Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Из «Гаража» на бал

Светская жизнь
В предыдущей колонке о состоянии светских дел было замечено: светская жизнь была настолько культурной, что ей пришлось переместиться в Санкт-Петербург. Как ни странно, на минувшей неделе случилось то же самое — массовый выезд в культурную столицу, но теперь уже в поисках утраченного: десятилетие свадьбы четы Шеляговых и бал ювелира вовсю эксплуатировали пафос великого имперского прошлого. Впрочем, тут же, в Музее Фаберже , открылась выставка «Модильяни, Сутин и легенды Монпарнаса», то есть что-то культурное все же происходило. В Москве тем временем эксплуатировали современность для светских нужд: проект «Сноб» вручил собственную премию «Сделано в России», бренд Moncler ужином отметил свое партнерство с музеем «Гараж», бренд Tumi поддержал беседу заядлых путешественников и , Alexander Terekhov представил коллекцию новогодних нарядов, разобраться с которыми покупательницам помогали хорошие подруги и , а Baccarat дал золотую вечеринку с целью поддержания предновогоднего куража у собственных клиентов.
Проект «Сноб» со словами «акционеры и начальники приходят и уходят, а мы продолжаем» поставил целый спектакль в интерьерах Новой Третьяковки. В абстрактной, но вполне доступной форме был переосмыслен весь постреволюционный век с цитатами Маяковского, Королева, Солженицына. В ткань представления удивительно ловко вплели регулярные для этой премии номинации. Гран-при за режиссера принимала актриса : «Это какая-то трагическая ошибка, что Кирилл не стоит здесь. Страшное непонимание. Мы, как зрители в старом греческом театре, смотрим, чем же закончится эта трагическая история». Новый главред
snob.ru
Станислав Кучер пояснил, что Гран-при — единственная номинация, победитель в которой выбирается не голосованием зрителей, а внутри самого проекта. И вот редакция выбирала между Кириллом Серебренниковым и , но обстоятельства сложились всем известным образом, и выбора, в общем, не стало.
В особняке Смирнова финансист Марк Гарбер с терпением и лукавством психиатра задавал вопросы режиссеру-документалисту Сергею Ястржембскому. В том числе о напитке аяуаска — господин Ястржембский признался, что лично проходил ритуал употребления уже восемь раз, а его супруга даже организует туры для интересующихся. «Прежде чем пробовать, проконсультируйтесь с врачом»,— все же приструнил свидетелей беседы профессиональный психиатр-нарколог Гарбер. Когда разрешили вопросы из зала, инициативу взяла профессиональный журналист . Она, похоже, решила задать вопросы, которые давно в ней копились. В итоге свой уход из господин Ястржембский объяснил резким сокращением числа международных саммитов: «А я как международник больше всего любил ими заниматься».
Череда петербургских мероприятий шла от частного к общему. Началось с десятилетия свадьбы главы ГБУ «Ритуал» Олега Шелягова и его супруги Виктории. Люди они экстравагантные, не чуждые танцам на столах (особенно супруг) и переодеваниям (особенно супруга). Так что гости Владимирского дворца не смели удивляться обрушившемуся на них развесистому а-ля рюс. Супруги более или менее четко скопировали наряды княгини Елизаветы Федоровны и Феликса Юсупова со знаменитого «Русского бала» в честь 290-летия дома Романовых, прошедшего в в 1903-м. Там, где у Романовых балерина танцевала в «Лебедином озере» в постановке Петипа, на празднике у Шеляговых сама супруга исполнила камаринского. Были и цыгане, но без медведей. Медведь появился в «Астории» следующим вечером на Tiara Ball Петра Аксенова. Дресс-код был строжайший — кокошник или тиара от ювелирного бренда организатора бала и непременно светлое платье в пол. Развлекательная часть вечера переосмысляла, кажется, диснеевский мультик «Анастасия» — танцовщик в образе пытался похитить имперскую корону у семейства Романовых. В семье почему-то были только дочки. В основном гостьи бала нарядились царевнами, госпожа Шелягова — шальной императрицей Екатериной II в лучшие годы. Словом, устроить себе собственную «Матильду» может каждый, ну почти.
Завершался вечер, как и полагается, танцами. Однако терзать гостей мазурками и полонезом задачи не было, так что ювелирные кокошники спорили в блеске с диско-шаром под «Billie Jean» Джексона.
В это же время защитник «Матильды» глава открывал выставку в Музее Фаберже. В музее собралось очень много гостей, среди которых , , , , Юлия Визгалина, , и всех их, так сказать, попридержали, чтобы министр смог осмотреть экспозицию свободно. После его ухода директор музея жонглировал перед гостями вернисажа цифрами. Например, страховая стоимость коллекции «немножко не дотягивает до $1 млрд», и это всего третья выставка в истории коллекции — предыдущие 70 лет наследники коллекционера держали ее под замком.
Евгения Милова, обозреватель “Ъ”