Ещё

«Шприц с крыльями». Пчеловод о том, что чем полезна апитерапия 

Фото: АиФ Ставрополье

Апитерапией житель Железноводска Дмитрий Чернов увлёкся всего год назад, а до этого активно занимался общественной деятельностью. Почему разводить пчёл полезнее и интереснее, чем сражаться с ветряными мельницами, Дмитрий Чернов рассказал «АиФ-СК».

Родовая память

Светлана Болотникова, «АиФ-СК»: Дмитрий, в прошлом вы были оппозиционером. Давно ли вы занимаетесь пчёлами и стали пасечником?

Дмитрий Чернов: Четыре года назад у меня появился первый улей. Я увидел пчёл у товарища на даче, и во мне проснулась родовая память: у родственников была пасека, когда мы жили в Грозном. Начал помогать другу, нарабатывать навыки, и теперь у нас уже 60 ульев. Занимаемся не только пчеловодством, но и апитерапией.

— Почему заинтересовались этим?

— Распространена практика, когда врач принимает решение выписать тот или иной препарат только потому, что к нему заходил торговый представитель фармацевтической компании. Немало, думаю, сейчас и поддельных лекарств. Больной человек просто попадает в тупик.

Сейчас у меня маленькие дети, и чтобы не работать на аптеку, я пошёл учиться. С помощью продуктов пчеловодства поднимаю иммунитет своих близких.

— А где учат апитерапии?

— На постсоветском пространстве есть два крупных учебных центра — в Санкт-Петербурге и Киеве. Я учился на Украине, на курсах в Институте пчеловодства имени П. И. Прокоповича. Нам рассказывали о стандартных методиках. По-научному лечение пчелиным ядом называется апитоксинотерапия. По сути, пчела — это летающий шприц с природными лекарствами.

Зарабатываем мы на мёде, а апитерапией занимаемся бесплатно.

На что сертификат?

— Вы утверждаете, что разработали несколько биологически активных добавок из натуральных веществ. Но ведь чтобы разрабатывать препараты, нужно фармацевтическое образование?

— Все продукты пчеловодства и их воздействие на человека давно изучены. Единственное наше новшество — методики извлечения природных компонентов для мелкосерийного производства. Мы взяли их из исследований, которые в своё время проводил «Кисловодский пчелосовхоз». Когда извлекаешь маточное молочко, оно даже при глубокой шоковой заморозке хранится всего лишь полгода.

— То есть мёд, смешанный с маточным молочком, который можно встретить в продаже, бесполезен?

— Мёд выступает консервантом, но он сохраняет мизерное количество полезных свойств маточного молочка. Экологическая организация, в которой я состою, отправляла образцы мёда с одной из «Ярмарок мёда», кочующих по ставропольским городам, в петербургскую лабораторию. Я взял у разных продавцов 10 образцов, в том числе и якобы с маточным молочком. Лаборатория дала заключение, что всё это разнообразие из мёда подсолнечника, подкрашенного и ароматизированного химическими веществами. При этом половина красителей, которые в них использовались, запрещены к использованию в пищевой промышленности на территории России. Некоторые образцы, как выяснилось, подвергалась термообработке.

— Вы сообщили об этих результатах в Роспотребнадзор?

— У всех продавцов были сертификаты. Это говорит о том, что официальные методы контроля неэффективны. Сертификат ты получаешь на один вид мёда, а торгуешь другим.

Нажужжат колыбельную

— Вы говорите о пользе продуктов пчеловодства, но мёд может стать и виновником аллергической реакции.

— Считается, что только 1-2% жителей планеты имеют аллергию на мёд и другие пчелопродукты. Но при этом перга — пережёванная пчёлами ферментированная пыльца — аллергии не вызывает.

В апитерапии, кстати, мы используем и другие продукты: прополис, забрус — крышечки, которыми пчёлы консервируют и запечатывают соты. Но самое интересное — это сон на ульях. Человеку после сеанса апитоксинотерапии нужно побыть в покое. В деревянном апидомике, который мы поставили, он может поспать на ульях около часа. Пчёлы из летков (отверстий в улье) вылетают сразу на улицу. «Пациент» же получает одновременно четыре лечебных эффекта: массаж от микровибрации в ульях, воздействие положительно заряженных ионов, которые создают пчёлы, вдыхание пыльцы, витающей в воздухе, и фазу короткого сна.

— И кем вы себя теперь считаете? Пчеловодом-знахарем?

— Я предприниматель, но при этом продолжаю заниматься общественными делами. Я понял, что борьба со взяточничеством и коррупцией не приносит никакого эффекта. Это всё равно, что сражаться с ветряными мельницами. А когда я поставил улей на опушке леса, я вижу результат. Пчёлы лучше опыляют растения — появляется больше семян, больше прорастает зелени, а она в свою очередь помогает удерживать влагу в почве, предохраняет от эрозии, способствует образованию чернозёма. С помощью пасек можно решать экологические проблемы. Там, где стоят мои ульи, находится зона формирования источников минеральных вод, и я понимаю, что моя работа приносит реальную пользу людям.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео