в Риме. Там у него родился младший сын — Джоэль Маконнэн. Маленький принц рос в Швейцарии и Франции, а в 2003 году приехал в Соединенные Штаты и поступил в университет в Вашингтоне.
Джоэль не сразу рассказал Ариане о своем благородном происхождении. Однако новый знакомый сразу удивил девушку знанием истории и эрудированностью. «Он говорил о довольно серьезных для такого молодого человека вещах», — вспоминает девушка.
У них быстро завязались романтические отношения, но жертвовать ради них учебой и карьерой им не хотелось. «У нас обоих было чувство, что это наша судьба. Однако я знал, что мне пока предстоит заняться другими вещами», — говорит Джоэль. На какое-то время они сосредоточились на образовании, но всегда поддерживали связь друг с другом.
В 2006 году Джоэль окончил университет, и после шестимесячной стажировки во Франции уехал на родину. Вместе с дядей принц основал благотворительную организацию, которая помогала эфиопской молодежи получать деловые и образовательные возможности. Затем он вернулся в Соединенные Штаты, чтобы получить юридическое образование. Джоэль входит в совет директоров отеля в Аддис-Абебе, который построил его прадед — это часть его императорского наследства.
Ариана тоже не теряла время. Во время разлуки она окончила и получила степень магистра искусств. Затем она стала куратором современного искусства в Вашингтоне и с подачи Джоэля организовала фестиваль искусств «Ночная жизнь». Карьера девушки стремительно развивалась, и вскоре она стала заведовать вопросами филантропии в организации Rockefeller Philanthropy Advisors.
Джоэль и Ариана редко виделись, но всегда поддерживали друг друга во всех начинаниях. Люди, которые их знали, не сомневались в том, что они будут вместе. Почти через 10 лет после знакомства пара встретилась вновь и решила больше не расставаться.
В День святого Валентина Джоэль купил бриллиантовое кольцо и поехал к Ариане делать предложение. Он остановился перед дверью с воздушными шарами в руке и взволнованно постучал. Никто не ответил. Он продолжил колотить в дверь, но она так и не открылась. Пришлось уйти ни с чем.
Ариана все слышала, но чересчур громкий стук напугал ее. Девушка решила, что в дом рвутся грабители и спряталась. «Она думала, что кто-то ломится в дом. А это был лишь бедный парень, который пытался сделать ей предложение», — вспоминает ее отец.
Через несколько часов принц вернулся, и на этот раз Ариана пустила его в дом. Он протянул ей кольцо и сказал: «Давай пройдем этот путь вместе». Она ответила: «Самое время».
Пара рассказывает, что их семьям в процессе слияния пришлось столкнуться с некоторыми трудностями из-за различия религий и традиций. Наследники эфиопской династии исповедуют православие, а родственники Арианы — католики. И тем не менее они нашли компромисс, тем более что общего тоже хватает. Обе семьи сходятся в глубоком уважении к семье и браку.
Свадьбу договорились провести по обряду эфиопской . Для этого Ариана приняла православную веру жениха. Однако в церемонии присутствовали и элементы католических свадебных обычаев. Например, к алтарю Ариану вел отец. Во время эфиопского венчания так не делают.
Свадьбу Джоэля и Арианы назначили на 11 сентября — по легенде, в этот день царица Савская вернулась из Иерусалима. Празднование началось с церемонии в церкви в Темпл-Хиллз. Православный храм был наполнен запахом ладана. Венчание проводили 13 священнослужителей.
На официальный прием во дворце бракосочетания Foxchase Manor пригласили 300 гостей — политиков, послов, ученых и деятелей культуры. Мэр Вашингтона Мюриел Баузер не смог присутствовать, но отправил молодоженам свои наилучшие пожелания. Играли хиты и Боба Марли, а столы ломились от традиционных эфиопских кушаний. Гостям подавал гайанский пирог — этим невеста оказала почтение и своим предкам. Ее дедушка по материнской линии был лорд-мэром столицы Гайаны — города Джорджтаун.
Сразу после свадебной церемонии молодожены переехали в новые апартаменты в Вашингтоне. Кто бы мог подумать, что такая история могла начаться в обыкновенном клубе. «Никто не ожидает встретить там человека, за которого выйдешь замуж», — заметила подруга новоиспеченной принцессы. А уж королевскую особу — тем более.
Видео дня. Раскрыт секрет идеального шашлыка
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео